• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:49 

Юг и Север. Глава XXV

Глава XXV
Прощание


– Ваш заказ готов, – лавочник вынес небольшую коробочку.
– Благодарю, – бросил Винсент, забирая футляр.
Ретэ неторопливо возвращался домой, в еще не так давно теплый и уютный, а ныне холодный и отчужденный дом. Голова была забита жалящими мыслями.
Он услышал об этом два дня назад. Сейчас это держат в тайне, но если так продолжиться дальше, неизвестно, во что это все выльется. Нападение… Крупный черный зверь в центре города… Пострадал один из высоких армейских чиновников, но возможно метили выше.
При всем желании Винсента, он просто не мог закрыть на такое глаза. Нет, он не сомневался, что это не Лео. В своем друге, хотя тот и был сейчас далек от него, он был полностью уверен. А значит, остается один возможный вариант. И причины вполне ясны. Они применили свое живое оружие. Все это выльется в катастрофу.
Нет, такое нельзя игнорировать! Но что он может сделать?
Винсент усмехнулся. Сейчас он был один в доме. Ретэ достал футляр и открыл его. Отлитые серебряные пули. По его заказу… Пришлось доплатить за быстроту выполнения. Нельзя иначе… Неужели дошло до этого? Если все зайдет слишком далеко, он выстрелит и выстроит непреодолимую стену между ним и Лео. Он навсегда потеряет друга, но и поступить по-другому он тоже не сможет. Лео не простит… Это будет конец. Винсент вытащил оружие и зарядил его.
Видимо, старый ворон прав: эта история не кончиться хорошо. Так или иначе, развязка близка…
В тот день Винсент допоздна задержался на службе. На него свалилась огромная масса документов, с которыми нужно было разобраться. Многие требовали подписи ее величества принцессы Октавии. Она тоже часто чуть ли не ночевала в казначействе. Этот день был из подобных, но в кабинете Ретэ ее не нашел. Винсент усмехнулся: развитое волчье чутье частенько помогало ему в решении мелких бытовых проблем. Мелочь, а приятно. Хотя сейчас это вызывало грустные мысли… Октавию он нашел в небольшой аллее позади здания.
– Госпожа Октавия, – позвал он дочь императора.
– Винсент, – принцесса обернулась. – Ты уже закончил?
– Да, ваше высочество. Но во многих бумагах требуется ваша подпись.
– Неплохо. Как хорошо, что у меня есть такой помощник, как ты. Столько лет прошло с тех пор, как мне отдали это ведомство. С диким рвением я взялась тогда за эту работу. Но как же мало я тогда могла! А ведь я должна быть опорой своему отцу и старшему брату, особенно старшему брату. Ведь Виктор – наследник. Ему нужна крепкая опора в будущем. На кого он может еще положиться, как не на меня? Николай пока слишком юн, но со временем он тоже займет свое место возле старшего брата. Как же хорошо, что еще есть Анри. Наверное, странно это слышать от законных наследников, по отношению к такому, как он. Анри… Он не носит нашей фамилии, но его помощь неоценима. Благодаря ему у меня теперь есть талантливый и усердный помощник. А это лишь малая часть… Все же с Виктором он взаимодействует чаще. Со мной наверняка тяжело работать, я очень много требую от своих подчиненных.
– Это честь – работать с вами. И думаю, это место как раз мне подходит…
Неожиданно слух Винсента уловил тихий неясный шорох. Дворянин замолчал и насторожился, напрягая все свои органы чувств. Это заметила Октавия и тоже насторожилась.
– Винсент? – едва слышно прошептала она.
– Здесь кто-то есть, – в этом молодой оборотень уже не сомневался.
Неизвестный понял, что его обнаружили. Раздалось гулкое рычание. Огромный прыжок, и на тропе перед ними возник крупный черный волк. Зеленые глаза горели в темноте. На крепкой шее серебром отливал ошейник с затейливым узором. Винсенту уже доводилось видеть похожую вещицу, и он ее узнал. Это была постоянная деталь одежды Берта, хоть и по размерам он и не совпадал, но Ретэ не сомневался.
Зверь оскалился и прыгнул, но Винсент и Октавия тоже не теряли время даром. Схватив Октавию за руку и увлекая ее за собой, Ретэ отскочил в сторону. К своему ужасу он только сейчас обнаружил, что эта бойцовская тварь преградила им путь к возможному отступлению – к зданию казначейства. В доли секунды зверь развернулся, готовый для нового прыжка, но Винсент уже успел достать припрятанное оружие. Раздался выстрел. Зверь взвыл. Винсент практически не целился, потому всего лишь оцарапал животное.
– Бесполезно, это оборотень, – выдохнула Октавия, обнажая из ножен тонкий клинок, что находился у нее за поясом. – Нужно серебро или что-нибудь посильнее.
– Вы тоже так думаете? – удивился Ретэ.
– Он еще спрашивает! – бросила Октавия, не спуская глаз с собирающегося напасть волка.
Винсент снова выстрелил, стараясь хоть ненадолго отогнать животное на безопасную для них дистанцию.
– Вот и подарок Виктора пригодится, – усмехнулась девушка. – Должно подойти…
– То есть?
– Зачарованный меч. Сильная магия. С таким и против оборотня можно потягаться.
– Хорошо, если так. Пули тоже подействуют.
– Серебро?
– Да.
– А вы предусмотрительный, Винсент. Целились бы лучше – цены б вам не было, – произнесла Октавия. – Я не такой мастер, который мог бы спокойно вступить в битву со зверем.
Одним прыжком зверю удалось разделить двух коллег. Но взор свой он направил не на девушку. Винсент хорошо стрелял, у него было время прицелиться. Один быстрый щелчок, и все будет кончено. Тогда почему он медлит? Почему предательски дрожит рука? Почему этот ненавистный зверь так похож на него… Такого сейчас далекого и недосягаемого… Как все глупо…
Берт не стал медлить. Винсент слишком поздно очнулся от забытья и едва смог спастись от смертельных когтей и клыков волка. И из-за этого он умудрился потерять свое единственное спасительное оружие. Поднять выроненное ему, естественно, не дали времени.
– Вот теперь наши дела совсем плохи, – девушка оказалась рядом.
– Вы еще можете успеть спастись.
– Он не даст нам такой возможности.
Винсент обнажил меч. Это было самое обычное оружие, такое сейчас бесполезное… Но больше у него ничего не было. Как жаль, что здесь нет перекрестка, ему не обратиться. Видимо это все…
Зверь пригнулся, готовясь к решающему прыжку. Но его намеченная цель так и не была достигнута. Черная тень метнулась на перерез и сбила его с ног. Волк, заметно крупнее Берта, вцепился в меньшего собрата. Черный клубок вцепившихся тел с ревом метался по земле. Злобное рычание, поскуливания и писки. Тела разъединились. Берт отскочил от своего нового врага. Второй волк оказался прямо перед Винсентом и Октавией, демонстративно оскалившись на врага. Было видно, что Берту не по себе. Он встал в оборонную стойку, но его тело невольно дрожало перед явно превосходящим противником, а из пасти вырывались поскуливания.
Прыжок, и два волка снова сцепились в битве не на жизнь, а на смерть. Крупный хищник подминал под себя Берта. Хруст… Фигуры животных расцепились. Тело Берта осело, из пасти вырвался сдавленный хрип. Это была агония. Его более сильный собрат не отрывал горящих глаз от происходящего. Когда Берт дернулся в последний раз, оставшийся в живых волк вскинул морду к небу. Этот момент навсегда вырезался в память Винсента, такого он никогда не слышал. Дикая гамма эмоций смешалась в волчьем вое. Гнев, отчаяние, ненависть, скорбь, страх, бессилие что-либо изменить… Все это захлестнуло Ретэ, заставило его сердце сжаться в комок.
Опустив морду, волк бросил на Винсента печальный взгляд и скрылся в тени.
Вспышка света, и вместо поверженного зверя на земле лежало тело бездыханного молодого юноши. Берт…
– Значит, ноги все-таки растут из Сола, – словно откуда-то из далека донесся до него голос Октавии.

***

Винсент неуверенно переступил порог дома. Как только Октавия оказалась под надежной защитой прибывшей охраны, Ретэ, наплевав на все формальности и правила, бросился сюда. Он слышал отголоски воя, пронзающего душу, зов, на который неосознанно откликнулось сердце. Он боялся опоздать…
И вот, он здесь. Лео был дома. Теперь Винсент в этом не сомневался. Дворянина охватила робость. Неуверенно он открыл дверь, за которой его ждал маг. В том, что тут дожидались именно его, можно было не сомневаться.
Поджав ноги, Лео сидел в кресле. Пустой безразличный взгляд, устремленный на огонь в камине.
– Лео? – голос Ретэ предательски дрожал.
Тишина.
– Ты ведь звал меня? – продолжил дворянин.
– Я звал всех, – раздался ответ.
Непонимающий взгляд Винсента. Лео же так и не отвел взора от пламени.
– Я позвал и получил ответ. Ответили трое.
– Значит, кроме Берта, есть еще двое.
– Четвертое и пятое поколение, – Лео сполз с кресла на ковер и наконец перевел взгляд на дворянина. – Я тебя ждал…
– Знаю… Прости, из-за меня тебе пришлось…
– Бред, – резко отрезал маг. – Даже слышать не хочу. Не тебе надо извиняться. Я гнался за иллюзией, не хотел взглянуть правде глаза… Здесь уже было поздно что-либо исправлять. Спасибо, Винсент.
– За что?
– За то, что не выстрелил.
– Я стрелял.
– Я знаю, как ты стреляешь. Ты мог бы убить и с первого выстрела. Вместо этого – всего лишь царапина. И потом, ты прицелился… У тебя было время, но ты этого не сделал. Лишь из-за далекого со мной сходства… Знаешь… когда я увидел в твоих руках оружие с серебряными пулями, меня охватила такая ярость… Не хочу от тебя сейчас ничего скрывать. Если бы ты выстрелил – я бы убил тебя, а не его. И это, несмотря на то, что я прекрасно понимаю, что прав был ты… К чему бы это привело? Не знаю… Я не простил бы тебя, Винсент. И себя бы тоже не простил. Винсент, ты единственный по настоящему дорогой мне человек, что у меня остался… Я… я…
Быстрое движение, и Лео оказался в объятиях Винсента, крепко прижимавшего к себе старшего оборотня. Лео выдохнул и уткнулся в его плечо.
– Но есть виновные… – произнес после долгого молчания Лео. – И еще осталась моя кровь…
– Лео…
– Нет, Винсент, – маг отстранился от дворянина и отошел в сторону. – Я не стану больше строить напрасные иллюзии. Я лучше обреку свою собственную семью на вымирание, чем на такое вырождение. Все, кто станут на моем пути исчезнут… Сотру… в пыль…
– Подожди, Лео, ты…
– Прости, но мне придется уйти. Я не могу закрыть на все это глаза.
Воцарилось тишина. Первым прервал молчание Ретэ:
– Тогда я пойду с тобой.
– Исключено!
– Почему?! Мы связаны друг с другом, ты сам так говорил. Ты дорог мне, я люблю тебя! – задыхаясь, произнес Винсент.
Лео взглянул на него с нежностью и сожалением.
– Я тебя не брошу! Вместе мы… – тихо продолжил дворянин, но Лео покачал головой.
– Нет. Это только мое дело. Я заварил кашу, мне и расхлебывать!
– Не взваливай все на себя!
– Послушай меня, Винсент. Ты должен остаться здесь. Это очень для меня важно. Я сам должен разобраться со свои прошлым, либо быть погребенным под его обломками. Если мне все удастся… Если я смогу навсегда оставить это позади… Я хочу, чтобы было место, куда бы я мог вернуться… Не холодные чужие стены, нет… Что-то родное и теплое… дом… и ты… Винсент, пожалуйста обещай, что не будешь меня искать. Я хочу знать, что ты в безопасности, потому что тоже люблю тебя… Обещай…
– Но, Лео…
– Я прошу тебя… Умоляю, Винсент…
Лео подошел вплотную. Его глаза буравили дворянина.
– Пожалуйста… – выдохнул Лео в губы Винсента.
Маг был так близко, очень близко. Его глаза выжидающе смотрели на Винсента. И дворянин не удержался. Он нежно коснулся таких желанных губ, сминая их поцелуем. Лео не ответил, но и не сопротивлялся. Когда Винсент разорвал поцелуй, маг тихо прошептал:
– Обещай… – в глазах была все та же твердость.
– Лео… – дворянин аккуратно провел рукой по его лицу.
– Обещай.
– Хорошо, – выдавил дворянин, сдаваясь под напором горящих глаз.
Лео улыбнулся своей прежней лукавой улыбкой, как же он по ней скучал. В глазах мага засверкали озорные огоньки. Он обнял одной рукой Винсента за шею, притягивая к себе, и впился в его губы. Лео целовался страстно и пылко, так же, как и все, что он делал. Но Винсент не собирался сдаваться под его напором. Они целовались, целовались, целовались. Их поцелуи были такие же, как и их привычные отношения, вечные столкновения и противостояния. И как всегда никто не хочет уступать. Рука Винсента уже давно обвилась вокруг талии его любимого шумного соседа, а вторая вовсю бродила по его телу. Лео прижимался все ближе, хотя казалось ближе уже невозможно.
Лео сдался, позволив Винсенту вести. Дворянин начал целовать мага в висок, за ухом, чуть ли не вылизывать шею. Лео откинул голову, открывая еще больший участок шеи. Винсент жадно покрывал поцелуями открытые участки тела сольца, одежда стала жутко мешать. Его счастье все это время было рядом, а он праздно его не замечал. И только когда он понял, что теперь он видит Лео, возможно, в последний раз, он окончательно осознал, насколько тот ему дорог.
С губ Лео вырвался тихий стон.
– К тебе или ко мне? – прошептал Винсент и тут же был повален на пол.
Лео оказался сверху.
– Долго, – фыркнул Лео, принимаясь освобождать аристократа от верхней части одежды.
Они снова слились в поцелуе, руки мага проникли под одежду.
– Какой нетерпеливый, – выдохнул Винсент. Ловкие ручки уже стащили с него одежду.
Винсент подмял под себя мага и резким, порывистым движением сорвал с него рубашку и невольно залюбовался своим южным бесценным сокровищем. Бархатная смугловатая кожа с едва ощутимым бронзовым отливом, растрепанные, спутанные волосы, губы, заметно припухлые от поцелуев, лихорадочно блестящие, потемневшие глаза… Из-за него, Винсента… Он мог бы любоваться им бесконечно, если б не отрезвляющий толчок в бок. Что ж, раз так… Винсент, едва не задыхаясь, начал оставлять влажную дорожку поцелуев по всему телу Лео. Дойдя до низа живота, дворянин стянул с него штаны и накрыл губами возбужденный член, провел языком по розовой головке. Громкий стон вырвался из уст Лео, ставший еще тяжелее и громче, когда Винсент начал двигаться. Урожденный оборотень изгибался и тяжело дышал, Винсент не останавливаясь гладил внутреннюю сторону его бедер. Когда дворянин выпустил его, стоны сменились недовольным возгласом. Выдохнув, маг притянул дворянина к себе, сильнее раздвигая ноги и вылизывая его пальцы. Таково откровенного приглашения Винсент даже не ждал. Он прижал сольца к себе, едва ли не до крови впиваясь в его губы и вводя один палец. Лео зашипел. Винсент подождал, пока он немного привыкнет, и начал медленно растягивать проход. Постепенно к первому пальцу добавился второй, затем третий. Когда он их вынул, раздался еще один недовольный возглас Лео. Винсент начал медленно входить в него. Маг вцепился в Винса, расцарапывая плечи, и больно прикусил мочку его уха.
– Ты мне ухо сейчас откусишь, – прошипел Винсент.
– Сам виноват, мог бы и поаккуратнее, – зарычал Лео.
Винсент начал медленно двигаться, постепенно наращивая темп. Лео стонал и извивался в его руках. Винсент накрыл рукой его член, двигаясь в такт. Напряжение возрастало неотвратимо, глубже и глубже погружая обоих в омут сладкой муки. Винсент кончил первым, полностью изливаясь в Лео, доводя до разрядки и его. Обессиленный дворянин рухнул на мага, зарывшись носом в его волосы и втягивая любимый знакомый запах.

***

– Когда ты собираешься выезжать? – спросил Винсент.
– На рассвете, – донесся ответ Лео.
– Сдурел? Хочешь собраться за несколько часов!
– Мне почти ничего не нужно.
– Надо лошадь подготовить.
– Не надо, много возни. Я пойду своим ходом.
– Уверен?
– У меня нет условий для обращения. Передвигаться я могу быстро, не нужно будет переживать о лошади. У меня получится в кратчайшие сроки добраться до места. Багажа мне не нужно.
– Я могу чем-нибудь помочь?
– Да. Подстриги меня.
– Подстричь?
– Да. У меня потом не будет времени возиться с этим.
– Насколько коротко?
– Как можно короче.
– Ладно, но я раньше никого не стриг.
– Все равно будет лучше, чем самому.
– Так? – спросил чуть позже Винсент, когда принес все необходимое.
– Короче.
– Уверен?
– Стриги уже!
– Хорошо, хорошо.
Когда Ретэ закончил, Лео критично осмотрелся в зеркале.
– Извини, – сказал Винсент, все же он не мастер.
– Ничего, сойдет.
– Лео?
– Пожалуйста, пообещай мне одну вещь. Обещай, что вернешься.
– Прости, Винсент, я не хочу тебе врать. Но обещаю тебе, если останусь в живых, я вернусь к тебе.
– Хорошо.
– С театром и домом поступай на свое усмотрение, как сочтешь нужным. И, Винсент, не жди меня…
– Этого обещать не буду.
Лео подошел и, подняв опущенную голову дворянина, нежно его поцеловал.
– Не жди… Наши дороги расходятся, – прошептал он. – Надеюсь, у тебя все сложиться хорошо. Прощай, Винсент.
– До встречи, Лео…

21:06 

Юг и Север. Глава XV

Глава XV
«Семейные» узы


– …таким образом, паренос способен не только отслеживать местонахождения своих собратьев, как другие оборотни, но и напрямую на них воздействовать. Ощущать давление и истинный гнев альфы не самая приятная штука, по себе знаю. Хотя существует одно исключение. Эрис, про которого я чуть позже расскажу, практически не подается давлению со стороны своего пареноса. Еще одной отличительной особенностью альфы является способность распознавать себе подобных, оставаясь при этом в человеческом обличии…
Прислонившись к стене возле самой двери, Винсент наблюдал за Лео. Вернувшись с работы, дворянин застал эту идиллическую картину в своей гостиной. Тенобрис с излишне напускной серьезностью воодушевленно ораторствовал, неторопливо перемещаясь по комнате. Лина, облаченная в мужскую одежду, забралась на диван с ногами и сосредоточено внимала речам сольца.
В сознание девчонка пришла лишь спустя семь дней после обращения. Жутковатая выдалась неделя. Девушка постоянно металась в бреду, ее тело горело огнем, сердце учащенно билось. Улучшений все не наступало.
– Со мной было также? – спросил Винсент на третий день.
– Нет, – ответил Лео. – Ты был чист, чист от всякого магического воздействия. Обычный человек. Никаких проклятий и благословлений. И никакого риска для жизни. Обращение произошло легко и быстро. С ней же иначе. Сейчас в ней борются два зверя, от их поединка и зависит ее судьба. Если львица окажется сильнее – она умрет, погибнет от отравления. Если же выиграет волк, то она обратится.
– Были, несомненно, и более безопасные пути, – нахмурился Винсент.
– Она не ты. Я уже достаточно привязался к тебе, когда обращал. Ты был моим дорогим другом. Она же для меня еще пока малознакомый человек. Талантливая девчонка, умело контактирующая с внутренним зверем, обладающая рядом неплохих навыков и имеющая определенные принципы. Но все же для меня она пока никто. Так что, пусть решает судьба.
На пятый день жар, наконец, начал спадать, однако пульс стал слабым. На шестой день среди белокурых прядей начали пробиваться черные локоны. Лео тогда сказал, что это хороший признак. К вечеру того же дня волосы полностью сменили окрас. На следующее утро девушка открыла глаза.
– Эрис – второй по иерархии в «семье». Охотники называют его бетой. Он – наследник, тот, кто займет место альфы, после его смерти, – между тем продолжал вещать Лео. – Как правило, это первый ребенок альфы, но в нашем случае, из-за отсутствия у меня на данный момент детей, место беты занимает Винсент. Также, как и паренос, эрис обладает достаточно развитым инстинктом защиты стаи. Кроме этого он тоже может воздействовать на оставшихся собратьев, хоть и заметно слабее, чем альфа.
– Но если у тебя появится ребенок, именно он займет место наследника, не так ли? – решилась все же прервать оратора Лина.
– Да. Все же абсолютно статичных групп в стае нет. Так или иначе, каждый член семьи способен изменить свое исходное положение. В конце концов, даже последний обращенный может занять место альфы, – вздохнув, ответил Тенобрис. – Третью ступень занимают нори или, в охотничьей терминологии, гаммы. В отличии от пареноса и эриса, нори представляют собой целую группу, включающую всех урожденных оборотней в семье. Чем больше урожденных, тем стабильнее положение стаи.
– Кстати почему? – с интересом спросила кочевница. – Разве у обращенных и урожденных такая великая разница в силах?
– Да в целом разница на первый взгляд не такая уж большая. В облике животного обращенные оборотни сохраняют человеческую тень, и это считается их главным отличием от урожденных. Но, полагаю, дело немного в другом. Во-первых, урожденные осваивают свои силы с самого детства, они более едины в своей сущности и не разделяют себя на человека и зверя. Во-вторых, считается, что нори наследуют таланты родителей, впитывая все как губки. Например, если урожденный оборотень, не имевший до этого магических способностей, вступит в связь с колдуном, их ребенок и все последующие поколения будут обладать магическими способностями. И самое главное, в-третьих, у урожденных все появляющиеся на свет дети являются такими же оборотнями, как и их родители. У обращенных же всегда рождаются обычные люди. И даже если Винсент когда-нибудь займет мое место, это свойство останется, и стая навсегда потеряет естественный способ пополнения. Именно поэтому нори важны. Но у нас в любом случае эта ячейка пуста. Итак, мутари или обращенные занимают пятую ступень. Именно к ним ты относишься.
– Ты пропустил четвертую категорию, – заметил молчаливо наблюдавший до этого момента Винсент. – Приус, если не изменяет память.
– Ну, да. Из обращенных всегда выделяется один, тот, кто занимает четвертую ступень. Приус или по-другому дельта. Пока жив паренос, обративший его, он будет занимать эту особую ступень, а в случае его смерти станет обычным мутари. Приус – это первый, первый обращенный альфой человек. Испокон веков считается, что между этими двумя устанавливаются особые отношения и сильная эмоциональная привязанность, – задумчиво произнес Лео. – Хотя в жизни все далеко не так романтично. Во время спокойной жизни семьи альфами становятся лет в пятьдесят, так что первой обращенной становится какая-нибудь невеста внука, – усмехнулся маг.
– Ясно. Кстати, а с чего тебя вдруг потянуло читать лекции? – вскинул бровь Винсент.
– Решил разъяснить нашей новенькой иерархию «семьи», чтобы не впадала в ступор при встрече с другими стаями, – улыбнувшись, бросил ответ Лео.
– В таком случае, почему столь подробного рассказа не было у меня? – нахмурился дворянин. – Заметную часть этих сведений я почерпнул при общении с Карвусами, а не от тебя. И почему же ты решил оставить меня в неведении?
– Ну, ты как-то не спрашивал, – пожал плечами солец. – Да и случая не подвернулось.
– Значит все просто: я не спрашивал, ты не отвечал. Ты это хочешь сказать? – скептично заметил Винсент.
– Справедливости ради, я тоже не спрашивала, – фыркнула Лина. – Это была сугубо его инициатива.
– Вот значит как, – Ретэ буквально прожигал южанина взглядом.
– Нас же было только двое, я просто не видел особой нужды разъяснять иерархическую структуру стаи в данном положении, – попытался оправдаться Лео. – А теперь нас стало трое.
– Да, в общем-то, я и так догадывалась, что занимаю последнюю ступень, – усмехнулась Лина. – Можно было и без намеков.
Лео решил промолчать. Винсент явно выражал свое неудовольствие. Объяснять ему ход своих мыслей проблематично, нудно, и толком ни к чему не приведет. Но с ним лучше разбираться отдельно от насупившейся девчонки. С чего это вдруг вообще она перешла на сторону Ретэ, не уж то подлизаться хочет? Да нет, не так уж она дальновидна. Однако, похоже, Винсент тоже решил отложить свои разбирательства с сольцем на потом, а то, что они еще будут, Лео даже не сомневался.
– Кстати, что это за вид? – перевел свое внимание на девушку Ретэ.
– Я же дома, почему бы не расслабиться, – зевнула Лина. – Или мне положено всегда быть при параде?
– Твое при параде… У вас, что с Реем один гардероб на двоих был? Ты хоть про платья что-нибудь слышала? – проворчал дворянин. – И что за манеры? На диван с ногами… Дикарка.
– У нас так принято, – встряхнула головой девушка. – И матушка как-то пыталась нарядить меня, когда я была маленькая. Но она вскоре оставила попытки. В юбке табун не перегонишь. И не надо отчитывать меня как дитя малое, может, я и выгляжу на двадцать, но мне уже давно за сорок стукнуло. Так что постарше вас обоих буду.
– Невозможно, – отрезал дворянин.
– Вообще-то, возможно, – заметил Лео. – Это был своеобразный побочный эффект проклятия. Она не просто убивала людей, она питалась ими, забирала их жизненные силы. Оттого-то и столько возни с этим зверьем, сами они не дохнут, а избавиться от них проблематично. Кстати, дорогуша, мне летом сто пять стукнет. Так, что маловероятно, что в этом доме появится кто-либо старше меня.
– Да у нас и так количество долгожителей на один дом зашкаливает, – проворчал Винсент.
– Разве оборотни живут так долго, всегда думала, что их срок жизни равен человеческому, – удивилась Лина.
– Так оно и есть, но это долгая история, – вздохнул Лео. – Может быть потом расскажу, если настроение будет.
– Хорошо, чем ты собираешься заниматься? – спросил девушку Винсент.
– Даже не знаю, – задумалась Лина. – Мало вероятно, что я смогу найти здесь применение своим скотоводческим навыкам, разве только конюхом где-нибудь устроиться. Да и в цирк я вернуться не могу…
– Тунеядствовать не позволю, – сурово отрезал Винсент.
– А как же он? – фыркнула девушка, указывая на Лео. – Он уже не первый день без дела болтается. Правила должны быть едины для всех!
– Я творческая личность, – возмутился Лео.
– Но, несмотря на это, доход он приносит, – вздохнул дворянин.
– Собственно, можешь не волноваться о ней, Винсент. Я обо всем позабочусь, – промурлыкал солец. – Думаю, у нас найдется ей работенка.
– И что ты… – хотел было спросить Винсент, но был прерван раздавшимся стуком в дверь.
Вздохнув, Винсент отправился встречать нежданного посетителя.
– Объясни-ка мне одну вещь, друг мой, – произнес Анри, переступая через порог дома. – Откуда взялись эти странные слухи, которые бродят в юго-восточных районах города?
– Какие слухи? – спросил дворянин, впрочем, догадываясь, о чем пойдет речь.
– Которые повествуют о том, что в городе завелась стая оборотней, которая защищает свою территорию, – фыркнул Анри. – Что вновь натворило это сольское существо?
– Думаю лучше все обсудить в кабинете, – предложил Винсент.
– Безусловно, я жду подробного рассказа, – ухмыльнулся Элегетти, следуя за Ретэ.
– Здравствуй, Анри, – окликнул их Лео. – Всегда рад тебя видеть, – приторно произнес маг.
– О, похоже, главный виновник решил все же… – мужчина замолк, увидев за сольским оборотнем девушку, которая робко пряталась за Тенобрисом. Видно было, что девушке неловко, а под внимательным изучающим взглядом Элегетти стало еще неудобней.
– Представишь свою спутницу? – спросил Анри, быстро анализируя в голове имеющуюся информацию.
– Конечно, Лина, это Анри «люблю лезть не в свои дела» Элегетти, Анри это моя сестра – Лина Тенобрис, – улыбнулся своей клыкастой улыбкой солец. Оба собеседника знали, что это наглая ложь.
– Сестра, из Агрума? – не удержался от колкости Элегетти.
– Ну, признаюсь, был грешок за матушкой… Ну, вы то уж должны понимать…
– Лео! – раздался возмущенный оклик Винсента. – Пойдем, Анри, я все объясню.
– Да, конечно. Простите, мне мою грубость, – обратился он к девушке с обворожительной улыбкой. После чего поцеловал ее руку. – Приятно познакомиться, Лина.
Девушка вздрогнула.
– Мне тоже, – постаралась улыбнуться Лина, встречаясь взглядом с завораживающими синими глазами.

***

Следующим вечером Винсент с неохотой направлялся в театр. Сколько бы времени ни проходило, это место так и оставалось чужеродным для Ретэ. Даже после того, как отношение работников к нему изменилось в лучшую сторону, дворянин, находясь там, продолжал чувствовать себя неуютно. Это была настоящая обитель Лео, где его восхваляли и почитали, место, где проявлялись его созидательные способности. Потрясающий мир, в котором Винсент был лишь блеклым отражением будней.
«Ну, вот. Снова неприятные мысли» – вздохнул дворянин.
А еще там болтался тот мальчишка, с которым у Лео была связь. Не то, чтобы был повод для беспокойства, но само его присутствие было весьма неприятно. Осознание того, что его руки когда-то прикасались к его, и только его, Тенобрису, раздражало не на шутку.
Тем не мене проигнорировать настойчивое приглашение дворянин не мог. Что ж пора взглянуть на очередную гениальную идею сольского манипулятора.
Театр, как всегда был наполнен жизнью и небольшой суетой. Первым к казначею, как ни странно, подбежал Дик. Ну, вот опять. После памятного вечера в честь возращения истинного хозяина театра, этот раздражающий паренек стал встречать его с восторгом верной собачонки. Он ведь давно получил формальное прощение, и Винсент несколько раз повторял ему, что нет необходимости в таком излишнем замаливании грехов. Но глупый мальчишка все также продолжал увиваться за ним. Человек, с которым Винсент хотел общаться чуть ли не в последнюю очередь.
Дик охотно проводил дворянина к Лео. Тот почти сразу отослал его по мелкому поручению. Как только Винсент убедился, что поблизости никого кроме него и сольца нет, не выдержав, проворчал:
– Как же он достал.
– Да, ладно, брось. По-моему, это очень мило, – усмехнулся Лео. – Парнишка нашел себе нового кумира. Ты перевернул все его мировоззрение. Эталон жертвенности и смирения.
– Плохо же он меня знает, – фыркнул Ретэ. – Ладно, вернемся к делу: что с Линой? Нашел ей работенку?
– Конечно. Сейчас сам все увидишь. Мари, тащи на сцену новенькую, – воодушевленно крикнул южанин. – Пускай повторит второй вариант выступления.
Раздав еще несколько указаний, Лео утащил Винсента в пустынный зрительный зал. Они расположились в центральной части третьего ряда. Занавес не был опущен, поэтому Винсент мог видеть, как Мария уверенно заняла место за пианино. Через пару минут на сцену вышла Лина. Похоже, актерам все же удалось нарядить ее в симпатичное темно-синее платье, а также накрасить и уложить волосы в высокую прическу. Винсент не сомневался в том, кто был главным организатором сего мероприятия. Лина дошла до середины сцены и замерла. Было видно, что девушка немного напряжена. Мария заиграла. Легкая и веселая мелодия наполнила зал. Через несколько секунд Лина запела. Поток слов складывался в достаточно популярную веселенькую городскую песенку про вороватого торговца. У девушки был высокий подвижный голос похожий на трель жаворонка.
Когда песня закончилась, и музыка затихла, девушка поклонилась и замерла в нерешительности.
– Не правда ли чудесный голос? – оживился Лео. – У ее голоса большой диапазон применения: ей прекрасно даются как такие легкие шутливые песенки, так и более серьезные композиции. Она также обладает хорошим слухом и прекрасным чувством ритма.
– Значит, хочешь, чтобы она работала у тебя, – констатировал факт Винсент.
– Да, мы могли бы задействовать ее в спектаклях или ставить на разогреве. В крайнем случае, ей всегда можно отвести какую-нибудь второстепенную роль или задействовать в подготовке к выступлениям. У нас всегда найдется работа.
– Припоминаю, ты вроде что-то говорил про то, что вам не помешают лишние работники, – задумался дворянин.
– Да, это еще до моей поездки на родину было. Ты тогда сказал мне, что мы можем позволить себе только раба, – усмехнулся Лео. – Но сейчас ситуация несколько изменилась. Нам нужно восполнить пустующие места от парочки сбежавших работников.
– Хорошо, но при условии, что пока ты ограничишься только этим, – кивнул Винсент. – Посмотрим, как дальше пойдут дела.
Поднявшись с места, Ретэ направился к Лине.
– Не знал, что у тебя такой неплохой голос, дикарка, – бросил он девушке.
– Спасибо, Винсент, – улыбнулась Лина. Это, наверное, был первый комплимент от хмурого аристократа.
– Поздравляю с новой работой. Как происходит освоение? – сухо осведомился Винсент.
– Ну, немного непривычно, – теребя юбку, ответила кочевница. – Мне обязательно это носить?
– Привыкай, – усмехнулся, возникший из-за спины дворянина и тут же повисший на его руке, Лео. – Выступать тебе все рано придется в платье, так что учись наконец-то носить юбку. Да и гардероб твой все равно в любом случае придется сменить, я не позволю тебе болтаться в каких-то обносках.
– Просто смирись, ты не сможешь ему противиться, – посоветовал Винсент.
– А ты можешь? – дворянину на секунду показалось, что в глазах Лины промелькнула надежда.
– Могу, – ответил Ретэ, опуская взгляд на прижавшегося южанина. – Но не хочу. Не в данном случае. Это только твоя проблема. Кстати, как насчет агрумских песен? Не можешь ничего исполнить?
– Могу, конечно, но…
– Но у них очень своеобразный фольклор, – закончил за нее Лео.
– Ага, песня про парня, превращенного в тигра и зачавшего с дикой тигрицей потомство тигрят-оборотней была самая приличная. Хотя бы потому что в следующей песне где девица рожала от коня, она уже ни во что не превращалась, – заметил появившийся Дик. – А в других песнях чересчур часто уделяется внимание отрезанию конечностей и других немаловажных частей тела.
– Вот как. Ну, у нас тоже есть парочка похожих легенд, но не думаю, что про них сейчас стоит вспоминать, – заметил Винсент. – Что ж, я надеюсь, вы все позаботитесь о новом работнике.
– Конечно, – улыбнулась Мария, обнимая за плечи Лину. – Вам не о чем переживать, господин Винсент.
– Мы будем очень внимательны к девушке, носящей имя господина Лео, – добавил Дик, но, поймав осуждающий взгляд Мари, понял, что сболтнул что-то не то.
– Ладно, раз уж я здесь, пойдем-ка мы финансы сверять, – с этими словами Винсент потащил Лео в сторону небольшой коморки-архива в самой дальней части здания.
Как только они пересекли порог этого помещения, Винсент тут же решил кое-что уточнить.
– Ты же представил ее как сестру?
– Естественно, – тут же ответил Лео.
– И они поверили?
– Кто как, – пожал плечами солец. – Большинство решили не заморачиваться и принять так называемую официальную версию. Некоторые же считают ее моей любовницей, невестой, женой. И малыш Дик в их числе. Думаю, он воспринял ее как того самого постоянного партнера, из-за которого я потерял к нему интерес.
– От него будут проблемы? – уточнил Винсент.
–Вряд ли, порычит, порычит и успокоится, – отмахнулся Лео, обхватывая руками шею дворянина и прижимаясь ближе.
– Что ты делаешь? – дыхание Ретэ сбилось.
– Эм… то зачем ты меня сюда привел, – промурлыкал маг.
– Сверять финансы? – уточнил дворянин.
– Да, сверять финансы в темном закрытом помещении, где никто не посмеет нас побеспокоить, – проворковал Тенобрис, припадая к губам аристократа.
Винсент ответил на поцелуй, запуская пальцы в черную гриву южанина.
– Вообще-то я действительно имел ввиду заняться бюджетом, – заметил дворянин, когда страстный поцелуй был разорван.
– Винсент! – возмущенно воскликнул Лео.
– Но я могу слегка подкорректировать свои планы, – довольно улыбнулся казначей.

***

Столб дыма взвился к небу. Необычная насыщенность и яркость пламени выдавало его неестественное происхождение. Магический огонь пожирал свою жертву, все больше охватывая небольшое сооружение и покоящееся на нем тело. Перед погребальным костром столпилась небольшая группа людей. Винсент наблюдал за происходящим чуть в небольшом удалении. Рядом стояли Лео и Лина. Все оборотни, также как и группа впереди, были облачены в черные траурные одежды. Наблюдая за дрожащей фигурой девушки впереди, Винсент порывался пару раз подойти ближе, но разум как всегда вовремя его останавливал. Кажется, у Лео тоже мелькали подобные мысли. Несмотря на то, что они оба высоко ценили и уважали покойного, частью его семьи или очень близкими друзьями они не были. Поэтому врываться в семейный круг, собравшийся возле погребального костра, они не имели права.
Это случилось пару дней назад. Был обычный субботний день. Лео и Винсент занимались тренировкой Лины. Ей еще нельзя было обращаться, но девушка решила испытать другие свои доступные возможности, не дожидаясь своего первого полнолуния. Лео с радостью согласился позаниматься с девушкой, а через некоторое время к ним присоединился и Винсент. Именно в это время к ним пришла Нора. С первого взгляда Лео понял, что что-то стряслось. Дрожащий голос Норы сообщил новость: Тадеуш скончался этой ночью. Последнее время глава Карвусов стал заметно ослабевать, начал сдаваться возраст, но никто не подозревал, что все настолько плохо.
Так они оказались здесь, на погребальном обряде. Безусловно, Винсент и Лео в любом случае пришли бы почтить память старого ворона, но Нора в тот день передала им специальное приглашение от нового главы рода. Лора явно желала что-то обсудить с ними после похорон.
Когда обряд закончился, все присутствующие вернулись в книжную лавку. Лора молча подала знак Лео и его спутникам следовать за ней. Они поднялись по лестнице и вошли в старый кабинет Тадеуша. Лора заняла место в массивном хозяйском кресле перед столиком, напротив нее в похожих креслах расположились Лео и Винсент. Лина присела на небольшом диванчике поодаль.
– Что ж еще раз выражу наши искренние соболезнования, – обратился Тенобрис к женщине, когда все устроились. – И поздравляю со вступлением в роль нового пареноса семьи.
– Можете не проявлять излишней учтивости, – холодно произнесла Лора. – Я имею достаточно четкие представления, что вы за личность, господин Тенобрис.
– В таком случае, не хотите ли перейти к делу? – заметил Винсент.
– Конечно. Как вы знаете, мой отец предпочитал политику полной нейтральности и невмешательства, – начала глава Карвусов. – В целом для нашей семьи – это вполне разумно, однако я придерживаюсь несколько иных взглядов. В Линеи не слишком много своих обортнических «семей» и, как правило, они редко покидают родные края. Но перемещения случаются. Да и события в Соле всколыхнули поток миграции. Кроме того, иногда встречаются и непредсказуемые одиночки, и носители проклятия Имодератты. Когда кто-либо из этих субъектов забредает в область обитания других «семей», могут возникнуть проблемы. Очень серьезные проблемы. Ведь действия одного влияют на всех. А люди, к сожалению, очень легко могут ополчиться на таких как мы.
– Я понимаю, о чем вы, – откинувшись на спинку кресла, произнес Лео. – Защита территории. У некоторых стай это закреплено на уровне инстинктов. Но к чему сейчас этот разговор?
– Так получилось, что в Поларисе значительный промежуток времени обитала только моя семья. Когда-то давно приходили и другие, но междоусобные стычки заставили их в свое время покинуть город. Но столица весьма привлекательное место жительства и просто чудо, что все это время никто не перебирался сюда. Однако теперь в городе появились вы. Небольшая семья, имеющая, однако, высокий потенциал, силы и тенденции к росту, – полоснув взглядом Лину, продолжила Лора. – В целом вы терпимые соседи. Поэтому я предлагаю заключить сделку, согласно которой вы должны будете оберегать наши земли от опасных чужаков. Что в прочем вы и так уже делали.
– О чем вы? – выразительно изображая удивление, спросил Лео.
– Слухи о волке и львице дошли и до нас, – усмехнулась женщина. – Мне неважно знать, как именно вы разобрались с этой проблемой, главное, что она устранена.
– В чем будут, в таком случае, заключаться ваши обязанности? – спросил Винсент. – Договор подразумевает обоюдосторонние «услуги».
– Информация, – ответила Лора. – Как я уже заметила, моя семья всегда нейтрально относилась к территориальным стычкам, и, в целом, я не собираюсь сильно менять наши устои. Однако мы можем уведомлять вас о чужаках, пересекших черту города. Наша животная сущность позволяет незаметно выискивать оборотней.
– Значит, вы хотите чужими руками оградить территорию, – заметил Винсент.
– Да, но вы в любом случае будете защищать свой дом от посягательств, – пожала плечами Карвус. – Я лишь решила расставить приоритеты и оказать небольшую посильную помощь.
– Стоит заметить, что львицу вы не нашли, – усмехнулся Лео.
– Если бы она подняла шум, не сомневайтесь, нашли бы в мгновение ока, – улыбнулась женщина. – Так, что вы думаете над моим предложением?
– Занятно, а ты, что думаешь, Винсент? – повернувшись в сторону дворянина, обратился к нему Тенобрис.
– Договор кажется приемлемым, – ответил Ретэ. – Но почему вы сами не хотите защищать свой город?
– Мы не воины и никогда ими не были, – заметила Лора. – К тому же стоит беречь себя, наши ряды, в отличие от ваших, пополняются только естественным путем. Что ж если у вас нет возражений, то перейдем к форме договора, – с этими словами Карвус поднялась и подошла к большому стеллажу. Достав оттуда два свитка пергамента, она вернулась на свое место. – Это особенный пергамент, имеющий одно примечательное свойство: если на него нанести текст договора, используя в качестве чернил смешанную кровь обеих сторон, то в случае малейшего нарушения сделки второй экземпляр документа тут же уведомит об этом потерпевшую сторону. Весьма удобно, не находите? Кроме главного предмета обсуждения, думаю, также стоит закрепить добрососедские нормы приличия, вроде информирования о составе «семьи», ненападения на ее членов, неразглашение факта обортнической природы другой «семьи», запрет на смешение кровей…
– Что за запрет на смешение кровей? – решил тут же уточнить Винсент.
– Это касается урожденных оборотней семьи, – ответил Лео. – Смешение кровей двух урожденных оборотней из разных «семей» никогда не приветствовалось, так как имело непредсказуемый эффект. Ребенок получал животную сущность одного из родителей, однако в будущем через несколько поколений могло проявиться наследство второго предка. А если еще этот ребенок являлся эрисом, последствия получались очень неприятными.
– Вот как, – задумался дворянин. – Звучит разумно. Ну, что ж приступим к составлению единого документа, – глаза Ретэ оживленно блеснули.
Лео тяжело вздохнул. Зная характер Винсента, также, как и свой, плюс к этому, имея небольшие представления о своенравности нового главы Карвусов, в перспективе у мага замаячила долгая и монотонная работа над разборкой и согласованием каждого предложения будущего соглашения.

21:46 

Юг и Север. Глава XII

Глава XII
Хищник


Пробуждение Винсента было довольно приятным. Лео нежно ластился к дворянину, периодически покрывая его тело поцелуями.
– Проснулся? – промурлыкал южанин, положив свою голову на его грудь.
– Да. Сколько времени? Я не…
– Никуда пока не опаздываешь, – закончил за Винсента фразу его любовник. – Минут двадцать еще можно поваляться, – потягиваясь, словно довольный жизнью кот, заметил он.
Соскользнувшее одеяло обнажило смуглую кожу.
– Прекрати это, – проворчал Винсент, наблюдая за выгнувшимся Лео.
– Что? – дернул бровью маг.
– Заводить меня, – буркнул Ретэ.
– Ммм… Я настолько неотразим? – коварно улыбнулся солец.
– Возможно. Хочешь комплементов?
– Не отказался бы. Вот только от тебя дождешься. Ты, кажется, только об одном думаешь. Даже сейчас. А еще меня озабоченным называешь!
– А это разве не так?
– Да ты меня постоянно име…
– А ты вечно нарываешься и провоцируешь, – прервал Лео Винсент.
– Да я еще всерьез за это не брался.
– Да ну?
– Вот увидишь.
– Мне уже страшно предположить, что может прийти тебе в голову. Пора вставать.
– Ты слишком много копаешься в бумажках, – недовольно заметил Лео. – Сначала Октавия, теперь Анри. Эта семейка заставляет тебя пахать за троих.
– Тебе напомнить, что эта за «семейка»?
– Подумаешь. Я вот увел невесту у сольского принца.
– За что просидел восемьдесят лет запертым в башне, – усмехнулся Винсент. – Тем более чем быстрее я здесь закончу, тем быстрее мы вернемся домой.
Лео на время замолк.
Эта поездка оказалась весьма неожиданной. В конце последнего зимнего месяца Винсент застал у Октавии ее младшего непризнанного брата. Анри как всегда вальяжно расселся в кресле, деловито обшаривая бумаги и переговариваясь с Октавией. Так Винсент был направлен ревизором в Лакустер – область на западном побережье государства. Причины столь внезапного поручения были тут же разъяснены. Лакустером заправляла семья Предатор – один из древнейших дворянских родов Линеи. С их родовитостью не мог соперничать даже Ретэ, не говоря уже об их состоянии и положении. Однако, как сказал Анри: «…их чрезмерная самостоятельность и… строптивость стали вызывать определенные опасения. Нужно мягко указать на их место, отодвинув на время от власти. Но беспричинно сделать это мы не можем. Необходимо существенное основание для этого действия. И самое простое находится в ведомости многоуважаемой Октавии – казна. Думаю вполне очевидно, что для такого дела нужен проверенный и надежный человек».
Вот так Винсент оказался в западном регионе Линеи. Узнав о предстоящей поездке, Лео не захотел оставаться один в Поларисе и заявил, что поедет вместе с дворянином. Винсент не возражал: когда южанин находился рядом, ему было спокойнее. Анри же этой вести даже обрадовался.
Лакустер представлял собой болотистую, усыпанную большим количеством озер, местность. Что удивительно, несмотря на это, область была густо заселена. Ревизия коснулась лишь трех самых крупных городов Лакустера. Последним в списке значился город Сирени, расположенный на берегу огромного озера Тенебраса.
– Вот теперь точно пора вставать, – вздохнул Винсент.
– Ты устал. Не стоит так напрягаться из-за интриг Анри.
– Не волнуйся, осталось немного. Зато это можно назвать своеобразным расчетом с Элегетти за его помощь в прошлом.
– Знаешь, мне здесь не нравится.
– Почему? – удивился Винсент. – Обыкновенный город.
– Не знаю. Просто – чутье.
– Ну, в таком случае, тем более нужно быстрее закончить здесь все дела.
– Ага, только не переусердствуй.
Провалявшись какое-то время после того, как Винсент ушел, Лео, одевшись попроще, выскользнул на улицу. Маг бродил по узким кварталам города, прислушиваясь к его жизни. Нет, Сирени действительно был самым простым линейским городом, и у Лео не было видимых причин для его неприятия.
Несмотря на то, что уже стоял март, погода была морозной. Оборотень остановился возле берега озера. Под еще достаточно толстым полотном льда скрывались черные пучины вод. И все же Лео не нравилось это место. Это было что-то интуитивное, подсознательное.
Тенобрис долго бродил по городу. К вечеру он заглянул в одну из таверн, где просидел около часа. Перед самым уходом, его заинтересовал один разговор постояльцев, заставивший мага задержаться и невольно прислушаться.
– Слышал о нападении зверя в Ньюте?
– Ага, говорят их растерзали в клочья. Человек на такое не способен.
– Вот только поговаривают, что это и не зверь вовсе. Разве дикие животные решаются забредать так далеко в человеческое селение?
– Если голодны, и не такое бывает.
– Может быть. Только вот полнолуние было.
– Хочешь сказать, у нас завелся оборотень?
– Не исключено. Из неспокойного Сола много всякого люда бежало. А мы не так уж далеки от границы.
– Ох, да ладно. Нас целых две области отделяет, одна из которых Бельюм. А там королевский полк стоит. Только дурак ринется в нашу сторону, когда есть более безопасные пути.
– Все равно, неспроста это было в полнолуние, ой неспроста.
«Интересная мысль, – отметил про себя Лео, выбираясь на улицу. – Предыдущая королевская семья Сола устроила гонения на «необычных соотечественников». Было бы неудивительно, если бы это действительно вызвало волну миграций. Хотя сейчас власть в Соле и сменилась, как бы не пришлось ждать гостей в Поларисе».
Полная луна сияла на звездном небе. Шум, исходящий от праздно шатающейся толпы, начал оставаться позади. Где-то вдали жалобно завыла собака. В этот миг до чутких ушей Лео донеслось тихое утробное рычание. Оборотень прислушался. Это было не похоже на собаку. Казалось, где-то в темных кварталах затаился грозный хищник, вышедший на охоту. Оборотень насторожился. Неведомое животное было где-то рядом, маг чувствовал это, но бежать не собирался. В конце концов, он сам далеко не ручной зверек. И если он хотел бросить ему вызов, Лео с радостью его бы принял.
Неожиданно ночную тишину, воцарившуюся на какое-то время, пронзил истошный крик. Подавшись вперед, Лео оказался на небольшой улочке. В нос ударил отвратительный запах, смешанный с запахом крови. Лео лишь краем глаза уловил метнувшуюся прочь тень и инстинктивно бросился вперед. На земле лежало окровавленное тело женщины. Когда Тенобрис оказался рядом, она, по-видимому, собрав последние силы, вцепилась в его рукав.
– Она…она… – прохрипела жертва. – За мной… приш… она… не человек…
Лео видел глубокие раны от когтей. Кровь была повсюду. Послышался топот ног. Не успев выскочить из улочки, оборотень оказался озарен светом фонарей и факелов.
– Убийца, – раздался чей-то возглас.

***

– Какая приятная встреча.
– Здравствуй, Анри, – усмехнулся Лео, поднимая руки, закованные в кандалы. – Не поможешь?
– А надо? Как по мне, цепи и решетка идеально с тобой сочетаются, – лицо Элегетти озарила гаденькая улыбка.
– Ты же знаешь, что они не могут меня удержать, – поднявшись с каменного пола темницы и подойдя к разделявшей собеседников решетке, ответил Лео. – Ты ведь понимаешь, я здесь по своей воле.
– Нет, Тенобрис. Ты здесь, потому что я вовремя дал тебе совет, – фыркнул Анри.
Лео скривился. Не хотелось признавать, что этот задравший нос дворянин был прав. Окруженной разъяренной толпой, Лео сразу вспомнил беседу с глазу на глаз, случившуюся около месяца назад.
– Лео, позволь дать тебе совет, – произнес Анри, с бокалом вина прислонившийся к стене возле камина и внимательно рассматривающий собеседника, будто видел его впервые.
– Да? И какой же? – усмехнулся оборотень.
– Линея – не Сол. Ты не сможешь вести себя здесь так же, как там.
– Что, прости? – мастерски изобразил удивление маг. – Что ты хочешь этим казать?
– Брось, Тенобрис. Тебе можно было бы поверить, но факты упрямая вещь. Ты уже показал свое истинное лицо в Соле. Признаться, меньшего я от тебя и не ждал, черный волк юга. Или тебе больше нравится то прозвище, что дали тебе люди? А, Багряный принц?
– Раз уж мы знакомы столь длительное время, можешь продолжать величать меня просто Лео, – оскалился маг. – Так что ты все-таки хотел до меня донести?
– Ты знаешь, что я хотел сказать, – сделав глоток вина, ответил Анри. – Ты не можешь использовать в Линее те же методы, что и на своей родине. И причина этого проста – Винсент. У нас в стране пусть и не идеальный, но все же действующий порядок. Если станешь вытворять нечто подобное тому, что позволял себе в Соле – станешь вне закона. Да, ты конечно к этому привык, но как же Винсент? В лучшем случае ты просто бросишь на него тень. Но кого мы обманываем? Это же Винсент! Тот, кто ждал тебя полтора года. Он явно больше не собирается тебя отпускать. Ты потянешь беднягу за собой, лишив его семьи, дома, будущего. Поэтому мой совет прост: прежде, чем решиться на что-то, подумай о том, как это отразиться на влюбленном в тебя по уши дураке. Запомни это, Леонард Тенобрис!
Как бы Лео недолюбливал Элегетти, но не признать в его словах доли истины он не мог. Именно поэтому он уже больше двух суток сидел в затхлой темнице в цепях и кандалах.
– Ты ведь мог сбежать, – усмехнулся Анри.
– Они видели мое лицо, и их было много. Сделай я это, и мое милое личико стало бы украшать плакаты розыска. В конце концов, я решил: убежать, если понадобится, я еще успею, а вот исправить сотворенное не смогу.
– Здравое суждение. Рад, что ты прислушался к моим словам. Ох, как же нам повезло, что над тобой не стали учинять самосуд, зверюга. В такие моменты понимаешь всю прелесть просвещения.
– Как Винсент?
– Сейчас тебя должен волновать не он, – ответил Анри, но встретив взгляд Лео, смилостивился. – С ним все в порядке. Он сразу сообщил о случившемся мне. Хотел тут же броситься к тебе, но я запретил. Вам не стоит здесь пересекаться. Но побеспокойся о себе.
– Я не убивал ее, если ты об этом, – тяжело вздохнул оборотень.
– Я знаю. Что? Это простая логика! Девушку убило нечто клыкасто-когтистое. Если бы ты обратился, то тебя бы застали во всей природной красе, а уж точно не аккуратно одетым и причесанным.
– Как жаль, что не все думают так же, как и ты, – ядовито заметил маг.
– Да, уж поганенько получилось. Это ж надо было – застать на месте преступления именно оборотня! Ох, печаль.
– Мне, кажется, или ты тогда накаркал?
– Ну-ну. Какой же ты все-таки неблагодарный, Тенобрис. Если бы не было Винсента, я бы точно не стал тебя вытаскивать.
– Если бы не было Винсента, у вас бы сейчас была гора трупов, а не моя чудесная персона за решеткой.
– Знаешь, а твое положение все же выправилось. Не интересно, что тебя спасает?
– И что же?
– Моя доброта, конечно. Ну и то, что было еще два убийства. Жертв также разорвали, как и ту женщину. Вернее, даже похуже, в тот раз ты помешал убийце.
– Не может быть. Было ведь не полнолуние!
– Да, несхематично, но, да простят меня убиенные, до чего же вовремя, не находишь? Раз ты все это время находился за решеткой, с тебя вынуждены будут снять обвинения.
– Да… подожди! Хочешь сказать… Нет… Он же не…
– Ты хотел сказать: «Он же не мог этого сделать»? Отчего же замолк? О, наверно ты все же прекрасно понимаешь, что он – мог, еще как мог. Тем более, когда у него есть такие очевидные мотивы. Теперь понимаешь, почему я был столь яро против того, чтобы он тебя навещал. Вытащить одного оборотня – затруднительно. Не хватало, чтобы еще все узнали, что у тебя есть стая.
– Винсент… – Лео медленно сполз по стене и закрыл лицо ладонями.
– Ты прослушал всю мою речь. Это не он, – вздохнул Анри. – Абсолютно точно. У него алиби на время одного из убийств. Он ругался со мной.
Кажется, Анри послышался облегченный вздох.
– А ты все же милый, хоть и зубастик. Не волнуйся. Я велел Винсенту закончить работу и пообещал, что смогу тебя вытащить. Так что не переживай за него. Сейчас он корпит над ведомостями.
– Анри, – поднял голову Лео. – Знаешь, при всем своем уме, ты все же иногда бываешь таким болваном. Какие ведомости? Я сижу здесь больше двое суток. А работы Винсенту оставалось на один размеренный неторопливый день. Как думаешь, как быстро он справился, когда обстоятельства так резко поменялись?
Осознание настигло Элегетти.
– Проклятый трудоголик, – выругался аристократ.
– Когда, говоришь, меня выпустят?
– Сейчас же! – вскрикнул Анри. – Нужно найти твоего приятеля, пока у меня еще больше проблем не появилось. Вот же неугомонные оборотни!

***

Винсент тяжело вздохнул. Как же ему сейчас не хватало его возлюбленного: он бы без труда смог бы разговорить людей, ведь Лео с такой легкостью удавалась завоевывать их расположение, когда ему это было надо.
В конечном итоге Винсент не смог слепо довериться Анри, когда на кону лежала судьба любимого. Он не мог с ним встретиться, узнать все ли с ним в порядке. Неизвестность всегда устрашала Винсента. Иногда в голове пробегала успокаивающая мысль: Лео не простой оборотень, он сильный маг и, если все станет совсем плохо, ему хватит сил для того чтобы выбраться, сбежать. А Винсент сможет его найти, ведь они связанны невидимыми нитями. И где-нибудь, уже в другом месте, они снова обретут дом.
Винсент с отчаянным рвением накинулся на работу. Пока что еще был шанс сохранить свою относительно спокойную жизнь в Линее и дворянин не собирался его терять. В безвыходной ситуации Ретэ мог пойти на сделку. Он выкупил бы свободу южанина ценой выгораживания местных властей. Да, после этого он наверняка лишился бы должности и положения, Октавия никогда бы ему не простила этой выходки, но, в конце концов, эта не такая уж и большая потеря.
Но пока что надежда на более благополучный исход еще была жива. Будь прокляты эти предрассудки к оборотням. Даже после двух убийств, Лео не торопились выпустить на свободу. Каких еще доказательств им не хватает? Нет, Анри должен был помочь, ему это, несомненно, под силу, но что если он лишь сделал вид, что согласился. Ведь, в конце концов, он никогда не любил Лео.
Странная жажда действий обуяла Винсента. Поэтому он уже не первый час носился по городу как одержимый. Итак, первая жертва – не удалась узнать ровным счетом ничего, за что бы можно было зацепиться. Вторая – кое-что есть. Дядя погибшего заявил, что тот перед смертью странно себя вел и постоянно бормотал про то, что зверь на свободе. Значит, парень что-то видел, за что и пострадал. О третьем тоже ничего существенного, так, работал в странствующей труппе циркачей. Расспросы его знакомых ничего не дали. Да, еще какой-то резкий непонятный запах постоянно отвлекал и не давал сосредоточиться. Это сильно раздражало, и Винсент был не сказано рад, когда оказался на улице. Но тут же на душе стало так тоскливо, что захотелось завыть. Второго шанса, что-то разузнать не было – труппа уезжала на закате.
А где-то в темной закрытой комнате в это время состоялся один немаловажный разговор.
– Ты вся дрожишь, – произнес мужчина. – Что такое?
– Этот мужчина… – послышался в ответ дрожащий девичий голос.
– Ты о том, что разнюхивал об убийствах? Не волнуйся о нем, ему ничего неизвестно. Он не опасен.
– Ты не прав. Он оборотень.
– Что? Ты уверена?
– Конечно уверена, Рей! Это чувство, эта дрожь… Такое ни с чем нельзя перепутать. И он совершенно точно почувствовал меня! Ты понимаешь, что это значит?
– Почему он не напал?
– Ох, Рей. Он ведь не только зверь, но и человек. Он дождется удобного момента, чтобы нанести удар. Он не отпустит нас. Их инстинкт, их негласный закон велит уничтожать, таких как я! Они найдут нас и…
– Тогда я нападу первым.
– Рей, это же оборотень!
– Он же не альфа?
– Вроде бы нет. Я не уверена.
– Чудесно. Сейчас не полнолуние, значит, они подчиняются правилам при обращении. А мне нет дела до фаз Луны. Поезжай с труппой, а я разберусь с ним и догоню тебя.
Винсент не успел уйти далеко, как его окликнули. Дворянин с удивлением уставился на мужчину, с которым сухо обменялся несколькими фразами несколькими минутами ранее. Он был высок и худощав. Бледен, острые черты лица. Каштановые волосы были коротко острижены, а черные глаза лихорадочно горели. Весь его вид был какой-то болезненный. Казалось, мужчина страдал малокровием.
– Я хотел бы с вами поговорить, но не здесь, – произнес он. – Это очень важно. Вы должны это знать. Но давайте пройдем в более тихое место.
Винсент понимающе кивнул и последовал за мужчиной. Они прошли пару кварталов и начали спускаться к озеру. За это время мужчина не проронил ни слова и даже не обернулся, чтобы проверить следует ли за ним его спутник. Теперь они шли вдоль пустынного берега Тенебраса. Сейчас под снежным покровом озеро напоминала большую белоснежную равнину.
– Мне, кажется, здесь достаточно пустынно, – нарушил тишину Винсент. – Что вы хотели мне сказать?
– Я знаю, кто убивает людей, – мужчина, все еще стоящий спиной к дворянину, закопошился.
– И кто же убийца? – спросил дворянин, когда в нос резко ударил запах крови.
Слабые красные всполохи, заставили Винсента отступить и инстинктивно потянуться к рукоятке меча. В воздух взметнулась темное облако, принимая очертания звериной формы. Внушительных размеров лев выступил рядом с хозяином. Обнажив огромные клыки, хищник ринулся на свою жертву. Реакция Ретэ была мгновенной. Отскочив в сторону, пропуская зверя, Винсент обнажил клинок. Краем глаза он заметил, что незнакомец, приведший его сюда, стоял уже к нему лицом. По его стиснутому запястью медленно стекала бурая кровь.
– Оружие бесполезно против духа, – усмехнулся мужчина, глядя на обнаженный меч. – Магию победит лишь магия.
– Я так не думаю, – сухо ответил Винсент. – Значит это ты убийца. Кто ты такой? Оборотень? Проклятый зверь? Зачем убивать?
– Как вижу, ты не альфа и даже не гамма, иначе бы знал ответы на свои вопросы. Молодой неопытный обращенный. Как повезло наткнуться на самое слабое звено в стае, – ухмылка мужчины становилась все шире. – Почему я убиваю? Такова моя природа. Они все, за исключением бедного паренька, заслуживали смерти.
– Кем ты себя возомнил?
В этот момент, притихший на время, лев вновь кинулся на дворянина.
– Ну, что-то мы разболтались. Хватит тянуть время, – бросил мужчина.
Винсенту вновь удалось уйти от острых когтей и на этот раз пронзить бок зверя. Не единой капли крови не просочилось из раны. Но зверь замедлился. Недолго думая, дворянин нанес еще несколько ударов. Засиял красный свет и раны исчезли с тела животного.
– Хоть меч и непростой, но все равно бесполезный, – произнес хозяин духа. – Сколько бы ударов ты не наносил, я все равно их залечу.
– Рано или поздно ты выдохнешься, – кинул в ответ Винсент, не отвлекаясь от атакующего духа.
– Ты выдохнешься раньше, – пожал плечами мужчина.
В этот самый момент серебристое лезвие едва не пронзило его. В последний момент Винсента откинула красная вспышка.
– А ты не очень-то и сильный маг, – бросил Винсент, быстро вскакивая на ноги. – Меня и посильнее кидали. Ты быстро устанешь.
В этот раз дворянину пришлось уворачиваться от новой вспышки и атаки льва. Ноги скользили: только сейчас Винсент обнаружил, что поле битвы перенеслось на замершее озеро. Это обстоятельство не радовало дворянина. Он вновь попытался приблизиться к магу, но был отброшен назад двойной атакой. Но такая нагрузка давала о себе знать, маг стал тяжелее дышать. Затягивать было нельзя, иначе оборотень автоматически выигрывал. Поэтому за последующим заклинание раздался треск льда.
В это время Анри едва поспевал за несущимся впереди него оборотнем.
– Эй, ты уверен, что мы идем в правильном направлении? – выкрикнул Элегетти.
– Абсолютно, – ответил Лео.
– Зачем Винсенту спускаться к озеру?
– Откуда я знаю! – взъелся солец. – Помниться в последнее время ты с ним общался почаще меня!
– Знаешь, я, конечно, говорил, что надо бы побыстрее найти Ретэ, – не выдержал Анри. – Но мы летим, словно ты только что сбежал из тюрьмы и за нами гонится вся королевская гвардия. Нет, ну серьезно, зачем так спешить? Боишься след потерять?
– Очень смешно, ты же знаешь, я ищу его не по запаху, – фыркнул Лео. – Я волнуюсь. С ним что-то не так, я это чувствую.
– Что не так? Он с горя решил утопиться?
Лео резко затормозил и гневно взглянул на Элегетти.
– Если такой умный, сам его ищи. Ты для меня сейчас – балласт, – прорычал солец.
– Что-то ты не очень вежлив с человеком, который вытащил твою шкурку на волю. Ты у меня в долгу, запомни это хорошенько, потому что однажды я этим воспользуюсь.
– У меня еще нет проблем с памятью, старичок.
– Весьма оригинально, учитывая тот факт, что я старше Винсента всего лишь на два года.
– Я же говорю – рухлядь. О-о…
– Что-то мне не нравиться твой последний возглас.
– Вот теперь дела плохи. Винсент на грани. Я вперед, а ты догоняй. Иди вдоль берега – не ошибешься.
– Эй, – Анри не успел и слова вставить, как Лео уже умчался вперед. – Проклятые оборотни, чтоб я еще раз с ними связался.
Темная вода сомкнулась над головой. Винсент быстро шел ко дну. Сверху предательски смыкается лед, срастаясь, подчиняясь чужой магией. Тяжесть воды и обжигающий холод. Все движения кажутся такими медленными. Катастрофически не хватает воздуха.
Лео издали заметил фигуру на озере. Но при приближении маг увидел совершенно незнакомого ему человека. Заметив его, мужчина резко повернулся и отступил на несколько шагов.
– Кто ты такой? Что ты сделал с Винсентом?! – раскатисто прорычал Лео.
Инстинкт четко подсказывал, что дворянин где-то рядом с этим местом. Но вокруг было лишь заледеневшее озеро. Но если Винсента нет на его поверхности, значит он…
– О чем вы? – с удивленным видом уставился на оборотня незнакомец. – Я не понимаю, о ком вы говорите. Мне не знакомо это имя. Я всего лишь люблю погулять возле озера.
– Ты врешь! – бешенный всполохи магии вихрем вскружились вокруг сольца. – Я слышу дрожь в твоем голосе, бешеное биение твоего сердца. Как ты посмел напасть на члена моей семьи!
– Ты альфа? – мужчина в ужасе отшатнулся. – Даже если это так, прекрати это. Или ты хочешь, чтобы нас всех поглотила вода?
Тут же выпущенное заклятие пробило сковывающий воду лед, преграждая дорогу для отступления. Гулкий скрежет. Лед начали покрывать огромные трещины, постоянно разраставшиеся.
– В таком случае тебе остается надеяться лишь на свое умение плавать, – оскалился Лео, играючи отбивая вылетевшее в него заклинание.
Рей отчаянно выхватил спрятанный в кармане камушек, стискивая в ладони, до тех пор, пока из свежей раны не начинает течь кровь. Дух его единственная надежда справиться с обезумевшим альфой.
– О, так ты заклинатель? – ухмыляется оборотень. – Или ты всего лишь нашел пойманного духа? Они чудесное оружие, хоть и энергоемкое. Ну, покажи, что ты можешь.
Тень уже начинает принимать звериное очертание, когда из-за дрогнувшего под ногами льда, заветный камешек выскальзывает из рук.
– Как неловко, – усмехается Лео, наблюдая, как его противник пытается уйти с опасного участка и в то же время поймать ускользающее оружие.
В этот самый момент из воды высунулась черная волчья морда. Острые когти цепляются за льдину, заставляя ее еще сильнее трескаться. С трудом животное выбирается на твердую поверхность и тут же, оскалившись, кидается на старого противника.
Лео не вмешивается. Он наблюдает за тем, как волк настигает жертву, как острые клыки смыкаются на шее, как недвижимое тело уходит под воду.
Маг очнулся от забытья лишь, когда влажный нос уткнулся в его ладонь. Винсент терпеливо сидел у его ног. На берегу показался Анри, жестами привлекая к себе внимание.
– Пойдем отсюда, – вздохнул Лео.
Они осторожно, стараясь не свалиться в воду, вернулись на берег, где их ждал Элегетти.
– Ну и кто мне объяснит, что здесь произошло? – вздохнул Анри.
– Не я, – тут же ответил Лео. – Я сам всего не знаю. Подожди, Винсент, – Лео произнес заклинание. – Можешь теперь обратиться, – повелительно закончил он.
Вспышка света и на земле теперь сидел человек, которого солец тут же принялся заботливо укутывать собственным плащом.
– Как? – прохрипел Винсент.
– Я могу создавать искажения, из-за которых создается видимость перекрестка. Правда, с помощью этого заклинания можно обратить лишь своего собрата, а не обратиться самому. Идеально в применении для главы рода, не очень удобно для остальных.
– Почему я обратился там, в озере? – тут же спросил Ретэ.
– Ты был на грани, между жизнью и смертью. И иногда так получается. Но лучше на это не рассчитывать.
– А оборотни могут утонуть? Так просто? – не выдержал Анри.
– Мы не будем это проверять, – фыркнул Лео.
– Что ж не хотелось бы прерывать столь милую беседу, но если продолжим, Винсент рискует превратиться в ледяную статую. Вы кстати болеете? – как ни в чем не бывало, продолжил Элегетти.
– Воспаление легких нам не грозит, – фыркнул маг.
– Но я не могу разгуливать по городу в таком виде, – вставил Винсент.
– Я создам иллюзию, – нашелся Лео. – И будем надеется на то, что нам не попадутся колдуны по дороге.
– Прекрасно, чего же мы ждем, – воодушевился Анри. – Чем быстрее отсюда уберемся, тем быстрее я получу, наконец, объяснения происходящего.
– Не так быстро, – возразил Винсент. – Нужно достать Мики со дна озера, – произнес он и быстрым шагом направился к образовавшимся прорубям.
– Кого? – вскинул брови Анри. – Вы здесь кого-то утопили? Хотя, нет, в этом я не сомневаюсь. Но зачем доставать его труп, я и так этого остолопа ели на волю вытащил.
– Не преувеличивай свои заслуги, – фыркнул Лео. – И Мики – это имя меча.
– Винсент дал имя мечу? – удивился Анри. – Я думал в вашем тандеме только один сумасшедший.
– Ты думаешь, я ненормальный? – возмутился Тенобрис.
– Ну, учитывая твою подозрительность и агрессивность…
– Естественно Винсент не давал мечу имя, – прервал его Лео, наблюдая за тем, как дворянин ныряет в воду. – Просто это необычное и редкое оружие, а имя было присвоено одним из создателей. А озеро очень глубокое? – обеспокоенно спросил Лео.
– Шутишь? Это же Тенеброса. Его еще называют маленьким морем. Естественно оно глубокое, – лекторским тоном произнес Анри.
– Тогда нам стоит присесть.
Солнце уже давно скрылось за горизонтом, когда Винсент, сидя на диванчике в занимаемой им с Лео комнате, наконец, закончил рассказ.
– Знаешь, Тенобрис, ты плохо на него влияешь, – вынес вердикт Анри. – Похоже, в архив добавится еще одно дело, когда убийца официально не был пойман.
– Тем более что его действительно не поймали, – зевнув, заметил Лео.
– Что ты хочешь сказать? – встрепенулся Анри.
– Заклинатель, напавший на Винсента был человеком, необычным, но все же человеком.
– И что? – фыркнул Элегетти.
– А то, что женщину в полнолуние убил не человек. И я прекрасно знаю, что это за тварь, – продолжил солец. – Это был проклятый. Не человек, не зверь. Именно из-за этих существ у оборотней плохая репутация, ведь их часто путают между собой. Проклятый представляет собой человека, на которого когда-то сильным магом было наложено проклятие, именуемое Имодератта. Стоит признать что эти твари, действительно в определенной мере похожи на оборотней: превращение в зверя, регенерация, уязвимость к серебру. Но главное наше отличие: оборотень всегда контролирует свои обращения, и осознает свои действия в облике зверя, в отличие от проклятого. Каждое полнолуние Имодератта заставляет их обращаться и проливать кровь. В обычные дни они тоже не безопасны: сильное волнение также может вызвать превращение. Нет, ничего удивительного, что в такой ситуации проклятые стали естественными врагами оборотней. Встретившись, мы всегда узнаем друг друга. Инстинкт оборотня сразу учует его рядом и заставит избавиться от угрозы. Поэтому проклятые боятся нас сильнее охотников.
– Но зачем заклинателю выгораживать проклятого? – спросил Винсент.
– Кто знает, – пожал плечами Лео. – Маги падки на магических тварей. Любопытство далеко их заводит. Более того, из предсмертных слов убитой выходит, что нападавшая женщина.
– Значит, у нас на свободе бродит убийца-перевертыш женского пола, а тот человек ее защищал, – задумчиво произнес Винсент. – Скорей всего двух последних убил действительно он, потому что проклятой делать это было очень рискованно. Но зачем было повторять ее почерк? Он мог совершить убийство другим способом, у него ведь была возможность, он же маг, в конце концов. И тогда все бы посчитали, что зверь уже пойман.
– Прискорбно заметить, но Винсент, здесь прав, – вздохнул Анри. – Они тебя выгородили, Лео. Интересно зачем? Если им настолько снесло крышу от пролитой крови, что они не хотели отдавать славу, то девчонку нужно поймать как можно скорей. Мало ли куда ее все это заведет.
– Цирк, – заметил Винсент. – Тот мужчина был из цирка. И там мне постоянно что-то отвлекало, странное чувство. Думаю, она там. Это идеальное место для них. Они могли спокойно кочевать из города в город. И так как ни в одном городе они надолго не задерживались, наплыва убийств не было. Соответственно и охоту никто устраивать не будет. Кто знает, как долго они так жили.
– Хорошо, я поговорю с нужными людьми. А вы двое не привлекайте к себе лишнего внимания, – бросил на прощание Анри. – Ну, до скорых встреч, клыкастая гвардия.
Стоило Элегетти исчезнуть из поля зрения, как Лео нагло устроился на коленях у Винсента.
– Не представляешь, как я соскучился, – жарко выдохнул маг. – Да и еще заставил меня сегодня за тебя поволноваться, аристократишка.
– Знаешь, мне кажется, на мне висит рок, – усмехнулся Ретэ.
– Да, и какой же?
– Итак, дайка подумать. Около трех лет назад, на меня напал один Тенобрис, и чуть не утопил в озере. Спустя год на меня кинулся его родственничек с весьма похожей целью. Потом тот случай в парке. Сейчас же мне довелось едва не утонуть в озере, которое имеет тот же корень в названии, что и фамилия вышеназванных персон. Похоже, рано или поздно, меня сгубить нечто начинающееся на «тенобр».
– Как пессимистично, – засмеялся Лео. – Но пусть будет так. Пусть твоя жизнь будет только в моих руках.
– А как же Тенебраса?
– Больше ни на километр тебя к нему не подпущу. Мне не нужны конкуренты.

21:25 

Юг и Север. Глава XIII

Глава XIII
Лина


– Ты уверен, что это тот самый цирк? – глаза Винсента с подозрением буравили сидящего напротив мага.
– Ты же сам сказал, что это те самые афиши, что были в Сирени, – пожал плечами Лео.
– Да, они похожи, но полной уверенности у меня нет.
– Это очень легко проверить, – в глазах мага промелькнули шальные искорки.
– Анри просил нас не высовываться, – возразил Винсент. – И я с ним согласен. Так для тебя будет безопасней.
– Брось, Винсент, ты сам не так давно был не самым послушным мальчиком. Более того вспомни о своем общественном долге! Ты ведь не можешь игнорировать то, что в этом мирном тихом городке поселилось чудовище и бродит в ночи по его улочкам. Могут пострадать ни в чем неповинные люди! Твой долг, как одного из представителей власти вмешаться и защитить подданных Линеи.
– Это не в моей компетенции, – отрезал дворянин. – Я казначей, а не офицер. В мои обязанности входит учет государственного имущества, а не охрана порядка на улицах города.
– Ну, ты и сухарь, Ретэ, – фыркнул Лео. – Тебе, что плевать на обычных людей.
– Кто бы говорил. Прекрасный спектакль, я оценил. Не прикрывайся великими целями, Лео. Без личных мотивов ты не стал бы выслеживать эту несчастную. И не пытайся делать вид, что не понимаешь, о чем идет речь. Я ни за что не поверю, что ты случайно предложил ехать в Поларис по этой дороге, и мы по невероятному совпадению оказались в одном городе с этим печально знакомым цирком. Ну и какова цель? Месть за поруганное достоинство? Или хочешь обставить Анри?
– Ну, не без этого, – невинно улыбнулся солец. – Да, я хочу поквитаться с этой дамочкой, наславшей на члена моей семьи своего ухажера. Это же было открытое объявление войны, как я могу закрыть на это глаза. Как паренос, я обязан отреагировать на данные действия. Более того здесь еще замешен мой обортнический инстинкт, призывающий избавиться от данного существа.
– Это плохая затея, – заметил Винсент.
– Да, прости, Винсент. Я слишком много требую от тебя, хотя абсолютно не имею права, ведь я…
– Я не отказывался, – прервал тираду мага Ретэ. – Удержать тебя я не смогу, а бросать одного не собираюсь. Так что можешь сворачивать свой призыв на баррикады, оратор.
– Я говорил искренне, – возмутился Лео, но тут же тихо добавил. – Отчасти.
– Я знаю, – улыбнулся, наконец, дворянин. – Значит, сегодня вечером идем в цирк.
– Чудесно, – воскликнул южанин. – Девяносто восемь лет не посещал подобных мероприятий.
– Да, ты удивительным образом разбавляешь мои серые будни.
На улице сгустились сумерки, когда оборотни оказались на довольно просторной, но не богатой площади: на части зданий, устилавших ее периметр, заметно потрескалась краска, а южная сторона соприкасалась с большим, полуразрушенным зданием, в котором и обосновались циркачи. Тем не менее, площадь была максимально возможно украшена. Множество светильников, самой различной формы освещавших местность, представляли ее в довольно выгодном виде. Несмотря на зимнюю стужу, площадь была заполнена толпой людей. Жители города не хотели пропускать представление, заезжих артистов. Звучала веселая мелодия, завлекающая зевак. Повсюду резвились дети под присмотром своих родителей. А также площадь наводнили торговцы, вот уж кого не испугает ни темень, ни лютый мороз.
– Каков план? – спросил мага Винсент.
– Насладиться представлением, – лукаво улыбнулся Лео.
– А если без шуток?
– Я абсолютно серьезен. Для начала не плохо бы понаблюдать за противником, выяснить, что он собой представляет, прежде чем обнаруживать себя. Удивлен, что ты сам не догадался о столь простом порядке действий.
– Я просто привык, что от тебя можно ожидать чего угодно, – проворчал дворянин. – Она же должна нас непременно заметить.
– Я предпринял соответствующие меры. Моя магия должна сбить ее с толку.
– Значит, после спектакля ждем подходящий момент для «разговора».
– Именно. А пока, расслабься, Винсент. Ты своим хмурым личиком привлекаешь слишком много внимания. Такой настрой совершенно негож для подобного мероприятия, – засмеялся Лео. – Просто не думай ни о чем лишнем.
– Легко сказать, – буркнул Ретэ. – Послушай Лео…
Дворянин вынужден был замолкнуть, обнаружив, что неугомонный солец уже растворился в неизвестном направлении.
– Ну, как всегда, – проворчал Винсент.
Вздохнув, Винсент не торопясь побрел искать шустрого южанина, внимательно вглядываясь в толпу. Но знакомой фигуры в поле зрения не наблюдалось. Однако спокойствие Ретэ сохранялось недолго. Не прошло и десяти минут, как Винсент угодил в лапы жаждущих наживы торговцев. Лавочники, почувствовавшие состоятельного клиента, буквально облепили его со всех сторон, рьяно пытаясь впихнуть бедолаге всякие безделицы. Постепенно единственным желанием Винсента стало отделаться от назойливых торгашей. С этой целью, дворянин переместился в более темную часть площади. Оборотень уже хотел было перевести дух, когда его неожиданно схватили за рукав.
– Хочешь узнать свою судьбу, милок? – раздался хриплый голос, принадлежащий пожилой женщине в яркой, но изрядно потрепанной одежде.
– Нет, – отрезал Винсент и отвернулся, снова вглядываясь в толпище людей.
– Как категорично! – усмехнулась гадалка. – Ну, мое дело предложить. Мне и так достаточно клиентов, так что нет нужды бегать за каждым встречным, как эти жадные мелкие лавочники.
– Забавно слышать это после того, как вы последовали их примеру, – заметил Ретэ.
– Обижаешь, а зря. Люди сами ко мне бегут, проходу не дают. Обыкновенные и скучные. Как практически все на этой площади. Но вы, молодой человек, выделяетесь из этой толпы. Вы другой, особенный.
– И вы, конечно, говорите это каждому встречному. Ведь все хотят быть особенными. Стандартный прием.
– Может быть и так. Не буду спорить. Но у меня редко возникает такое сильное желание заглянуть в чью-то судьбу. Пойдемте, не пожалеете. А если мне удастся вас по-настоящему удивить, заплатите мне скромное вознаграждение.
– Но зачем мне это?
– Ну, скажем, сможете спрятаться от ненасытных барыг и скоротать время, пока за вами не придут, – произнесла гадалка и потянула дворянина за собой.
Винсент оказался в маленькой комнатке, большую часть которой занимал стол, накрытый темно-зеленым полотном. Гадалка тут же уселась на противоположной стороне и сделала приглашающий жест дворянину. Нехотя Винсент последовал указанию. Небольшой светильник тускло освещал комнату.
– Ну чего застыл, – фыркнула гадалка. – Давай руку, голубчик.
– Должен заметить, что я никогда не верил в нечто подобное, – заметил Винсент, протягивая ладонь.
Женщина лишь усмехнулась.
– Отцовскую руку вижу, а вот женской нет, – заговорила она. – Материнской ласки был лишен, ее заметно не хватало. Вот и влачился бестолку за соседской девчонкой. Хотя это ничуть не мешало совершать маленькие шалости, особенно во время учебы. Ну, да нет смысла присматриваться к далекому прошлому. Могу поздравить любовь у тебя одна, на всю жизнь. Но не шибко радуйся, шершавая она, не ровная. Она принесет и неземное счастье, и мучительную боль. Но не ослабнет, не отпустит никого из вас. Да уж, вцепились вы друг в друга знатно. Впервые такое вижу. Ну да перейдем к самому интересному. У тебя на редкость чистая кровь. Сильная, закаленная и благородная. Не разбавленная кровь линейца. Ты – чистокровный северянин. Можешь с любым дворянским родом в этом поспорить и, несомненно, выиграешь. Ведь у нас даже королевичи с восточной кровью. Как жаль терять такую чистую кровь, но теперь это только вопрос времени. Главный перекресток судьбы ты уже прошел. Знатное было перепутье и тебе нужно было выбрать за кем пойти: за отцом, принцем или волком. У каждого направления свои достоинства и недостатки. Нет смысла говорить о том, что могло бы быть, ведь дорогу ты уже избрал. Ты последовали за черным волком. Он принес тебе силу, богатство, любовь. Но ничего не дается даром. Волки жадны.
– И что это значит? – лицо Винсента не выражало ни единой эмоции.
– Все из-за крови. Волк чует хорошую кровь, она его манит. Он жаждет здорового сильного потомства. И новая кровь должна влиться в их жилы. В конце концов, он это получит.
– Этого не может быть, – отрезал дворянин.
– А никто и не говорил, что кровь смешается в этом поколении, как ты заметил это пока невозможно, – ехидно продолжила гадалка. – Лучше вспомни мои слова о шероховатости вашей любви. В тебе видна граница между зверем и человеком, но у него такой границы нет. Человек и волк в нем слиты воедино, он был таким рожден. И однажды инстинкт возьмет вверх. А уж его отпрыски своего не упустят. Такова цена за сделанный тобой выбор. Ты будешь съеден милок.
– Значит, вы хотите сказать, что у меня будут дети.
– Лишь одна, девочка, – улыбнулась женщина. – Русоволосая и голубоглазая, совсем как ты.
– Похоже, вас подводит зрение, ведь я зеленоглазый брюнет, – с интересом заметил Винсент.
– Но мы, то знаем, что при рождении ты был другим. А то, что дал тебе волк не передается по наследству.
Винсент на какое-то время задумался, и в комнате воцарилась тишина, пока не скрипнула дверь.
– Ага, попался, – весело воскликнул Лео. – Я всегда знал, что за этой горой скептицизма скрывается тот еще мистик. Хотя, признаюсь, это одно из последних мест, где я ожидал тебя обнаружить. Даже бордель в этом списке стоит выше. Значит, решил узнать свою судьбу? Что нагадали? Что-то хорошее?
– Нет, – отрезал Винсент. – Там затесалось одно болтливое чудовище.
– Да, да, да. Уже неоригинально, – отмахнулся южанин. – Эй, дамочка, а мне не погадаете?
– Не-а, – зевнула гадалка.
– Это еще почему? – обиженно воскликнул Лео.
– Ты мне не интересен, – тут же был ошарашен ответом оборотень.
– Вообще-то это ваше работа. С таким подходом вы даже на корку хлеба себе не заработаете, – ядовито ответил он.
– Не волчонку, с едва прорезавшимися зубками меня поучать. Фи. Тоже мне. Волк без стаи просто жалок. А ты только начинаешь набирать силу. Тебе еще расти, и расти, волчья морда.
– Да что ты понимаешь… – начал возмущаться Лео, но был прерван, решившимся вмешаться в спор Винсентом.
– Мы, пожалуй, пойдем, – бросил Ретэ женщине, кладя перед ней на стол золотые монеты. – Было любопытно вести с вами беседу, – закончил он и вытащил за собой возмущенного мага.
– Вот ведь старая карга, – рыкнул Лео. – Что она понимает! Посмотрел бы я на нее, если бы…
– Не бесись, – вздохнул Винсент, потирая переносицу. – Лучше расскажи то, что знаешь о прорицателях и то, что ты думаешь о способностях той женщины.
– Хочешь знать аферистка она или нет? Что ж точного ответа я дать не могу. Прорицатели не являются магами, и вычислить наличие такой способности у человека можно только при помощи наглядной демонстрации. Если говорить обобщенно, то провидцев можно подразделить на две категории. Высшая – оракулы. Это незаурядные личности способные прозревать нити судьбы в колоссальных масштабах. Можно с уверенностью сказать, что старуха в их число явно не входит.
– Потому, что это единицы, которых давно расхватали сильные мира сего. С этими все ясно, а что насчет вторых?
– А вот со вторыми беда. Их способности проявляются неоднородно скачками. Они видят лишь неожиданно приходящие обрывки, и не могут контролировать свой дар. Так что отличить их от шарлатанов весьма сложно, учитывая к тому же что большая их часть, сама любит надувать публику. Так что чисто теоретически у той бабки могут иметься какие-то способности, но в основном она дурит легковерных простолюдинов. Так что верить ли ей – решать тебе. Кстати, как ты там вообще оказался?
– Она сама подошла.
– Вот как. Ну и что она тебе сказала?
– Нечто над чем стоит задуматься. Скажи, насколько тобой могут управлять волчьи инстинкты?
– К чему этот вопрос? – удивился Лео. – Но если хочешь знать, я никогда не проводил грани, это ведь только все усложнит и нарушит цельность моей личности. Знаешь, так можно заработать раздвоение. Тем более, людьми тоже управляют инстинкты.
– Но ведь различие между мироощущением людей и оборотней колоссально. Как насчет стремления к созданию стаи?
– Люди тоже создают свой круг общения. Не вижу принципиального различия. Более того не все оборотни создают стаи, некоторые предпочитают жить обособленно. И далеко не всегда на это влияет животная сущность оборотня.
– А как насчет тебя? Волки, как правило, живут стаями.
– Не стану отрицать, что мне вот совсем этого не хочется, но все же я не стану впускать в свой круг первых встречных. Да и даже в лучшие времена наш род никогда не хвастался большой семьей. Но все же… – маг замолчал на несколько секунд, но вскоре переменившимся тоном весело воскликнул. – Кстати волки моногамны.
– О, кажется, я начинаю понимать, как много в тебе чисто человеческого, – усмехнулся Винсент.
– Был бы рад за твое внезапное осознание, не будь в нем скрытой насмешки. Ты кстати так и не ответил, что тебе нагадала бабка.
– Да так, потом расскажу. Представление скоро начнется, ты же не забыл, что мы сюда по делу пришли.
– Вот значит как, – Лео подозрительно взглянул на дворянина. – Ну, пойдем. А правду я у тебя потом выпытаю, медленно и мучительно. Уже весь в предвкушении.
Они зашли внутрь помещения и заняли свои места. Все это время неугомонный оборотень тихо нашептывал, как именно он будет дознаваться до истины, от чего бедный дворянин едва не покраснел. К радости Ретэ начавшийся спектакль отвлек сольца от его скромной персоны.
Потянулся ряд артистов. Выступления в большинстве не представляли собой нечто выдающегося, но этого вполне хватало, чтобы впечатлить обыкновенных людей. Более того трюки некоторых акробатов вызывали восхищение. Лео только усмехался и не уставал повторять, что им двоим не составит труда повторить весь местный репертуар.
И тут появилась она. Мягкие черты лица, чуть вздернутый нос, светло-коричневые глаза, чуть уже, чем у линейцев и сольцев, что выдавало иностранное происхождение. Золотистые струящиеся прямые волосы, украшенные диадемой из темного металла. Стройная, примерно такого же роста, как и Лео, одетая в широкие штаны, которые не только не сковывали движений, но и подчеркивали достоинства девушки. Кофта с открытыми плечами, расшитая на восточный манер, распахивалась к низу, обнажая плоский живот. Легко и грациозно девушка взобралась по канату.
Лео рефлекторно поддался вперед.
– Она, – улыбнулся он.
– Она из Агрума, – заметил Винсент. – Из восточных кочевников.
– Да, похоже на то, – ответил Лео, не отрываясь, следя за изгибающейся в воздухе девушкой. – Взгляни на ее. Кошка. Она умело использует свое проклятие.
– Нам стоит опасаться?
– Нет, нас двое, мы сильнее. Но если загнать ее в угол – отбиваться будет яростно.
– И каков план? – Винсент внимательно взглянул на мага, который так и не отвел глаз от сцены. – Мы не можем развязать драку здесь, пострадают люди, у нас будут проблемы. Эй, ты меня слышишь.
– Да, – глаза оборотня сверкнули. – Хочу, – прочитал по едва шевельнувшимся губам южанина Винсент, что ему весьма не понравилось.
В этот момент в девушке произошла едва заметная перемена. В ее действиях промелькнула поспешность, и создалось ощущение, что номер закончился задолго до отпущенного ему времени. Как только девушка скрылась за кулисами, Лео вскочил на ноги.
– Пойдем, нужно спешить, – бросил он.
– Она знает, не так ли? Ты же сказал, что скроешь нас, – возмутился Винсент.
– Да, но это не самая совершенная магия. Я и не рассчитывал на слишком многое.
– Хорошо, но ты так и не ответил на мой вопрос.
– Я не хочу драки. Пока не хочу. Это весьма расточительно. Для начала поговорим.
– А она станет слушать?
– По крайней мере это в ее интересах.
Солец выскользнул из зала и уверенно проскочил в служебные помещения. Винсент шел за ним, не отставая. Встретив человека из труппы, южанин тут же подскочил к нему и начал ему что-то шептать. Послушав его, мужчина кивнул и подозвал девочку. В это время Лео вернулся к Винсенту.
– Что ты ему сказал? – спросил Ретэ, наблюдая, как девчонка побежала дальше по коридору.
– Сказал, что мы от Рея и нам надо поговорить с его пассией, – обворожительно улыбнулся Лео.
– Значит, ты все же добрался до документов Анри.
– Так и знал, что этот гад не показал это досье только мне. Как я и думал, ты читал небольшое жизнеописание своего незадавшегося убийцы.
– Да, читал. И это я просил Анри не упоминать об этом при тебе.
– Только зря время тратили, – усмехнулся Лео. – Бесполезно от меня что-либо скрывать.
– Хорошо. А как насчет твоих действий. Почему тебе резко захотелось побеседовать за чашкой чая с убийцей, – в глазах Винсент промелькнуло сдерживаемое раздражение. – Помнится, несколько часов назад ты хотел ликвидировать проблему.
– Я передумал.
Винсент хотел ответить, но в это время в поле зрения появился главный объект их беседы. Девушка была в том же наряде, только сверху был накинут короткий плащ. Сохранив небольшую дистанцию, она остановилась перед оборотнями.
– Мы не знакомы, но, полагаю, нам уже приходилось сталкиваться, – произнесла она.
– Да, нет смысла отрицать, – ответил Лео. – Помню, в день нашей встречи на небосводе сияла прекрасная луна. Однако, нам стоит переместиться в более уединенное место
– Где ничто не помешает расправиться со мной? – вскинула бровь девушка.
– Ну, это мы всегда успеем, – улыбнулся маг. – Как на счет для начала просто поговорить.
– А смысл? Чтобы я не сказала, все в итоге приведет к одному: либо вы, либо я. А я ведь надеялась уйти по-хорошему.
– Пытаясь напасть на члена моей семьи? – заметил Тенобрис. – Милая моя я делаю тебе невероятное предложение просто поговорить, ведь обычно в таких случаях я не церемонюсь. Это, не говоря уже о том, что ты проклятый зверь. Более того я не спешил бы с выводами, наша встреча может стать счастливой для тебя.
– Так же как и для Рея? Что с ним сталось?
– Убит. Как видишь, я честен. Он напал на нас, что было довольно опрометчиво.
– Хорошо, поговорим. В моей каморке, – глаза девушки налились золотом. – Но смею заметить, что вам так же опасно устраивать здесь переполох, как и мне.
– Я надеюсь, мы сумеем договориться, – оскалился Лео.

***

– Я родилась в обширных степях Агрума. Мой отец был владельцем небольшого табуна лошадей, славившихся своей силой и выносливостью, хоть и уступавших в быстроходности знаменитой агрумской породе. У меня было четверо братьев, и мы все с самого раннего детства проводили большую часть времени, проносясь на отцовских скакунах по выжженным солнцем лугам нашей родины. Я ни в чем не уступала своим братьям, и наша матушка иногда шутливо говорила, что судьба наделила ее пятью сыновьями, а не четырьмя. Наша мать по происхождению была гордой северянкой, дочерью линейского торговца, когда-то часто появлявшегося в Агруме и ведшего дела еще с нашим дедом. Именно от нее я унаследовала пронзительные светло-серые глаза, так часто привлекавшие ко мне внимание.
Как я уже говорила, большую часть времени я проводила со своими братьями. Иногда мы играли с другими мальчишками, но те меня слегка побаивались. Признаться, я была несколько вспыльчива, а рука у меня была тяжелая. В итоге так получилась, что подруга у меня была только одна. Это была странная дружба. Мы были совершенно разные: она была такой хрупкой милой мечтательницей, что мне все время хотелось ее защищать. Прошли годы, мы выросли, но эта дружба сохранилась. Я стала боле холодной. Лишь в кругу семьи и ее я словно оттаивала.
И вот однажды она влюбилась. Именно с этого момента начались мои беды. Ее выбор заставлял меня удивляться: грубый хамоватый парень, про которого ходили слухи, что он вертится в разбойничьем кругу. Но тогда я не придала этой влюбленности значения. В это время мы с отцом ушли перегонять табун и отсутствовали пару месяцев. А когда я вернулась, мне буквально пришлось вытаскивать лучшую подругу из петли. Этот шакал воспользовался случаем в своих грязных целях.
Знаете, еще до нашей встречи я слышала о негласном оборотническом правиле: тот, кто напал на члена семьи – напал на всю стаю. В этом плане у меня точно такой же ход мыслей, за дорогих мне людей я готова порвать любого. Так случилось и в тот раз. Забавно, но я не шла с конкретной целью убивать, но сейчас-то я понимаю – другого исхода просто быть не могло. Он думал, что я легкая жертва, но встретил истинного хищника.
Можно сказать, что в конечном итоге мне все бы сошло с рук. Но всегда есть это ужасное но. Его мать была ведьмой. Я так отчетливо помню. Стоял яркий солнечный день. Моя подруга начала приходить в себя. Один из моих несносных братьев увязался за ними. И казалась, что все произошедшее было лишь мрачным кошмаром. Пока на горизонте не появилась тень. Никто не успел ничего понять, колдуны действуют быстро. Еще пару минут назад на моей душе было светло и вот я овеяна дымкой проклятия. Она смеялась. «Каждое полнолуние твоя истинная сущность будет выходить на свободу. Друг, враг, член семьи иль незнакомец – все будут равны, никому не скрыться от твоих острых клыков» – кричала она. Вокруг столпились люди. Они поняли, что это значит. Мне более не было места среди людей.
Меня защитила семья. Они оградили меня от толпы объятой страхом и опасениями. Признаться до первого полнолуние у нас всех еще сохранялась крошечная надежда, что все обойдется. Но, тем не менее, все меры предосторожности были предприняты. Моя подруга была из семьи кузнецов и по ее просьбе они выковали прочные цепи, в которые потом меня заковали перед восходом полной луны. В этот день последние надежды рухнули. Наутро я обнаружила, что мои каштановые волосы приняли цвет золота, а заглянув в зеркало, я увидела светло-коричневые глаза. Проклятие свершилось.
Теперь я не могла оставаться со своей семьей. Нет, меня никто не гнал, они готовы были защищать меня до последнего, но я не хотела накликать на них беды. Мой уход опечалит их, но тем самым я спасала их от большего зла. Я хотела тайно покинуть их, но моя подруга быстро разгадала ход моих мыслей. Кто бы мог подумать, что эта хрупкая девчонка категорично поставит меня перед фактом: она идет со мной и точка. Все мои уговоры и просьбы прошли в пустую. И в одну темную ночь отцовский черногривый конь унес нас из родных краев.
Несколько лет мы путешествовали по стране. Наверно это кажется невероятно, но долгое время моей хрупкой подруге удавалась сдерживать меня. Цепи ее отца мы естественно прихватили с собой. Но не стану врать, пару раз мне удавалось вырваться, и я убивала невинных. Моей подруге просто чудом удавалось уйти от моих острых когтей и клыков. Как ни странно, но это путешествие заметно пошло ей на пользу. Она стала более уверенной в себе, а мрачное пятно из прошлого рассеялось. И еще она научилась быстро бегать, как иногда смеялась она. Хотя я в этом ничего смешного не находила. Вскоре мы перевалили через границу, отделяющую прерии Агрума от лесистых холмов Линеи. Мы шли через глухие дикие места. Казалось двум молодым девушкам очень опасно вот так путешествовать, но если я раньше могла за себя постоять, то теперь и подавно. Я из-за всех сил старалась хоть что-то выгадать от наложенного на меня проклятия. А моя подруга тем временем научилась довольно мастерски стрелять из лука.
Через какое-то время мы добрались до города. Здесь жил мой дед по материнской линии, и судьба услужливо столкнула нас. Он не часто навещал свою дочь и внуков, но все же узнал меня. К тому же было похоже, что матушка уже известила его о случившейся беде. Так я надолго застряла в этом городе. За проведенное здесь время была сыгранна свадьба. Один из моих двоюродных братьев влюбился в мою подругу и долго и нежно ухаживал за ней, пока она не ответила на его чувства взаимностью. Я была счастлива за нее. Убедившись, что в ее жизни наступила светлая полоса, я покинула гостеприимный дом.
Много лет я скиталась без какой-либо цели. Также, как и раньше, мне далеко не всегда удавалось сдерживать зверя внутри себя. И мне все время казалось, что он растет и набирает силы. После одного кровавого полнолуния мне все время чудился запах крови. Человек и зверь отчаянно боролись друг с другом. А потом я встретила Рея. Он не испугался меня, нет, в его глазах вспыхнул жгучий интерес. Все же, по моему мнению, все маги немного ненормальные. Ведь какого здорового человека может привлекать опасная колдовская тварь. Но как ни странно, этот человек примирил меня с моей судьбой. Он не мог снять с меня проклятия, но вместо этого он сделал нечто иное. «Твое проклятие не обязательно должно служить ко злу. Сейчас оно не имеет направления: ты убиваешь любого, кто встретится тебе, но это можно изменить. Ты должна убивать, лишь это успокоит зверя внутри тебя. Но почему это должны быть невиновные люди? Почему бы ни убивать тех мерзавцев, которые сами попрали человеческую жизнь. Я сделаю так, что лишь они станут твоей целью. Ты станешь тем полезным хищником, который истребляет больных овец» – таковы были его слова. И они изменили меня, примерили со своей участью.
Так получилось, что Рею не хватало сил, чтобы наложить свое заклинание на меня на постоянной основе, поэтому чары приходилось периодически обновлять. Таким образом, мы стали путешествовать вместе. Рей любил меня, мои же чувства к нему никогда не выходили за рамки товарищеских. Впрочем, у меня складывалось ощущения, что ему в больше мере привлекала именно моя животная сущность. Рей был заклинателем, именно этой магией он всегда предпочитал пользоваться. Он всегда носил с собой драгоценный камешек, в котором был заключен дух. С момента нашего знакомства его дух стал принимать львиный облик, и он всегда говорил, что тем самым проявляется его любовь ко мне. Наши отношения были похожи на негласный договор: я давала ему подобие любви, которой он жаждал, он давал свободу моему зверю. И мы оба понимали это.
Так мы бродили вдвоем, пока не прибились к бродячему цирку. Их жизнь как нельзя лучше подходила к нам и была по нутру. Ну а остальное вы знаете.
– Почему Рей скопировал твой почерк? – спросил Винсент. – Ему ничего не стоило расправиться со свидетелями иным способом и тем самым избавиться и от оборотней на хвосте.
– Я его об этом попросила. Я не хотела, чтобы из-за моих деяний страдал невиновный. Но судьба жестока. Сохранив вам жизнь, я тем самым обрекла на смерть единственного оставшегося у меня друга. Но я ни о чем не жалею в своей жизни. И если бы я могла отмотать время назад, я поступила бы точно также. Что ж, теперь вы знаете все. Моя исповедь закончена. Не думаю, что нам удастся решить вопрос миром: вы не можете отпустить меня на волю, и я понимаю почему, а я же в свою очередь тоже не могу просто сбежать, ведь каким-никаким Рей был моим другом и я должна постоять за его память. Хватит бегать. Найдем тихое место и закончим со всем этим. Я знаю, что у меня нет шансов, но предупреждаю, драться буду до последнего вздоха.
– Ну-ну, сбавь обороты. Мы еще не закончили разговор, – возразил Лео. – Я хочу предложить другое решение нашей проблемы.
– А оно есть? – горько усмехнулась девушка. – Не заговаривай мне зубы солец.
– Лео. Меня зовут Лео. А его, кстати, зовут Винсент. Ну, так вот решение есть. Хочу заметить, что я не только оборотень, но и маг.
– И что, Лео? Хочешь занять место Рея? – фыркнула проклятая. – Нет, спасибо. Такое выход меня не утраивает.
– Не одну тебя, – насупился Винсент.
– Тихо-тихо. Какие здесь все агрессивные, – взмахнул руками Лео. – Я и не помышлял об этом. Ты не думала, что твое проклятие можно снять?
На мгновение воцарилась тишина.
– Это возможно? – вполголоса спросила девушка.
– Да, – ответил Тенобрис. – Почти любое проклятие можно снять. Нет, конечно, есть небольшая категория, у которой практически нереальные условия снятия, но твое к ним не относится. Более того существуют даже несколько способов. Мне доступны два. Но мы естественно пойдем самым простым. Твое проклятие можно снять одним снадобьем. На твое счастье, благодарю одному моему знакомому, с кем бы я более не хотел встречаться, мне известен его рецепт. Он сложен, ингредиенты редки, но создать его в моих силах. Так что я могу помочь тебе.
– Зачем тебе это? – настороженно спросила девушка.
– Просто так. Ты не веришь в мою бескорыстность? – сделал слегка обиженную интонацию Лео.
– Нет, – почти хором ответили Винсент и девушка.
– Солец никогда ничего не делает просто так, – добавила блондинка.
– У тебя предвзятое мнение, – фыркнул Лео. – Меня тронула твоя история, и я, по доброте душевной, хочу помочь тебе. Тебе решать – верить мне или нет. Но помни, что мы не отпустим на волю носителя Имодератты.
– Проще говоря, выбора особого у меня нет, – заметила девушка.
– Что верно – то верно, – развеселился оборотень. – Ну и как же тебя зовут, дитя степей?
– Лина, – со вздохом ответила девушка. – И возможно сейчас я делаю глупейшую ошибку в своей жизни, веря словам сольца.

23:04 

Юг и Север. Глава XI

Глава XI
Дом


– Как же приятно вернуться домой! – побросав свои вещи, Лео закружился по комнате. – Как же я скучал по этим стенам! Кто бы мог подумать, что я так привяжусь к этому дому. Ты не представляешь, сколько раз я мысленно уносился в кабинет, в котором ты вечно зарывался в свои документы, и из которого периодически приходилось силком тебя вытаскивать, в твою спальню, где я, не смотря на твои возмущения, иногда ночевал, в нашу теплую гостиную, туда, где мы впервые слились воедино.
– Ты прямо лирик, – произнес Винсент. – Это всего лишь обыкновенное здание, не более. Слишком просторное для одного. Без тебя здесь было пусто.
– Ты ничего не менял здесь, – улыбнулся Лео.
– Не нашел свободного времени, да и сильной надобности в этом не было, – пожал плечами дворянин.
– Даже моя защита до сих пор работает, – довольно заметил маг и взглянул на Ретэ. – А ты, я вижу, не удивлен.
– Никто не пересечет порога дома без позволения его хозяина, – пробормотал Винсент.
– Да это одно их них. Не уж то пригодилось?
– Да, пытались грабить. Я не сразу понял, что именно оглушило вора, но Нора мне все разъяснила. Она сказала, что, по всей видимости, ты овеял дом огромной сеткой защитных заклинаний. Они безопасны, хотя полной гарантии она не дала, слишком витиеваты некоторые из них.
– Конечно, они безопасны! – возмутился Лео. – Я прекрасный маг и знаю свое дело. Это старая привычка, еще с подросткового возраста. Я всегда устанавливал цепочку охранных чар, там, где останавливался на длительное время. То, что ты назвал, всего лишь детская шалость – любой достаточно сильный маг легко сможет снять ее. Ограждение от мелких воришек. А та сеть чар, про которую сказала Нора, большей частью нуждается в присутствии сведущего мага для их активации. В будущем стоит улучшить нашу охранную систему, мало ли что. И возвращаясь к моей забаве, в формуле заклинания значилось разрешение не хозяина, а одного из хозяев.
– Я и ты.
– Да, не мог не уточнить. Ведь у дома два владельца.
– Об этом сложно забыть. А ведь когда-то я планировал разъехаться с тобой, – вздохнул Ретэ. – А сейчас…
– Что? – Лео замер.
– Раз уж ты вернулся, то следует заняться переустройством дома. После покупки нам так и не довелось его перестроить под себя. Переезжать ведь мы теперь не собираемся. Будет работа на лето. Деньги есть.
– Звучит превосходно, – расплылся в улыбке Лео, грациозно приближаясь к Винсенту свой привычной хищнической походкой.
Оказавшись вплотную с дворянином, оборотень обхватил его шею и томно промурлыкал:
– Планы – планами, а сейчас пойдем в кроватку.
– Нужно разобрать вещи, – заметил Ретэ.
– Потом разберем. Их не много, мы быстро с этим управимся.
– Тем более, не зачем это откладывать.
– Ну Винсент, пожалуйста! Не будь таким педантом, – жалобно протянул Лео. – Пожалуйста.
– Мне так нравиться, когда ты меня просишь, – улыбнувшись, ответил Ретэ, нежно проводя по скуле мага. – Что-то в последнее время ты стал любвеобильным, как мартовский кот.
– А ты как будто против, – фыркнул оборотень. – Сам меня ночью к себе затаскивал. В конце концов, у меня есть потребности, которые я не мог полноценно удовлетворить длительное время. Я так изголодался. Сжалься надо мной.
– Бедный и несчастный мой, – усмехнулся Винсент. – Так уж и быть, пойду тебе на встречу.
– Восхитительно. Может в этот раз мы сможем добраться до постели.
С трудом они все же смогли достичь кровати Винсента, где уже могли дать полную волю переполнявшей их страсти. Жаркий шепот, прерывистое дыхание и хриплые стоны.
Позднее расслабленный Лео с блаженной улыбкой перебирал темные пряди волос Винсента, который устроил свою голову на животе у мага. Глаза дворянина были закрыты, лицо выражало спокойствие и умиротворенность.
– Вот что ты за человек? – произнес Лео.
– Я уже давно не человек, – заметил Ретэ.
– Не придирайся к словам, – буркнул маг. – Вот почему я чувствую себя сейчас растаявшей лужицей?
– Не представляю, как это, – Винсент приоткрыл глаза. – Я так хорош?
– Да, надменный аристократишка.
– Лучше, чем другие?
– Прекрати нарываться на комплименты! Не дождешься.
– Раз мы отдохнули, пора бы и вещи разобрать, – принимая сидячее положение, произнес дворянин.
– Нет, вот иногда мне совершенно определенно хочется тебя убить. Вот далась тебе эта проклятая поклажа, когда рядом с тобой я! Да еще и такой доступный и податливый, – произнес Лео, потягиваясь и переворачиваясь на живот.
– Не такой уж ты и послушный, – усмехнулся Винсент.
– Конечно, иначе бы давно тебе наскучил. Тебе ведь это нравится, не так ли? – оборотень соблазнительно прогнул спину и качнул бедрами. – Нравится, когда я, такой непокорный, начинаю тебе подчиняться, позволяю тебе то, что никогда не позволял другим?
– Похоже, я опять начинаю поддаваться на твои провокации, – вздохнул Ретэ, жадно пожирая мага глазами. – Пока можешь этим наслаждаться. Знаешь ли, не ты один изголодался за эти годы.
Винсент вжимал Лео в кровать, его руки скользили по разгоряченному телу. Они страстно целовались, когда снизу раздался отчетливый стук в дверь. Оторвавшись от мага, дворянин быстро соскочил на ноги.
– Винсент, не смей! – угрожающе прорычал Лео, когда Ретэ начал рыться в одежде. – Ты что хочешь вот так меня бросить?
– Это может быть важно, – донесся ответ.
– Да пошли бы они куда подальше, ты только приехал! – стук продолжался. – Вот ведь настырные. Винсент, перестань! А ну стой! Проклятый аристократишка! Даже не думай!
Но Винсент полностью игнорировал тираду мага. Одевшись, он выскочил из комнаты. Выругавшись, Лео завернулся в одеяло и подошел к окну, с которого хорошо просматривался вход в их дом.
– Вот ведь дрянь. Ну, он мне за это еще заплатит, – прорычал оборотень, узнавая посетителя. – Столичный гаденыш.
В это время Анри уже не чаялся, что его услышат. Но дверь наконец-то отворилась, и Элегетти с любопытством уставился на непривычный взлохмаченный вид Ретэ.
– Доброго дня, Винсент, – поприветствовал Винсента Анри.
– Здравствуй, Анри. Проходи, – отошел в сторону дворянин, пропуская гостя в дом.
– Завел бы ты уже себе постоянного слугу, – проворчал Элегетти, расположившись на давно облюбованном им диване в кабинете. – У тебя он должен быть по статусу, да и сейчас ты можешь себе это позволить.
– Мне пока хватает временных наемников.
– Не затягивал бы ты с этим. Кстати, выглядишь довольно рассеянно. Весьма необычно для тебя.
– Я только вернулся из Лиабора. Признаться, я не ожидал сегодня гостей.
– Ну, я был бы не я, если бы первый не узнал о твоем возращении. Иначе бы, за что меня ценил дорогой Виктор. Вижу, родной край, и, правда, пошел тебе на пользу. Несмотря на растрепанность, выглядишь заметно лучше. Как видишь, я оказался прав.
– Я бы так не сказал, – раздался легкий баритон.
Анри с нескрываемым удивлением обернулся и уставился на Лео, облокотившегося на дверной косяк и насмешливо взирающего на дворян. Одет он был аккуратно, волосы были собраны.
– Ну, здравствуй, Анри, – произнес маг с кривой усмешкой на губах. – Давненько мы не виделись.

***

– Не стоит тебе грубить Анри, – произнес Винсент, размеренно поглаживая спину мага, устроившегося у него на коленях.
– Он меня раздражает, – фыркнул маг.
– Почему? Нет, конечно, он бывает иногда слегка назойливым, но в целом Анри не вызывает неприязни. Это, не говоря о том, что в некоторых вещах его помощь бесценна. В конце концов, именно он помог мне со службой. У меня перед ним долг.
– Да, да, знаю. Но почему ты меня спрашиваешь? Он, видишь ли, тоже не питает ко мне теплых чувств. Еще и тебя против меня настраивает.
– Ничего подобного. И ты первый начал ваше нелепое противостояние.
– Я же не виноват, что он не принимает отказов. Я не просил его искать мне место для службы. Мне этого не нужно.
– Думаю, он давно уже с этим смирился. И если уж на то пошло, огрызаться ты начал на него еще раньше.
– Хватит его защищать! – сверкнув глазами, Лео соскочил на ноги. – Этот тип, он всегда вокруг тебя верится. А ведь он уже давно выполнил свою задачу. С чего бы? Конечно, ведь чистокровный аристократ из древнего рода с незаурядными способностями – лакомая добыча. И сам весь из себя такой. Этакий столичный светский лев, – оборотень метался из стороны в сторону, пока Ретэ не схватил его за запястья и не притянул его на себя.
– Лео, это глупо, – ровным тоном произнес Винсент. – Затевать ссору из-за глупой беспричинной ревности.
– Не ревную! – огрызнулся маг, отвернувшись.
– Ну, конечно. Лео, я тебя люблю, но сейчас выслушай меня внимательно, – Винсент был крайне серьезен. – Анри – хороший приятель и приятный собеседник. И ты ведь сам понимаешь, что между нами нет никаких других отношений. Не будь предвзятым из-за мелких прошлых обид. В конце концов, может, вы и конкурировали за дружбу, но за любовь у тебя нет соперников.
– Винсент, я ему не доверяю, – тихо произнес Лео.
– Я не прошу ему доверять. Но ты же знаешь о деятельности Анри. Поиск талантов – всего лишь развлечение, сбор информации – вот основная его работа. И он довольно неплохо в этом преуспевает. Не знаю, что ему было известно ранее, но после событий в Соле всплыло очень много фактов о твоей семье. Скрывать и отпираться сейчас бессмысленно. Спасает лишь то, что для большинства то, что творится за границей Линеи лишь далекое эхо. Стоит надеться, что лишний шум не возникнет, он нам не нужен. Потому Анри необходим, он ценный друг и опасный враг. Ты же знаешь, чья в нем течет кровь.
– Он бастард.
– Но его ценят и уважают даже законные наследники! Сильная связь с семьей и большая свобода действий. Прошу тебя, прекрати его злить. Пока он не желает зла ни мне, ни тебе, так зачем это исправлять?
– Хорошо, – вздохнул Лео. – Я постараюсь наладить с ним отношения.
– Вот и славно, – Винсент чмокнул в щеку мага. – А теперь скажи: когда ты собираешься наведаться в свой театр?
– Ты сохранил его? Он еще работает? – радостно воскликнул Лео.
– Ты меня обижаешь, – нахмурился Винсент.
– Просто ты вроде как… – замялся южанин.
– …не разбираюсь в этом? – закончил Ретэ. – А никто не говорил, что было легко. Все благодаря энтузиазму актеров и незаменимой помощи Норы. Хотя, с каждым месяцем становилось все хуже. Твои люди меня не любят.
– А что так?
– Я не способен тебя заменить на этом поприще, – уклончиво ответил дворянин.
– Ты ведь мог не заморачиваться. Продал бы и жил спокойно.
– Я все надеялся, что ты вернешься. Все это стоило твоей искренней улыбки.
– Вот как. Что ж, в таком случае нужно в ближайшее время туда наведаться и оценить масштабы бедствия.
– Ничего такого, с чем бы ты не справился. Финансовые ведомости могу предоставить прямо сейчас, – улыбнулся Винсент.
– Нет, спасибо, – фыркнул Лео. – Это твоя работа, возиться с бумажками. Кстати, когда ты выходишь на службу?
– У нас есть еще целых два дня.
– Так мало. Как жаль. Тогда не стану растрачивать их на дела. И даже не думай возражать. Когда еще будет возможность занять весь твой день?
– И ночь, – добавил Винсент.
– Ну, это я уж точно ни с кем делить не собираюсь, – усмехнулся маг. – Пойдем, закончим уже то, чему помешал, так не вовремя проведавший нас Анри.

***

– Как посмотрю, Винсенту отдых пошел на пользу. Похоже, он остался очень довольным, – произнесла Мадлен, наблюдая за мелькнувшей в коридоре фигурой правой руки ее высочества Октавии.
– Ага, набрался свежих сил, как раз, чтобы третировать нас с новой силой, – проворчал стоявший рядом с ней парень.
– Да ладно тебе. Он довольно забавный человек.
– Он-то? – вспыхнул парень. – Да это настоящее драконище, дорвавшееся до власти! Как будто нам раньше принцессы было мало. Как прекрасен был месяц без его вечных придирок! Настоящая свобода. Почаще бы его отсылали. Но вот: не успел он вернуться, как уже начал нагоняи раздавать.
– Ты, Джек, если бы меньше бездельничал, то и меньше бы от него огребал, – усмехнулась Мадлен. – От него только за дело получают. Может он и строгий, но справедливый.
– Да он же просто одержим порядком!
– Ну не без перегибов, конечно, но в целом вполне сносно. Ну а перебарщивает он, лишь когда находится исключительно в отвратительном расположении духа. А сегодня у него прекрасное настроение.
– Небось наконец-то нашел кого-то, с кем можно было хорошо провести время, – едко заметил Джек. – Выглядит очень удовлетворенным.
– Джек! Не все думают только об этом, в отличие от тебя. И не надоело же тебе еще опускать комментарии в отношении личной жизни начальства.
– Ну, ему же не надоело меня третировать?
– Не нравится – ищи другую работу, или боишься, что нигде больше не сможешь продержаться?
– А смысл? Нет никакой гарантии, что там не заведется вот такой же ящер. А здесь хоть жалование хорошее. Вот накоплю денег и займусь собственным делом. Буду сам себе хозяин.
– Конечно, учитывая, какой ты транжира, копить тебе придется лет двести. Минимум.
– Злая ты, Мадлен. И Винсент злой. И все же я надеюсь, что когда он в кое-то веки женится, то прекратит придираться ко всяким мелочам.
– Очнулся бы от этих глупых грез. Этот человек всегда будет выполнять возложенные на него обязанности с полной отдачей, несмотря ни на что. К тому же, вот представь, что женушка ему скандал устроит утром. И придет он работу злющий презлющий. И, с твоей-то везучестью, как раз на тебя и наткнется.
– Ну, зачем на нервной то жениться. Ему бы кого-нибудь поспокойней, попокладистей.
– Да, он обязательно прислушается к твоему мнению в этом вопросе, – язвительно произнесла Мадлен.
– А что? Может ему такие нравятся? Будет с нетерпением бежать домой, где его ждет красавица жена, блондинка или рыженькая, с миловидным личиком, тонкой талией, вся такая хрупкая и беззащитная. Кроткая и верная. Любящая и заботливая.
– Знаешь, Джек, мы сейчас не о твоих вкусах разговариваем.
– Если думаешь, что все знаешь, то предложи свой вариант. Какой должна быть жена нашего дракона?
– Вот уж точно не жертвой на закланье. Бойкая, энергичная, эмоциональная. Непокорная и страстная. Привлекающая внимание, способная оторвать нашего трудоголика от дел. Девушка-огонь.
– Вот тогда он точно злющий будет ходить. Они же просто вместе не уживутся.
Мадлен хотела было возразить, но тут из-за угла вынырнул предмет их обсуждений.
– Мадлен, вас ищут в архиве, – сухо произнес Винсент. – А что касается вас, – взор дворянина обратился в сторону Джека. – Переделать, – и всунул пачку документов. – Немедленно.
– Да что опять-то не так?! – взвыл Джек.
– Там все отмечено.
– Лишнюю запятую поставил? – не удержался от комментария парень.
– И это в том числе. Если бы вы не проводили свое служебное время в праздном шатании без дела и бесконечной болтовне, вам не приходилось бы переделывать, – отрезал Ретэ.
– Вот ведь драконище, – тихо огрызнулся парень, как только дворянин скрылся за дверью.
Винсент наконец оказался в небольшом помещении, несколько лет назад отведенном ему под отдельный кабинет, и, тяжело вздохнув, уселся за стол. У длительного отгула был один большой существенный минус: когда из него возвращаешься, на тебя просто сваливается огромная кипа работы.
Время стремилось к обеду, когда Винсент, погруженный в работу, услышал стук со стороны окна. Дворянин поднял голову. У окна, не подчиняясь никаким законам природы порхал бумажный журавлик. Подойдя к окну, Ретэ распахнул его и птичка, влетев в комнату на порыве ветра, плавно приземлилась на пол. Подняв и развернув бумажку, Винсент прочел ее содержимое.
«Я знаю, что у тебя в это время должен быть перерыв, и надеюсь, что ты все же оторвешься от дел. Мне нужно с тобой поговорить. И не заставляй меня долго ждать, вредный аристократишка, мне все еще непривычны ваши морозы. И да, обещаю, это не займет много времени. С любовью, твое зеленоглазое чудовище» – было выведено знакомым размашистым почерком.
Винсент вздохнул. Что ж, Лео в своем репертуаре. Накинув плащ, дворянин вышел из комнаты. Мага он нашел быстро. Тот бродил по пустынной аллее позади здания. Увидев Винсента, он радостно порхнул к нему.
– Привет. Как служба? – приблизившись вплотную, спросил он.
– Утомительно. Сегодня много дел. А ты как? Ходил в театр?
– Да. Я собственно, поэтому и пришел. Все были очень рады моему возвращению и желают сегодня отпраздновать это событие. Я хотел бы, чтобы ты тоже присутствовал.
– Не думаю, что это удачная мысль. Твоя труппа не очень меня любит.
– Думаю, они должны изменить свое мнение. В конце концов, ты так много сделал для сохранения театра. И я не хочу идти один.
– Тогда не ходи.
– Винсент! Не будь врединой. К тому же, с меня взяли обещание и даже больше, – произнес Лео, закатывая рукав.
– Магические обязательства! – воскликнул Винсент, взглянув на испещренную узорами руку оборотня. – Ты с ума сошел! Из-за мелочей соглашаться на это!
– Винсент, успокойся. Я бы не стал соглашаться на что-то серьезное, не сказав тебе об этом. Это сущая ерунда. К тому же, здесь задействована довольно слабая магия, и я при желании легко могу снять заклятья. Но ведь тогда я совершенно не буду вызывать доверия. Да и по сути, это всего лишь что-то вроде шутки.
– Ты уверен, что это не вызовет проблем?
– Да.
– Тогда ладно.
– Знаешь, это все навевает воспоминания. Тогда я тоже посылал тебе записку. И было магическое пари. Кстати оно принесло тебе немало пользы.
– Да, я выпустил на волю настоящее чудовище, которое перевернуло всю мою жизнь. А теперь скажи уже конкретно, что и кому ты пообещал?
– Несмотря на мои заверения, все еще беспокоишься?
– Я всегда за тебя волнуюсь.
– Эту, – Лео провел по узору, обхватившему запястье и выглядящему как металлическая цепь. – Ставил Дик. Обещание, что я сегодня приду на праздник в театр. С нее все и началось.
– Можно было догадаться. Выглядит простовато.
– Это не значит, что она не действует, – фыркнул маг. – В конце концов, в большинстве своем это дело вкуса и предпочтений.
– А остальные чьи?
– Ленточка – работа Йенни. Я встретил ее, когда зашел навестить Нору в библиотеке. Я должен зайти к ним в лавку на этой неделе.
– Вот как. В таком случае, дай угадаю: браслет из перьев дело рук Норы. Хотя это звучит несколько странно. Мне всегда казалась, что она довольно серьезная девушка.
– Я не вернул ее книгу. Она меня отчитала и наложила заклятье.
– Она же могла попросить меня. Я бы давно ее передал.
– Но книгу брал я, я и должен был вернуть. Этой мой долг. Так она сказала. И ей плевать, где я лазил несколько лет.
– Знаешь, Лео, у меня просто слов нет. Я оставил тебя на полдня без присмотра, а ты уже натворил глупостей. Надеюсь, у тебя вторая рука также не исполосована.
– Ну… – Лео немного отвернул рукав на другой руке. – Разве что еще одна. Но эта последняя.
– Знакомый узор, – усмехнулся Винсент, глядя на линию терновника. – Но это весьма неожиданно. Что от тебя хотел Анри?
– То же, что и все остальные. Это приглашение для нас двоих.
– И ты так легко согласился?
– Ты просил наладить с ним отношения, а твое желание важно для меня.
– Знаешь, – Винсент нежно провел по руке мага. – Все вместе это выглядит ужасно и хаотично.
– Да, согласен. Пожалуй, больше не буду забавляться этой игрой.
– А как выглядят договоры, наложенные тобой?
– Любопытно?
– Да.
– Ну, может сегодня вечером тебе покажу, – на лице Лео промелькнула игривая улыбка. – А то ты у нас еще не меченный.
– Ты отметился за нас двоих.
– Не злись. Ты же знаешь, на самом деле я только твой. Так ты пойдешь со мной в театр?
– Куда я денусь, – вздохнул Винсент.
Вечером того же дня они отправились в театр. Лео там ждали с нетерпением, а вот Винсента явно надеялись сегодня не увидеть. Вокруг Ретэ создалась область напряжения. Все боялись с ним заговорить или встретиться с холодной зеленью его глаз. Никто не знал, как ему с ним себя вести, что сказать после прошедших лет. Все это не могло укрыться от внимания Лео. Маг шутил, всячески стараясь развеять обстановку. Винсент грустно следил за его стараниями. Глупая затея. Дворянин знал, что будет здесь лишний, но не смог отказать сольцу. Он и в былые времена сюда не очень вписывался, а сейчас и подавно. Возможно, ему стоило зайти сюда позже без Лео. Ведь именно сейчас они так не хотят расстраивать своего любимого хозяина. Неизвестно, сколько бы еще все это продолжалось, но неожиданно произошел прорыв. Притом с той стороны, с которой Винсент явно не ожидал.
– Господин Винсент, – раздался взволнованный голос.
Винсент поднял голову, переставая гипнотизировать свой бокал. Дик. Неожиданно. Парень встал и попытался посмотреть ему в глаза, но, не выдержав, устремил взор куда-то сквозь него. На его лице была непередаваемая гамма эмоций.
– Мне нужно принести вам свои извинения, – продолжил Дик. – Мне жаль, что все это время я вел себя… неподобающим образом. Я не стану оправдываться, это глупо. Вы ведь и так все знаете. Теперь я понимаю, как ошибся в вас. И сколько вы всего сделали для этого театра, несмотря на наше отношение. А я наговорил вам столько гадостей. А вы были правы. Всегда были правы. Мне очень жаль. Вы достойный человек, вы заслужили доверие нашего хозяина. Я хочу, чтоб вы знали, что я сожалею о том, что произошло. Вы можете не принять извинения. И вас нельзя будет за это осудить. Это ваше полное право. Но мне искренне хотелось бы хоть как-то загладить свою вину. Если есть какой-то способ… Хоть что-то… Я… Я… – Дик задрожал.
– Я тоже должна принести вам извинения, – решила вмешаться Мария – лучший музыкант труппы. – Простите, Винсент. Просто тогда все так выглядело очень… странно. Хозяин неожиданно пропал и… Простите, но вы же понимаете, мы из разных миров. Вы были нам чужим, и мы легко поверили сделанным внезапно выводам. Мы так ошиблись в вас…
– Я тоже был не прав, – воскликнул один из актеров.
– И я, – произнесла соседка Дика.
– Все так ужасно получилась.
– Да, мы все хороши!
Поток извинений нахлынул на Винсента словно прорванная плотина. Выдохнув, Винсент встал и, наконец, ответил:
– Я понимаю, что все это было вызвано вашим искренним беспокойством за Лео и как все тогда выглядело. Будь я на вашем месте, я поступил бы точно также, если бы не хуже. В конце концов, следует радоваться, что не случилось ничего непоправимого.
– Господин Ретэ, вы такой замечательный и честный человек, – всхлипнула актриса.
– Да, давайте выпьем за нашего выдающегося счетовода, – выкрикнул кто-то.
Звон бокалов, поток восхвалений. Винсент почувствовал на себе взгляд Лео.
– Вот теперь ты здесь стал своим, – шепнул на ухо оборотень.
Глаза Лео светились такой теплотой, что сердце Винсента наполнилось щемящей нежностью.
Дальше все стало намного лучше. Атмосфера разрядилась, стала более приветливой и праздничной.
– Вам больше следовало извиниться перед служащими казначейства. Кажется, из-за моего плохого настроения им порядком доставалось. Кто-то из них даже хотел спалить проклятый театр.
– Да, уж. Похоже, мы ходили на грани, – засмеялся один из актеров.
В это время Лео коснулся плеча дворянина.
– Может сыграешь? – маг кивнул в сторону пианино.
– Зачем? – удивился Винсент. – Здесь, несомненно, есть более искусные музыканты.
– А я хочу, чтоб это был ты.
– А как же пять медведей, что танцевали на моих ушах?
– Ну, это было так давно. Столько всего с того времени изменилось. Максимум осталось два. Ну, пошли. Я помогу, – солец потянул его за руку, но Ретэ так просто не сдался.
– Ты не умеешь играть.
– Зато могу петь.
– Попроси Марию, – дворянин кивнул в сторону женщины сидящей неподалеку. – Вместе вы хорошо сыграете. Она и мелодий больше знает.
– Но я хочу петь именно с тобой, – прошептал Лео так, чтобы его услышал только Винсент и снова потянул дворянина.
На этот раз Ретэ поддался. Бросив напоследок испепеляющий взгляд на ненавистный музыкальный инструмент, Винсент заиграл. Грустная медленная музыка наполнила зал. В этот раз Винсент решил не заморачиваться и сыграть ту мелодию, которая в бытности студентом выходила у него лучше всего. Вскоре к музыке присоединился голос Лео. Винсент и не сомневался, что эта музыка знакома оборотню.
Слова струились, рассказывая древнюю историю о том, кто застрял между двух миров. Он не был человеком, он не был драконом, и в тоже время был и тем и другим. Тот, кого не должно было быть, тот, кто не мог найти дома. Он был слабее драконов, и они его презирали. Он был сильнее людей, и они его боялись. Не такой как все, безмерно одинокий. Песня была лишь обрывком. Конец сказки был не известен.
Когда они закончили, их встретили аплодисментами. Маг, улыбнувшись, бросил Винсенту:
– Мне показалось, ты стал лучше играть. Твой слух заметно улучшился.
– Да, на столько, что теперь просто невыносимо слышать, как я фальшивлю, – раздраженно бросил Ретэ. – Простите мою бездарность. Мария, может лучше вы нас чем-нибудь порадуете?
– Отлично! – воскликнул Лео. – Винни, пошли танцевать! И даже не смей отнекиваться! Уж я-то знаю, как ты танцуешь.

***

Незадолго до ухода Винсент случайно стал свидетелем одного разговора. Заметив отсутствие Лео, дворянин решил разыскать его. Время уже было позднее, пора было возвращаться домой. Руководствуясь ощущениями, благо Лео не прятался и не закрывался от него, оборотень прошел вглубь театра. Сольца он обнаружил возле чулана, но он был не один. Рядом с ним находился Дик. Винсент хотел подойти к ним, но тут услышал обрывки разговора.
– …вы больше меня не хотите? Мастер Лео, после того, как вы пропали, я понял, насколько вы мне дороги. Вы дали мне эту работу, научили использовать мою магию и вы… вы мне очень нравитесь.
– Дик, я же говорил тебе, что это ничего не будет значить. Ты милый паренек, но я всего лишь хорошо проводил время. Я никогда не испытывал к тебе сильных чувств.
– Да, я знаю, на что соглашался, и не собираюсь ни в чем вас обвинять. Я хотел, чтобы ты знал о моих чувствах. Просто скажи: дело во мне? Я тебя больше не привлекаю или…
– У меня есть постоянные отношения. Я ими дорожу и не хочу пятнать изменами.
– Ясно, – Дик опустил голову. – Надеюсь, этот человек сделает вас счастливым. Спасибо, что были честными со мной.
Договорив, парень нырнул в соседний коридор. Дождавшись пока русая макушка скроется, Лео, облокотившись на стену, заговорил:
– Я знаю, что ты все слышал. Ты же должен знать, я всегда чувствую твое приближение.
Винсент вышел из тени и подошел к магу.
– Значит, ты спал с Диком.
– Да, – ответил Лео, касаясь ладони дворянина и переплетая их пальцы. – Злишься?
– Да, но скорее на себя. Мне ведь уже тогда было неприятно осознавать, что ты с кем-то провел ночь. Вот значит, чей запах частенько появлялся на тебе.
– Ну, он был не единственный.
– Знаю, но другие запахи не появлялись больше одного раза. Кстати, я надеюсь, остальные не из труппы.
– Нет, не волнуйся. Просто случайные, ничего не значащие встречи. А ты, значит, все подмечал.
– Я не мог игнорировать очевидные вещи. О, теперь понятно, почему мальчишка на меня так взъелся после твоего исчезновения.
– Прости, сильно тебе тогда досталось, – шепнул Лео, отпуская руку Ретэ и обнимая его за талию.
– Как я и говорил ничего не поправимого. Знаешь что? – неожиданно резко прошипел на ухо Лео Винсент, прижимая его к стене. – Если я еще хоть раз почувствую на тебе его запах…
– О, вот значит какой ты, когда ревнуешь, – ухмыльнулся маг.
– Я не собираюсь делить тебя с кем бы то ни было. Прошлое в прошлом. Я не могу тебя за это обвинять. Но не пытайся играть со мной, – прорычал дворянин, отстраняясь. – Значит, ты у нас блондинов предпочитаешь?
– Нет, я всеядный, – фыркнул Лео.
– Любишь, когда тебе подчиняются? – не унимался дворянин. – Мне всегда казалось, что Дик слишком уж исполнительный.
– Винсент, прекрати искать излишнюю логику в одноразовых отношениях. Ее там практически нет.
– Но ты не ответил на вопрос.
– И не отвечу, – Лео слегка покраснел. – Лучше поцелуй меня, аристократишка.
– Нет. Я хочу, чтобы ты меня поцеловал.
– Ты выше меня, тебе удобнее.
– Отговорки. Тебя это не останавливает.
– Вредина. Может, поговорим о твоих вкусах, а то неспроста ты задал такой вопрос.
– Как-нибудь в другой раз. И не заговаривай мне зубы. Я жду свой поцелуй. Думаю, я его сегодня заслужил.
Надувшись, Лео притянул дворянина и коснулся его губ. Когда поцелуй был разорван, Лео неожиданно произнес:
– Кстати, ты хотел видеть, как я накладываю заклинание магического обязательства?
– Да. Хочешь продемонстрировать это прямо сейчас?
– Да, только долг будет лежать на тебе. Согласись, глупо накладывать на самого себя путы. К тому же на мне и так уже столько всякой ерунды висит.
– И кто бы в этом был виноват. И что ты хочешь, чтобы я сделал?
– Ммм… Дайка подумать… Вот что. Позволишь мне сегодня ночью немного покомандовать.
– Что ты имеешь ввиду? – глаза дворянина сузились.
– Увидишь, – хищно улыбнулся Лео.
Винсент внимательно смотрел на южанина и молчал, обдумывая его предложение и возможные последствия.
– Согласен, – наконец решился он.
– Приятное доверие.
Не теряя времени, Лео произнес заклинание. Знакомые ленты обвили руку, оставляя отметины. При этом остальные узоры на руке Лео растворились.
– Что произошло с остальными договорами? – тут же спросил Винсент, когда Лео закончил.
– Я подкорректировал магию так, чтобы их не было видно сегодня, – бросил Лео. – Ну и как тебе?
– Значит змея, – произнес Винсент, разглядывая рептилию, обернувшуюся вокруг его руки.
– Вот как выглядят договоры сильных магов, – гордо вскинул голову Лео. – Поверь мне, если она укусит мало не покажется.
– Не зазнавайся, – поцеловав в щеку мага, ответил Винсент. – Пойдем уже домой, выполнять твое условие.
– Угу, – кивнул в ответ Лео.
Добравшись до дома, Винсент едва успел скинуть верхнюю одежду прежде чем Лео утащил его в спальню.
– Самое время исполнить наш договор, – промурлыкал маг, заставляя дворянина откинуться на кровать. – Не дергайся и лежи смирно. И руки держи пока что при себе.
Оседлав бедра дворянина, маг провел по аккуратно собранным в хвост волосам, развязывая фиолетовую ленточку и выпуская черную гриву на свободу. Встряхнув головой, Лео пропустил сквозь пальцы темные пряди. Стянув и отбросив в сторону жилет, солец принялся одной рукой расстегивать свою рубашку, проводя второй рукой по открывающимся участкам кожи. Ловкие пальцы очерчивали шею и ключицы, неторопливо спускаясь к животу.
– Вижу у тебя игривое настроение, – сглотнув, произнес Винсент, жадно пожирая глазами мага, обнажившего тем временем одно плечо.
– Еще какое, – ответил Лео, все также тягуче медленно, избавляясь от рубашки и принявшись за штаны. – К тому же через пару дней наступит ночь полнолуния.
– И что? – выдохнул Ретэ, наблюдая за тем, как раздевавшийся оборотень продолжал себя ласкать.
– А то. Не знаю, как другие оборотни, но я в полнолуние большего всего хочу секса. А так как я долбанный глава рода, поддаться искушению было ой как чревато, – избавившись наконец-то от одежды, маг, выгнувшись, навис над дворянином.
– Ну ты ведь можешь и не кусаться в процессе, – усмехнулся Винсент.
– Могу. Вот только… – произнес Лео прежде, чем приникнуть к губам дворянина, слегка прикусывая. – Рисковать все же не хотелось. Мало ли. Вот и приходилось мне, бедному-несчастному, отказывать себе в этой небольшой потребности, стараясь нагуляться в последние пару дней.
– Ну конечно, – фыркнул Винсент. – Чудище озабоченное.
– Еще какое, – усмехнулся Лео, облизав губы прежде, чем впиться страстным поцелуем.
Оторвавшись, наконец, от дворянина и удержав его от дальнейших действий, Лео с удовольствием встретил взгляд его потемневших глаз. Приникнув снова, Лео медленно провел языком по ушной раковине, а затем принялся покрывать поцелуями шею Винсента. Добравшись до мешавшейся ему рубашки, маг поспешил избавиться от нее. Буквально вылизывая тело дворянина, солец добрался до соска и прикусив, его вырвал у Винсента сдавленный стон. Подняв голову и ухмыльнувшись, Лео с еще большим исступлением вернулся к своему занятию. Снова оседлав бедра дворянина, маг с наслаждением почувствовал его напряжение. Плавно двинув ягодицами, Лео вырвал у Ретэ очередной стон. Расстегнув и отбросив в сторону ремень, Лео принялся стягивать с дворянина штаны. Разобравшись наконец с последней одеждой, Лео коснулся члена Винсента, неторопливо проводя по стволу, выводя невидимые узоры, то и дело вырывая хриплые стоны. Облизнув губы, Лео коснулся языком головки, медленно проводя по всей длине, лаская руками яички. Полностью вобрав член в рот, маг почувствовал руку, вцепившуюся в волосы на его затылке. Посасывая и делая глотательные движения, лаская языком и рукой, Лео принялся доводить любовника до экстаза. Почувствовав близость разрядки, солец отстранился.
– Тихо, – томно произнес южанин. – Это не должно закончиться так скоро.
Скользнув с кровати, маг вытащил из ящика баночку, приобретенную еще в Лиаборе.
– Спасибо, что ты мне настолько доверяешь, – промурлыкал Лео, возвратившись в постель и аккуратно проводя по внутренней стороне бедра дворянина, от чего последний вздрогнул, но возражать не стал. – Я не хочу этим злоупотреблять.
Открыв баночку и собрав смазки, Лео завозился, шире расставляя ноги, после чего тут же скользнул в себя пальцем, принимаясь растягивать и смазывать себя.
– Ты и раньше знал, что я спал с парнями также, как и мне было прекрасно известно, что у тебя были только девушки, – едва слышно произнес маг, убирая пальцы и откидывая в сторону баночку. – Хочу, чтобы ты знал… Я никому и никогда не позволял того, что позволяю тебе, – простонал Лео, насаживаясь на член Винсента.
– Ты хочешь сказать… – дрожащим голосом произнес Ретэ.
– Да, ты единственный с кем я был, так сказать, снизу, – скороговоркой выпалил маг.
И тут Ретэ не выдержал и перевернул любовника на спину.
– Ты только мой, – прошептал Винсент, обжигая ухо Лео горячим дыханием и вновь проникая в любовника. – Ты. Только. Мой, – прорычал дворянин, сопровождая каждое слово новым толчком.
– Тебя это тоже касается, – ответил Лео, обхватывая ногами поясницу любовника. – Я жадный и делиться не люблю.
А дворянин продолжал входить в тело мага, постепенно ускоряя темп. Лео как заговоренный шептал его имя. Дойдя до разрядки, солец излился себе на живот. Мышцы внутри него сжались, сильнее обхватывая член Винсента.
– Лео, – выдохнул Ретэ, войдя особенно глубоко и кончив.
Утром, когда довольный, как никогда, дворянин собирался на службу, допивая чай, с верхнего этажа донесся приглушенный вопль. Минута, и в комнату влетел раскрасневшийся Лео.
– Что это такое? Когда ты успел? – выкрикнул Лео, указывая на темное пятно на шее. – А мне сегодня в театр идти! А это не один ворот не закроет.
– Это напоминание тому мальчишке, чтобы даже близко не подходил, – ответил Винсент, поставив чашку.
– Из-за тебя мне теперь весь день париться в шарфе. Значит, вчера тебя это так сильно задело!
– Ну что ты, я не могу сердиться на тебя за прошлые связи. Это всего лишь небольшое послание другим. Да, и с каких пор ты стал таким стеснительным?
– Пф… Я то переживу. Но ты же знаешь – я отомщу. Готов понести последствия?
– Мои подчиненные и так вовсю сплетничают о моей личной жизни. Так хоть услышу о себе что-то новое. Кроме того, я постараюсь хорошенько следить за этими острыми зубками, – коснувшись подбородка мага, произнес Винсент и поцеловал надувшегося оборотня. – Ну а теперь мне пора. Увидимся вечером.
– Я отомщу, даже не сомневайся, – крикнул вдогонку Лео. – Вот увидишь.

21:54 

Юг и Север. Глава X

Глава X
Заклятый друг


Винсент потянулся. На душе было легко и радостно, слепящее ощущение счастья. Его источник лежал под боком, зарывшись под одеяло. Дворянин улыбнулся, ласково коснувшись темной макушки.
Было ранее утро. Сказалась давняя привычка Винсента вставать ни свет, ни заря, выработанная в свое время благодаря его отцу, бывшему офицеру. Не смотря на бурную ночную жизнь Полариса, дворянин умудрился сохранить эту старую свою особенность. Утром голова была свежа, и работать в это время доставляло Винсенту сравнительно большее удовольствие, чем в более поздние часы.
Приведя себя в порядок и собрав заодно разбросанную по комнате одежду одного оборотня, Винсент подошел к двери. По телу прошел странный разряд. Преодолевая неприятные ощущения, Ретэ взялся за дверную ручку и в тот же миг отдернул руку, словно обжегся. Встряхнувшись, дворянин повторил попытку и получил тот же результат.
«Да что ж такое?» – удивился Винсент.
Лео, почувствовав рядом с собою пустоту, заворочался, привлекая к себе внимание светло-зеленой пары глаз.
«Не хорошо будет, если нас сейчас кто-нибудь прервет» – вспомнились Ретэ собственные слова.
Ну и что натворил зеленоглазый монстр? Тихо выругавшись, Винсент подошел к постели. Лео безмятежно предавался сну, когда его самым бестактным образом начали расталкивать. Лениво приоткрыв один глаз, оборотень взглянул на самоубийцу, посмевшего прервать его отдых, и столкнулся с хмурым взглядом дворянина.
– Винсент, – крякнул маг. – Сколько времени?
– Пятнадцать минут седьмого.
– Утра или вечера?
– Утра конечно.
– Вот вечером и разбудишь, – буркнул Лео, попытавшись зарыться под одеяло, но был лишен этого своего укрытия самым бесцеремонным образом.
– Вставай.
– Ты сумасшедший! Зачем вставать в такую рань? Еще и меня будить…
– Ты что-то намудрил со вчерашним барьером.
– Я предупреждал, – проворчал оборотень, принимая сидячее положение и медленно потягиваясь.
Винсент сглотнул, наблюдая за тем, как соблазнительно выгибается маг.
– Я это помню и учту в будущем, – швырнув одежду Лео, негромко произнес дворянин. – Приводи себя в порядок и снимай барьер.
– Знаешь, что, Винсент? – Лео с тоской оглядел лежащие на постели вещи. – Мне кажется, или ты назло мне притащил какие-то блеклые тряпки? Я в этом даже на похороны не пойду. Сегодня пойдем покупать мне нормальную одежду.
– Как критично, – усмехнулся Ретэ. – Помниться, еще вчера тебе не было это интересно. Да и при нашем совместном путешествии ты тоже не забивал себе этим голову.
– Тогда мы были ограниченны в средствах и это было не главное. И если ты не забыл, перед Лиабором я позаботился о нашем соответствующем виде.
– А ты уверен, что у меня сейчас есть деньги? За два последних года я мог разориться. В конце концов, ты нашел меня в доме отца.
– Неа, это маловероятно. Ты не транжира, и тебя сложно вытолкнуть с достигнутого уровня. И если уж на то пошло, я не был совсем равнодушен к твоей судьбе. Я всегда внимательно прослушивал все новости с Линеи. Кстати, ты и твоя начальница, а я так думаю, ты вряд ли сменил должность, не пользуетесь популярностью у наших торговцев.
– Повышение пошлин на ввозимые в Линею товары. Полагаю, дело в этом.
– Ага. Ох, слышал бы ты, как тебя поносили, правая рука принцессы.
– Тоже мне, кучка обнаглевших барыг, – фыркнул Винсент. – Ладно, не будем об этом. Рад, что ты вернулся в прежнее состояние.
– Сильно не радуйся. Мой характер не улучшился за последние годы. Так что жизнь со мной не сахар.
– Все относительно, – улыбнулся Винсент, приблизившись к кровати. – И вспыльчивый дурак мне милее послушного тихони, – продолжил он и, наклонившись, нежно поцеловал взлохмаченного Лео в губы. – Одевайся. Так уж и быть, пойдем обновлять твой гардероб.

***

Лео чихнул и сильнее закутался в шарф. Щеки оборотня раскраснелись от непривычного морозного воздуха, хотя, по мнению Винсента, шедшего рядом с магом, это делало его еще милее.
– Оборотни могут простудиться? – поинтересовался дворянин.
– Благо, нет. Иначе бы я давно слег с простудой, – фыркнул Лео. – Мы защищены от обычных человеческих болезней. Но все же… Как же у вас холодно!
– Я думал, ты привык еще во время нашего проживания в Поларисе, – спокойно произнес Ретэ.
– К этому невозможно привыкнуть, – буркнул Лео. – В волчьей шкуре еще, куда ни шло, но человек здесь просто околеет. Не знаю, как вы тут живете. И, как по мне, в Поларисе было теплее.
– Нет, Поларис находиться на одной широте с Лиаобором и в похожих географических условиях, так что…
– Я понял, можешь не продолжать. Все равно холодно.
– Южанин, – усмехнулся Ретэ. – Просто та зима выдалась слишком мягкой для Линеи, хотя и этот факт не мешал тебе постоянно жаловаться. А сейчас у нас стоит обычная погода, характерная для этого времени года. И вообще, ты еще в Пруине не был, вот там температура действительно зашкаливает.
– А ты там бывал?
– Да, навещали с отцом как-то его бывшего сослуживца. Северный порт прекрасен, но город представляет собой настоящее царство льда и мороза. Зато летом там просто превосходно. Свежий морской воздух спасает от жары.
– Боишься жары, Винни, – в глазах Лео загорелись озорные огоньки.
– В меньшей степени, чем ты холода, – кинул в ответ Винсент.
– А вот с этим можно поспорить! Ты был лишь в северном хвосте Сола, притом в мае, а я сейчас нахожусь в сердце Линеи в самом разгаре зимы. Так что ты не можешь этого утверждать.
– Хорошо, – Винсент улыбнулся. – Подловил.
Глаза южанина наполнял живой блеск. Болезненность, чувствовавшаяся не так давно, начала постепенно отходить. Несколько недель спокойной жизни, и от сольца глаз будет не оторвать. Но значительно сложнее было с душевными ранами. Лео не подавал виду и обходил во время разговоров произошедшее в Соле. Винсент не лез. Он слишком хорошо знал Лео, и понимал, что возведенную плотину прорвет. И даже знал, когда это произойдет. В следующее новолуние он ни на шаг не отойдет от своего беспокойного возлюбленного. Мало ли, что тот может надумать в одиночестве.
Характер Лео, мягко говоря, не улучшился. Недавно Винсенту пришлось оттаскивать от сольца взбешенного Фредерика, ради блага последнего же, ибо улыбка у Лео была заметно предвкушающе-кровожадная. И вот надо было из всех знакомых наткнуться на наследника Аурусов. А потом несносный маг с самыми невинными глазами доказывал, что бросил Фредерику парочку безобидных фраз. Ну-ну. Винсент давно на себе прочувствовал, каким колючим может быть его южное чудовище. Зато по-настоящему мягким и нежным Лео становился лишь с ним.
Последнее время они часто бродили по заснеженному городу. Не смотря на все жалобы Лео, он сам же вытаскивал Винсента на эти прогулки.
– Если ты замерз, то нам стоит вернуться домой, – произнес Винсент. – Я знаю один действенный способ согреть тебя.
– Звучит заманчиво, – игриво промурлыкал Лео. – Кстати, когда мы собираемся вернуться в Поларис?
– На следующей неделе.
– Так долго. Мне кажется, мы загостились у твоего отца. Нет, я, конечно, ничего не имею против него, но здесь я чувствую себя немного… скованно.
– Я нахожусь здесь уже две недели. Знаешь, Анри может быть очень назойливым, если уверен в своей правоте, – проворчал Ретэ. – Так что из столицы меня буквально вытолкнули в объятья отчего дома.
– И что же ты такое натворил?
– Слишком много работал. Потому мне выделили несколько дней для отдыха.
– Только для тебя выходной может быть наказанием, – прыснул маг. – Напомни мне исправить твое мировоззрение.
– Обязательно.
Шумные городские улочки остались позади. Теперь оборотни шли по дороге, проходящей через небольшую хвойную рощицу, которая чуть впереди развивалась на два пути. Один из них вел к особняку Ретэ, второй – в соседнее поместье Аурусов. Вдоль еще не очень хорошо расчищенной дороги находились огромные снежные заносы. На горизонте уже виднелся отцовский дом, когда Винсента посетило неприятное чувство. На пустынной дороге никого кроме него с Лео не было видно, но Ретэ четко ощутил чье-то постороннее присутствие. В спину подул холодный ветер, поднимая в воздух снег. Шедший рядом с дворянином Лео резко остановился и развернулся. Полыхнула зеленая вспышка, взрывая один из снежных завалов.
– Ты сдурел?! – вскрикнул Винсент.
– За нами кто-то следил, – в голосе Лео сквозило напряжение.
– Знаю, – ответил Ретэ. Подеявшийся ветер донес и до него запах неизвестного человека, переводя мимолетное ощущение в уверенность. – Но это мог быть случайный прохожий.
– Нет, он уже давно за нами ошивается, только я все не мог понять в какой именно стороне он находится. Кроме того, я, кажется, знаю кто это, – произнес маг, запуская еще одно заклинание в том же направлении.
– Но ты не уверен, – успел произнести Винсент.
На этот раз зеленную вспышку встретило золото свечение, поглотившее ее и тут же сгинувшее.
– Теперь уверен, – ответил Лео и громко крикнул. – Нет смысла больше прятаться. Ты себя выдал.
На дорогу выбралась припорошенная снегом фигура и тут же начавшая отряхиваться.
– А ты, Тенобрис, та еще кровожадная сволочь, – карие глаза злобно стреляли в сторону оборотня. – Атакуешь сразу на поражение. Что, стараешься оправдать прозвище, Багряный принц?
Перед ними предстала молодая златовласая девушка.
– Что тебе нужно, Рикхард? – холодно поинтересовался Лео.
– Для начала, наконец, чтобы ты запомнил мое имя.
– Сегодня Регина, завтра Рикхард. Какая разница? – пожал плечами оборотень.
– Я не собираюсь так часто умирать, – огрызнулась блондинка. – Не смотря на твои старания.
– Не стоило к нам подкрадываться, – как ни в чем ни бывало ответил Лео. – Это не лучший способ продемонстрировать дружелюбные намерения. И, да, во мне свежи еще привычки, выработанные в повстанческой армии.
– Сначала атакуй, потом думай? Да ты этим девизом по жизни пользуешься.
– Как ты меня нашла, древняя малявка, – насупившись, спросил Тенобрис. – Только не начинай про случайную встречу, не поверю.
– Я и не собиралась. Больно надо. А нашла я тебя через него, – махнула девушка в сторону не вмешивающегося пока в стычку дворянина. – Кстати, нас не представили. Приятно познакомиться с вами, Винсент Ретэ, я…
– Рикхард-Регина, – закончил фразу аристократ. – Наслышан.
– Да, я тоже, но мне, признаюсь, с трудом удалось вычислить имя первого обращенного этого взбалмошного Тенобриса. – губы девушки растянулись в лукавой улыбке. – Хотя стоит признать, вкус у него есть.
– Рикхард! – воскликнул Лео, привлекая к себе внимание. – Ты не ответил на мой вопрос! Объяснись.
– А ты до сих пор используешь неверное имя, – передразнила его Регги.
– Это твое настоящее имя, – тут же ответил оборотень.
– Не в этой жизни, – фыркнула блондинка.
– Извините нас, – произнес Винсент и пихнул Лео в бок. – Но все же, если вас не затруднит, не могли бы вы ответить на заданный вопрос.
– Сразу видна разница между воспитанным и культурным человеком и диким варваром из лесов, – Лео хотел тут же высказаться на это замечание девушки, но сильно сжатая рука, оказавшаяся в цепких пальцах Винсента, заставила его воздержаться. – Что ж, после нашей беседы на руинах замка Лиама, я решила отложить свой отъезд в Линею. Все же, судьба Тенобрисов касается и меня. Я стала наблюдать издалека за развитием событий, не вмешиваясь до поры до времени. Имя Винсента Ретэ, высокого чиновника из Линеи, меня заинтересовало после того, как ты несколько раз выспрашивал кочующих торговцев. Не сложно было догадаться, что тебя не повышение пошлин волновало. Хотя, если бы я тебя не знала, возможно бы могла и упустить это из виду. Вот и раскрылось инкогнито таинственного «Ви». Торговцы были из Полариса, так что я начала поиски с него. Там и узнала этот адрес.
– Вы так быстро смогли все выяснить? – удивленно заметил Винсент. – Впечатляет.
– Я умею добывать нужную мне информацию, – гордо произнесла Регина.
– Стрый интриган, – проворчал Лео и тихо добавил. – И не надейся на благодарности за то, что меня вылечил.
– И не думала, – фыркнула девушка.
– Спасибо, – произнес Винсент. – Я вам премного благодарен.
– Предатель! – возмутился Лео.
– Не стоит благодарностей. Вы же наверняка знаете от Лео о моих мотивах.
– Конечно, – холодно произнес Ретэ. – Вы спасли ему жизнь. За это спасибо. Остальное теперь моя забота. Что вам от него нужно?
– Лео в спешке забыл во Фламе одну вещь, и я любезно взялась передать ее хозяину.
– Все что мне было нужно, я забрал, – гордо вскинул голову Лео.
– И оставил его, – Регги вернулась за сугробы и вытащила большой продолговатый, замотанный в тряпье, сверток. – Мой подарок. У тебя, несомненно, связанно с ним много воспоминаний.
– Мне это не нужно, – вздрогнув, произнес Лео. – Больше не нужно.
– Ох, да мне все равно, что ты и твой любовник будете с ним делать! – усмехнулась Регина. – И не делай такое лицо. Не первый день знакомы. В общем, разбирайтесь сами, я свое дело сделала. А я пойду, общество Тенобрисов довольно утомительно.
– Это все? – глаза Лео расширились от удивления. – Это все, что ты хотела? Передать старую железяку?
– Именно, – глаза девушки сузились. – А теперь прощайте, господа. Мне еще нужно обдумать, где провести свою нынешнюю жизнь, – с этими словами Регина развернулась и побрела в сторону центра города.
– Постойте, – Винсент быстро догнал ее и шепотом перемолвился с девушкой несколькими фразами.
– Даже думать не хочу, что таится в этой светловолосой голове, – фыркнул Лео, когда дворянин вернулся, а Регги скрылась из вида.
– Ты единственный ныне живущий Тенобрис. Ее интерес прост – твой род не должен прерваться. Хотим мы того или нет, нам еще придется с ней столкнуться.
– Да уж, – Лео поднял меч, освобождая его от тряпок. – Ну, и что будем с ним делать?
Винсент взял из рук Лео оружие и обнажил клинок.
– Идеально чист, – произнес он. – Хоть и был не так давно запятнан твоей кровью.
– Не стоит его бросать на дороге. Слишком он опасен, – вздохнул Лео. – Фехтовальщик из нас лучший ты, значит теперь этот клинок твой.
– Не стану отказываться от обладания меча, закаленного кровью дракона, – усмехнулся Винсент и, вытянув руку, нежно проведя ею по щеке оборотня, добавил. – Обещаю, он больше не прольет твоей крови.
– О чем ты секретничал с Региной? – выдохнул Лео.
– Так, ни о чем. Просто сказал ей, что не позволю играть с тобой.
– А ты можешь быть очень милым, – лучезарно улыбнулся маг. – Пойдем домой, мне все еще холодно. Кто-то обещал меня согреть.
– Пойдем, – легко улыбнулся Винсент.

21:34 

Юг и Север. Глава VIII

Глава VIII
Падение


Ослепляющая вспышка, оглушающий треск. Огромные каменные глыбы разлетаются в стороны, словно деревянные щепки, поднимая большое облако пыли и грязи. Шум, человеческие крики.
– Крепостная стена разрушена!
Ликующие вопли с одной стороны и отчаянные попытки скоординировать свои силы с другой. Это сердце – королевский дворец.
Лео пробирается вперед, с легкостью отбиваясь от встречных противников. Но их становиться все больше и больше, они окружают мага.
– Ник, – тихо произносит Лео, и огромная черная тень вырывается на свободу. – Расчисть дорогу.
Дух, обретший звериную форму, ринулся на противников, освобождая оборотню путь. Лео продолжил свое движение. Совсем близко… Теперь маг был внутри дворца. Прямо, потом направо и налево. Еще немного. Впереди очередная развилка и он. Черные до плеч волосы уже слегка тронула седина. Безэмоциональное худое лицо, тусклые зеленые глаза. Призрак прошлого…
– Ну, здравствуй, – произнес Лео. – Значит, это ты отец Берта и Эрика. Хотя это уже не важно. Теперь остались только ты и я.
– Значит, это ты тот борзый выскочка, что смеет называть себя нашим альфой, – хрипло произнес мужчина. – Тот, кто сеет эту грязную ложь. Мы верные слуги его высочества, у нас нет альфы!
– Какой смысл вести этот разговор, – вздохнул Лео. – Чтобы я ни сказал, вы не сможете меня услышать.
– Я призван защищать королевские покои от бунтовщиков.
– И стоишь ты как раз в нужном месте, – горько усмехнулся маг. – Как раз, чтобы выполнить необходимое для обращения условие.
Ответа не последовало. Зеленая вспышка и по центру коридора появился черный волк. В тот же миг волк оскалился и бросился на Лео. Маг отскочил в сторону, задев, стиснутым в правой руке мечом заднюю лапу животного. Выдохнув, Лео воззвал к своей внутренней сущности главы рода и, нащупав тонкую нить кровной связи, попытался надавить на своего потомка. Волк это прекрасно почувствовал, инстинктивно отступив назад, но почти тут же ощетинился и бросился на своего противника. В физическом плане, эта схватка не была для Лео сложной. Оторванный от рода его потомок был значительно слабее его, а с появлявшейся периодически дворцовой охраной легко расправлялась его тень – Ник. Но в тоже время паренос Тенобрисов чувствовал всю боль, что причинял своему противнику собственными руками. Он мог бы закрыться от него, оградиться от этого, возвести невидимую стену, но даже не думал об этом. Он должен перенести все муки своей семьи.
Острое лезвие драконьего клинка блеснуло в последний раз, глубоко войдя в бок зверя. Раздался пронзительный вой. Лео отошел и с каменным лицом наблюдал за агонией его последнего потомка. Кровь медленно стекала с меча. Зверь замер. Вспышка, и перед ним снова человек.
Гулкий звук шагов, крики людей, звон от встретившихся клинков, выстрелы, вспышки, мрачная тень духа, следующего по пятам за хозяином, для которого все происходящее вокруг становиться таким далеким и безразличным. Один лишь шум. Далеко. Бессмысленно. Пусто.

***

Слабый свет едва освещает зал, но Лео это не очень беспокоит. Зачем свет тому, кто прекрасно видит во тьме? Его одежда пропитана кровью, как и трон, на котором он расположился. Подпирая одной рукой голову, маг неторопливо ощупывает взглядом комнату. В другой руке все еще сжат меч. Зал усыпан телами. Лежавший у ног хозяина дух встрепенулся.
– Тот, кто назвал тебя Багряным принцем, попал в самую суть, – раздался низкий мужской голос.
Из темного коридора не спеша вышел Оскар.
– Обустраиваешь место? – заметил охотник.
– Нет, – раздался ответ. – Отсюда просто обзор хороший.
– А что так? Я вижу, оно как раз освободилось, – холодно произнес Оскар, осматривая помещение.
– Собачья смерть, – горько усмехнулся Лео. – Они должны были разделить судьбу моих детей. Как можно больше этих надменных людишек, ставящих себя выше всех законов. Это расплата за все. Так холодно и пусто… Но когда я убивал, мне на пару секунд стало легче. Не хочется думать ни о чем, просто отдаться инстинктам. А ведь трон действительно освободился, но какое это для меня имеет значение. Я здесь, потому что ждал. Ждал тебя, охотник.
Лео медленно поднялся.
– Я знаю, – Оскар не отрывал взора от худощавой фигуры оборотня.
Дух, вертевшийся у ног своего хозяина, как верная собака, подчинившись мысленному приказу, отошел в сторону. Маг поднял вперед руку с зажатым в ней мечом, опустив его острием вниз, и с силой вонзил его в пол. В этот же миг дух потерял свою форму, превратившись в легкую серую дымку, которая почти моментально рассеялась. Лео разжал пальцы, выпуская из рук оружие, застрявшее в полу.
– Неплохой меч, – произнес Лео. – Этот клинок способен даже разорвать невидимые нити, связывающие духа. Хотя различить их может лишь его носитель.
– Ты прервал связь с духом?
– Да. Он мне больше не нужен и будет только мешать.
Лео медленно ходил по залу. Остановившись у одного из тела, маг наклонился и поднял его оружие.
– Ты хочешь, чтобы у меня было преимущество? – спросил Оскар, подходя к застрявшему мечу оборотня и вытаскивая его.
– Нет, просто чтобы силы были равные, – негромко произнес Лео.
– Мог бы не волноваться на этот счет: у меня есть подходящее для такого случая оружие.
– Лучше клинка, закаленного драконом?
– Нет, но этого было бы вполне достаточно. Впрочем, не буду отказываться от такого щедрого предложения.
– Вот и хорошо. Все равно он мне никогда не нравился. Не мое это оружие. Но, так или иначе, пора заканчивать.
Оборотень сделал глубокий вдох и резко бросился в атаку. Лязг встретившихся клинков. Оскар без труда парировал удар и пошел в атаку. Лео легко ушел от нападения и тут же атаковал с другой стороны. В таких сражениях он всегда полагался на свою скорость и ловкость. Удар за ударом. Оборотень нападал резко и быстро. Но Оскар не мог не заметить, что по существу все его атаки были хаотичны и малоэффективны. Все это похоже лишь на иллюзию сопротивления. Маг не сильно старался защищаться и часто открывался. Этим и воспользовался охотник. Во время очередного нападения оборотня охотник уклонился и сделал встречный выпад. Холодный металл драконьего меча пронзил тело.
Оскар, вытаскивая меч, отошел на несколько шагов. Лео пошатнулся. Зажатый в его руке меч выпал и с громким лязгом ударился об пол. Рубашка начала темнеть от струившейся свежей крови. Оборотень сделал несколько шагов, но ноги подкосились, и он оказался на холодном мраморном полу. И Лео засмеялся. Хриплым безумным смехом, перемешенным с кашлем. Голова начала тяжелеть, реальность расплываться. Несколько минут, и Лео затих.
Оскар внимательно наблюдал за происходящим. Как только оборотень замолк, охотник подошел к нему и занес меч. Нужно было закончить начатое, чтобы этот несчастный полубезумный зверь наконец-то обрел покой. В этот момент полыхнула золотистая вспышка. Мужчина едва успел отскочить от тела, уворачиваясь от посланного неизвестным заклинания. Вспышка рассеялась, и Оскар увидел своего противника. К удивлению мужчины, им оказалась девчонка-подросток. Легкая свободная туника, штаны, доходящие до колена, прямые золотистые волосы, собранные в хвост, надменные глаза.
– Кто ты такая? – спросил Оскар, внимательно следя за незнакомкой.
– Всего лишь странствующий маг, – раздался ответ. – Но можешь звать меня Регги.
Девушка подошла к недвижимому телу оборотня. Кровь медленно растекалась по мраморному полу.
– Иди своей дорогой, охотник, – продолжила она. – Он не твоя добыча.
– Он перешел границу.
– Он такой не единственный, иди лучше найди кого-нибудь другого.
– Он опасен.
– Ты тоже не пушистый кролик. Это повод тебя убить?
– Ты знаешь, что я имел ввиду. У него нет будущего. Он принесет только хаос и разрушения.
– Ну, это будет уже не наша забота. В семье о нем позаботятся.
– У него нет семьи.
– Кто-то делает преждевременные выводы.
– Он сам об этом кричал на каждом углу.
– Он говорил лишь о кровных родственниках. А разве в понятие семьи оборотня входят только они? Довольно невнимательно для охотника.
– Хочешь сказать, что есть обращенные?
– Один точно есть. Ему и решать, что с ним делать.
Регги присела возле Лео, аккуратно коснувшись его головы. Оборотень судорожно закашлял и заворочался.
– Вин… кха… нсент… кха… Винсент, – раздался хриплый голос. – Прости, я… я не вер… вер… Прости.
Несколько судорог, и оборотень затих.
– Как интересно. Вот значит, какие у тебя вкусы, – усмехнулась Регги. – И все же время летит, а ты не меняешься. Все такой же глупый волчонок. Беспросветный дурак.
Блондинка опустила руку ниже. Ее ладонь зависла прямо над раной. Слабый золотой свет.
– Разве раны, нанесенные этим клинком возможно залечить магией? – спросил Оскар. – Я полагал, от него нет спасения ни для кого.
– Она и не может, – усмехнулась Регги. – А вот время и вовремя оказанная врачебная помощь способны. Природа всегда оставляет шанс на естественное заживление, главное его не упустить.
– В таком случае: что ты сделала?
– Временно остановила кровь. Что ж иногда приходиться действовать весьма грубыми методами.
– Обжигание?
– Обморожение. Предпочитаю лед.
– Он ходит на грани.
– Я это прекрасно понимаю! Не нужно указывать мне на очевидные вещи. Я постараюсь сделать все возможное, чтобы его вытащить.
– Зачем тебе это? В чем твой интерес? Он твой друг?
– Нет, он всего лишь крохотный отголосок из далекой прошлой жизни. Всего лишь эхо, которое никогда не сравнится с оригиналом. Но было дано обещание. И теперь не в моих интересах его смерть. К сожалению, в этом несносном тельце содержится последняя кровь Тенобрисов, а ее исчезновение сулит мне большие неприятности. Так что, охотник, я не дам тебе его убить.
– Кто ты такая?
– Разве не видишь? Человек.
– В тебе что-то неправильное.
– Неужели?
– Хорошо, если тебе был интересен его род, почему позволила ему уничтожить собратьев?
– Я привыкла вмешиваться только в самой крайней ситуации. Те двое были всего лишь живым орудием знати. Ставить на их выживание довольно рискованно. Хотя с Лео все еще сложнее. Он талантливый и способен себя защитить, но он…
– …потерял интерес к жизни. Это еще опаснее.
– Но у него есть обращенный. Я знаю повадки типичных представителей Тенобрисов – они не выбирают людей просто так. Признаться, я полагала что обращенный – девушка, и дело здесь во влюбленности, но, похоже, я немного ошиблась в деталях. Как жаль это весьма бы упростило дело. Так или иначе, дальнейшая судьба нашего принца зависит от этого неизвестного. А я просто дам пинка в нужном направлении.
– Хорошо, я отпущу волка. Но ответь в таком случае на один мой вопрос.
– Ты же знаешь, что это всего лишь формальность, – улыбнулась девушка. – Я все равно получу желаемое.
– Скажи, что в тебе не так?
Девушка залилась смехом.
– Глаза, – выпрямившись, произнесла она.
– О чем ты? – Оскар с непониманием взглянул на Регги. У блондинки были самые обыкновенные непримечательные карие глаза.
– Ответ на твой вопрос. Я пойду за помощью.
– Ты не боишься оставить его со мной?
– Нет. Вы, Венаторы, держите слово. И я вижу, что ты не исключение. В любом случае, я не смогу его вытащить отсюда в одиночку. Увы, у меня не та комплекция.
Девушка энергичной походкой направилась к двери.
– Я понял, – произнес Оскар.
Регги остановилось.
– Твой ответ, – продолжил охотник. – Глаза, они слишком старые.
Девушка лукаво улыбнулась.
– А ты все же похож на одного своего предка. У него тоже была хорошая интуиция, – произнесла она. – Когда-то давно он доставил мне много хлопот.

***

Лео открыл глаза. Яркий солнечный свет тут же заставил его зажмуриться. Все тело было словно налито свинцом. Маг попытался приподняться, но тут же услышал остерегающий оклик:
– Господин, вы очнулись! – раздался женский голос. – Стойте, вам нельзя двигаться! Я сейчас же позову доктора.
Звук хлопающей двери. Лео окинул взглядом комнату, в которой он находился. Светлые стены, справа большое окно. Сам он лежал на просторной мягкой постели. Мысли медленно начали приходить в порядок. Перед глазами проплыли воспоминания недавних дней. Какая ирония! Охотник не успел завершить своего дела. После всего этого он каким-то образом выжил.
Вскоре к нему пришел врач. Им оказался пожилой мужчина, сразу видно знаток своего дела. Лео машинально отвечал на заданные вопросы и безразлично выслушал его наставления. Он получил серьезную рану, и, чтобы она не открылась, ему еще некоторое время придется оставаться в полном покое. Просто чудо, что он выжил. Вот ведь проклятая живучесть.
Так потянулись бесконечные серые будни. Первое время к нему даже никого не пускали. Когда запрет был снят, первым его гостем оказался, как ни странно, Лоренцо Ферри. В общем-то, сильно он мага своим присутствием не обременял, лишь сухо рассказал о последних новостях. Сол находился под властью повстанцев. Сейчас новая королева вместе с созданным государственным советом пытается наладить порядок в стране и тому подобное. Чуть позже к нему заглянула сама королева, а точнее Виктория.
– Прошу прощения, за то, что не могу преклонить колено перед ее высочеством, – отстраненно произнес Лео.
– Ох, брось, Лео, сейчас я просто Тора, – смущенно ответила Ферри. – Как самочувствие?
– Удовлетворительно.
– Уверен? Меня уже смущает тот факт, что ты не умудрился поругаться с Лоренцо, и даже голоса на него не повысил. Извини что не навестила тебя раньше.
– Это вовсе не обязательно.
– Надеюсь, ты не обиделся?
– Все в порядке. Ты хотела мне сказать что-то еще, я ведь прав?
– Да. Знаешь, мне сейчас нелегко, и я очень рада бы была рассчитывать на твою помощь, когда ты оправишься.
– Война затихает и сейчас от меня не будет никакого прока. И я уж точно не гожусь в помощники королевы.
– Не говори так. И я хотела сказать немного другое. Не помощник и не советник, я хочу, чтобы ты стал королем.
– Нет.
– Лео, мы могли бы вместе…
– Нет.
– Ты больше подходишь на эту роль, чем я. Я это знаю, вижу. Я откаж…
– Нет.
– Но почему? Тебе безразлична судьба твоей родины?
– Я не несу созидание, лишь разрушение.
– Но…
– Мое решение окончательно.
После этого на какое-то время Лео оставили в покое, пока однажды к нему не ворвался рыжий вихрь.
– Приветик, принц. Как себя чувствуешь? Какой же ты бледный! И хмурый! Тебе не идет. Смотри, какая чудесная погода на улице. Тебя хорошо кормят? А то ты худой какой-то.
– Здравствуй, Рада, – холодно произнес Лео. – Рад видеть тебя в добром здравии.
– Да, со мной все отлично, в отличие от некоторых. Ну и напугал же ты всех! Как хорошо, что та златовласая девочка нашла тебя. Они вместе с нашим доктором изо всех сил старались тебя вытащить. Кажется, она твоя знакомая. Жаль, что она не пожелала дождаться, пока ты очнешься, и ушла, как только твое состояние стало стабильным.
– Златовласая?
– Да, но имени она не сказала. Невысокая, лет шестнадцати. Округлое лицо, слегка вздернутый нос. Она же не твоя невеста? Она же еще совсем девчонка. Ты же не поэтому мне отказал?
– Нет, Рада, можешь не волноваться: у меня нет ни девушки, ни тем более невесты.
– Ну да, забыла, у тебя же есть некий Винсент. Но ты все равно смотри у меня, волк-извращенец.
– Почему я…
– Кстати, что мне делать с письмом, которое ты мне дал?
– Сожги.
– Уверен?
– В нем отпала необходимость. Теперь я сам туда вернусь.
– Это же чудесно!
– Я бы не сказал, – вздохнул Лео.
Прошло несколько месяцев прежде, чем оборотень достаточно окреп, чтобы вернуться в Линею.
– Эй, принц, а как же твои вещи? – Рада едва попевала за быстрой походкой мага. Они шли по широкому пшеничному полю, находившемуся за Фламом – столицей Сола.
– Они мне не нужны, – послышался ответ.
– Но как же…
– Мой медальон буквально пропитан магией. Я давно с ним путешествую в зверином облике. Остальные вещи мне будут только мешаться.
– Но принц…
Зеленая вспышка и перед девушкой возник крупный черношерстный волк. Встряхнув головой, зверь большими прыжками помчался через поле.
– Даже не попрощался, – усмехнулся Лоренцо, наблюдая за происходящим с холма.
– Впервые вижу его животную оболочку, – вздохнула Тора.
– Он никогда не обращался во время войны, – заметил Лоренцо.
– Какой прекрасный зверь. Но нам ведь пора. Не так ли, Лори?
– Да, ваше величество.

18:32 

Юг и Север. Глава VI

Глава VI
Багряный принц


«Люди… Сколько их здесь? Совсем как муравьи. Это чувство. Магия разливается по телу. Это напряжение, когда концентрируешь силу в одной точке. Ближе, да, подходите ближе. Сейчас!»
– Господин Лоренцо, – окликнул помощника Виктории один из солдат из его подразделения. – Смотрите!
Мужчина показывал рукой на восток.
– Зеленое пламя, – зашептались рядом люди, заворожено смотревшие вдаль. – Изумрудное зарево.
– Дело сделано. Отходим на север, – выкрикнул Ферри.
– Но нашим людям на востоке еще может понадобиться наша помощь, – произнес один из офицеров повстанческой армии.
– Вы разве не видели? Там бушует Багряный принц. Я не поведу своих людей туда, где беснуется этот психопат. Сами разберутся, им не впервой. А эту тварь сложно убить, – ответил Лоренцо. – Отходим на север, людям нужна передышка.
«Кровь… Повсюду струятся красные реки. Запах крови, везде. Так возбуждает. Не правда ли, Ник? Хотя, кого я спрашиваю? Ты всего лишь мое послушное орудие. Но мы еще не закончили. Эта забавная игра. Эта свобода. Можно не сдерживать себя ни в чем. Пойдем, Ник, нужно доделать начатое».
– Эй, ребята, вы как? – спросила появившаяся рыжеволосая девушка. – Целы?
– Сами удивляемся, – буркнул один мужчина ей в ответ. – Пока не сдохли. Что ж, нам не привыкать. Не первый месяц работам с Багряным принцем. Хотя, какая это работа? Затащить его во вражеские ряды и прятаться в ближайшей норе. А то это оружие массового поражения заденет и тебя. Ты с новостями, Рада?
– Да, – кивнула девушка. – Уходим на север. Вы здесь закончили?
– Ага, вернее Он закончил. Как всегда.
– Нужно ему сообщить.
– Что-то у нас никто не горит желанием. Ты же знаешь, когда принц входит во вкус, он разрушает все вокруг. Он же сначала атакует, а потом думает! Сам найдет дорогу!
– Не волнуйтесь, я пойду с вами. Сейчас не время ему без дела болтаться.
– Знаешь, Рада, ты когда-нибудь нарвешься.
– Может быть, – девушка лучезарно улыбнулась. – А теперь вперед.
Маленький отряд пробирался по усеянной телами равнине. Стояло неприятное затишье. Внезапно на их пути выросла огромная черная тень. Темный пылающий зверь оскалился и бросился в атаку. Люди тут же бросились в разброс. Отскакивая в сторону, Рада послала в небо небольшое сигнальное заклинание. Тень замерла, дрогнула и, потерявший форму, черный сгусток с невероятной быстротой отлетел в сторону. Достигнув фигуры сидевшего человека в серой одежде с темно-багровыми пятнами, сгусток словно вошел в его тень и растворился в ней. Человек медленно поднялся. Небольшой отряд приблизился к нему.
– Рада, – сухо произнес Лео.
– Приветик, – защебетала девушка. – Ну и быстро же реагирует твой охранный дух. Фух. Я тоже себе такого хочу. Может, вызовешь как-нибудь на досуге? Только в себе я его удерживать не смогу, но не волнуйся, я принесу какой-нибудь камешек или прочую безделушку, в которой он сможет жить. Интересно, а какую форму он примет у меня? Хочу льва, нет, тигра, нет дракончика. Они ведь такие милые и пугающие. А вообще хорошо, что на этот раз твоя зверюшка отреагировала. Это лучше, чем в прошлый раз, когда ты в меня заклинанием запустил. Мне от тебя сложно отбиваться, я ведь самый обычный маг. Ах да, чуть не забыла! Мы уходим на север.
– Ясно, – негромко ответил оборотень.

***

Тихое перешептывание. Затем фигура парня решительно отделяется от группы. В след ему раздаются предостерегающие возгласы.
– Совсем с ума сошел?!
– Ты что, не видишь, он в очень прескверном расположении духа.
День Лео, и правда, не задался. Утром он встретился с Лоренцо. По какой-то причине этот тип жутко раздражал Лео. Это было взаимно. В целом, Лоренцо был спокойным вдумчивым мужчиной. Он был лет на пять старше самого Тенобриса и, как рассказывала Тора, будучи мальчишкой, был обращен еще ее дедом. Повстанцы чтили и уважали правую руку Виктории, как и сама девушка. По ее собственным словам, она едва ли смогла чего-нибудь добиться без помощи Лоренцо. По сути своей, Лоренцо был неплохим способным человеком, но на взгляд Лео, несколько мягковатым для войны. Он не всегда мог принять жесткие необходимые меры. Это и раздражало зеленоглазого мага.
Лоренцо же никогда не доверял Лео. Он был Тенобрисом, значит, от него можно было ожидать чего угодно. Это была первая причина, но не единственная. Прошло время. Теперь никто не сомневался в устремлениях Лео, но его действия все еще оставались непредсказуемыми. Он был абсолютно неуправляем, и Лоренцо ничего не мог с этим сделать.
А вот с Викторией у Тенобриса сложились неплохие отношения. Лео привлекал ее – семья Тенобрисов всегда была покрыта легендами и мифами. Торе было интересно все, и она старалась выпытать у представителя древнего рода как можно больше. Она хорошо умела различать ложь, и именно по этой причине Лео всегда держал определенную дистанцию.
Лоренцо не нравилось такое сильное любопытство Торы к альфе Тенобрисов. И это только подливало масло в огонь их вражды.
Почти полтора года прошло с тех пор, как Лео присоединился к повстанческой армии. Восстание уже давно перешло в открытое противостояние. Лео приобрел широкую известность. Им восхищались, его боялись, считали ненормальным и в тоже время настоящим гением. За его силу и неукротимый нрав он получил прозвище Багряный Принц.
Лоренцо не одобрял действия Лео. От его рук периодически страдали не только противники, но и собственные люди. Но, не смотря на все это, Ферри приходилось терпеть, ведь такой силы, как у Лео больше не было ни у кого.
Лео изменился за эти полтора года. Он стал более спокойным и холодным в обычной обстановке, лишь опускал язвительные реплики на замечания. В сражение же он становился полностью неуправляем. Он был опустошен. Все, что его держало – незаконченное дело. Восемь месяцев назад ему удалось добраться до одного из своих потомков. Он снова пролил кровь и вырвал часть себя. Подаренный Рикхардом меч сделал свое дело. Теперь оставался всего один, последний.
Сегодня Лео снова спорил с Лоренцо. Маг часто не соблюдал планов, особенно если считал их плохими. Лоренцо снова пытался отчитать его, а Лео лишь молча слушал. Очередной разговор, который ни к чему не приведет. Все останется как прежде. Лишь небольшой обмен колкими замечаниями и холодное презрение в глазах.
Лео возвращался в отведенную ему комнату. В этот самый момент к нему кинулся юноша.
– Господин Тенобрис.
Такое обращение сразу разъяснило Лео положение дел. Его почти всегда называли по прозвищу, да оборотень и сам был не против. По какой-то причине ему не нравилось, когда здесь к нему обращались по имени. Но так делали лишь Виктория и Лоренцо. Последний же поступал так назло магу. Остальные, если их спросить, возможно даже не смогли бы вспомнить его имени. А вот фамилия была общеизвестна. Но обращались к нему так, лишь когда от него было что-то нужно.
Лео смерил парня изучающим взглядом. Ничего особенного, разве что глаза красивые – чистого василькового цвета.
– Гг…господин Теноббрис, – запинаясь, повторил он. – Мое имя Фирс и я… я… Я хочу стать вашим учеником и войти в вашу семью, – закончил он и вскинул голову, но тут же потупил взор.
– Что ж тебе удалось меня удивить, – изогнув бровь, ответил Лео. – Хочешь стать моим обращенным? По-видимому, ты высокого о себе мнения. С чего ты взял, что можешь заявлять о чем-то подобном?
– У вас нет собственной семьи. Тех, что подчинился королевской фамилии, нельзя относить к вашему клану. У вас нет никакой опоры, вы совсем один. Я… я же талантливый маг. Уже сейчас мои способности оценивают выше среднего уровня, но я уверен, что способен на большее! Я могу стать вашим верным обращенным. Поверьте, я смогу быть вам полезен, – с этими словами парень поклонился, ожидая вердикта.
Эта сцена уже начала привлекать небольшую группу зрителей. Все, затаив дыхание ждали, что скажет Багряный принц.
– Можешь быть мне полезен? – Лео наклонил голову на бок.
– Я сделаю все, что вы мне скажете!
– Сделаешь все, что я захочу?
– Все.
Неожиданно теплая рука провела по подбородку юноши заставляя того поднять голову и встретиться с ледяными зелеными глазами.
– Говоришь, все что захочу? – с этими словами Лео, ухватил парня за ворот рубашки и притянул к себе. Так близко. Глаза юноши расширились. Губы Тенобриса растянулись в хищной улыбке. Продолжая держать парня за ворот, оборотень приблизил к нему свое лицо. Губы Тенобриса почти касались его, дыхание обжигало. Юношу била дрожь. От страха он даже зажмурился, но вырваться не пытался. Сильный толчок, и парень отлетел, упав на корточки. Юноша непонимающе уставился на Лео и столкнулся с презрительным взглядом.
– Как жалко, – язвительно бросил темноволосый маг. – Если бы ты дал отпор, это бы еще было интересно. По крайней мере, ты бы заслужил капельку уважения. А так… К твоему сведению, я не обращаю людей и не собираюсь этого делать. Мне не нужна полчища дрессированных обезьянок, я тебе не Ферри! Пускай Тенобрисы умрут, но они не опустятся до подобного! Хотел стать моим обращенным? Опорой? Это ты-то? Смешно. Хотя, даже интересно, как далеко ты был готов зайти. Жалкая подстилка. Использовать и выбросить. Не более.
С этими словами Лео развернулся и ушел.

***

– Принц, вставай!
Лео потянулся и лениво открыл глаза, недовольно взглянув на девушку, посмевшую потревожить его покой.
– Рада, тебе часом жить не надоело? – усмехнулся оборотень.
Рада – девушка с миловидным личиком и с густой огненной копной волос. Она являлась обладательницей очень женственной фигуры и дружелюбного веселого характера, благодаря чему, была любимицей всего лагеря. Рада представляла собой тип безбашенной авантюристки не преследующей какие-либо высокие идеи. Эта озорная девчонка умудрилась найти подход даже к не настроенному на общение строптивому «принцу», когда Лео только присоединился к повстанцам и был немного более открытым, нежели сейчас. Она стала его приятельницей. Привязанности у Лео не возникло, но общество девушки не было для него неприятным. Забавная маленькая рыбка, что не боится плавать рядом с акулой.
– Проснись и пой! – заворковала девушка, сидевшая рядом. – А тебе, по-видимому, хороший сон снился.
– Да, не плохой, – небрежно ответил Лео.
– У тебя на лице была такая милая грустная улыбка. Ты вообще такой очаровашка, когда спишь.
– Ты знаешь, что наблюдать за людьми, когда они спят, ненормально?
– Ага, и неприемлемо. Но тебе ли говорить о приличиях, принц? Кстати, последняя твоя выходка была явным перебором. Это было очень жестоко по отношению к бедному мальчику.
– Будет знать свое место.
– Это чересчур. Хотя, ты у нас человеколюбием никогда не отличался. Кстати, а кто такой Винсент?
При этих словах Лео вздрогнул.
– Откуда? – спросил он.
– Ты говорил во сне.
– Часто?
– Нет, лишь однажды. Ну и кто он? Ты так нежно произносил это имя.
– Забудь, – буркнул Лео.
– Как я могу? Это так… – начала Рада, но была перебита.
– Прекрати. У меня просыпается желание убивать.
– Боюсь-боюсь, – звонко засмеялась девушка. – Рада, что ты не столь одинок, каким кажешься.
– Это прошлое.
– Может быть, и будущее?
– Сомневаюсь. Наша трагическая пьеса подходит к развязке. Скоро разразиться финальная буря. И я чувствую, что не переживу ее.
– Что за ужасный пессимизм? Не будь таким параноиком. Знаешь что? – Рада наклонилась ближе к Лео. – Тебе определенно нужно расслабиться. Я могу помочь. Мы можем очень приятно провести время, и это ничего не будет значить.
– Нет спасибо.
– Я тебе не нравлюсь?
– Дело не в этом.
– Да? А ты забавный. Ты не тот, от кого ожидаешь подобной верности.
– Перестань, Рада.
– Ладно-ладно.
– Ты вообще зачем здесь?
– Ах, точно! Меня просили передать – завтра утром совещание. Ты должен присутствовать.
– Ясно. Как я и говорил – скоро развязка.
– Как пасмурно.
Лео ненадолго задумался.
– Знаешь, Рада, у меня будет к тебе небольшое поручение.
– О, что, правда?
– Да, но не болтай лишнего.
– Нема как могила!
– Я отдам тебе письмо. Если случиться то, что я предсказывал, ты заберешь у меня вот этот медальон, – Лео вытащил из-под рубашки висящую у него на шее цепочку с кулоном. – И вместе с письмом отвезешь его в одну усадьбу в Лиаборе, где передашь это все человеку, носящему фамилию Ретэ.
– Линея? Далековато же ты забрался. Ну, ничего, не проблема. А подробных указаний не дашь?
– Меньше знаешь – крепче спишь.
– Ладушки, – ответила Рада, но через какое-то время добавила. – Но ведь есть вероятность, что я тоже могу погибнуть в ближайшее время. У нас никто не застрахован.
– Ты просто постарайся не умирать. Я не хочу никого больше просить об этом. Тебя достаточно.
– Ох, просто не умирай сам и проблемы не будет вовсе. И ничья помощь тебе не понадобится.
– Проблемы будут всегда. Как же я устал, – произнес маг и накрыл лицо руками.
– Никто не знает, что будет завтра, – пожав плечами, произнесла девушка. – Поэтому я живу настоящим. Надо как следует повеселиться на досуге! Как же хорошо, что в нашем лагере есть столько симпатичных мальчиков! Ты, кстати не передумал насчет моего предложения?
– Нет. Знаешь, Рада, ты когда-нибудь допрыгаешься.
– Может быть, – ответила девушка и, соскочив с кровати, вышла из комнаты.

21:50 

Юг и Север. Глава V

Глава V
Повстанцы


Лео резко открыл глаза. Стоял непроглядный мрак, до рассвета было еще далеко. Оборотень осторожно поднялся. Его разбудил импульс от сооруженного кропотливыми стараниями мага небольшого ограждающего купола, что скрывал место ночлега оборотня от лишних любопытных глаз. Сигнал барьера означал пересечение его границы посторонними. Лео напрягся. После того бедлама, что он устроил в Небуле, ждать ничего хорошего не приходилось. Что ж, не получилось у него тихо добраться до цели. По-видимому, прав был Винсент, когда говорил о том, что его мгновенная вспыльчивость еще принесет бед. Теперь вот Лео официально вне закона.
– Выходите, – громко произнес оборотень в темноту, – Я знаю, что вы здесь. Если не соизволите появиться, я запущу в вас заклинанием. И бить, кстати, буду на поражение.
Из кустов робко выбрались трое парней – первопричина недавнего инцидента в городе.
– Надо же, кого я вижу, – усмехнулся Лео, высокомерно оглядывая юношей из таверны. – Ого. Не уж то решили-таки закончить начатое и не поленились проделать такой далекий путь? Нам тогда помешали, на чем мы остановились? Ах да, я – действительно Тенобрис.
– Но вы не служите этим мерзавцам, – тихо произнес Марк.
– Да, не служу и никогда не служил. Но ведь это может быть всего лишь хорошо разыгранное представление, – хищно оскалился зеленоглазый маг. – Вы не можете быть в чем-то уверены. Я могу быть подосланным шпионом.
– Подсылать того, чья семья так хорошо известна, как главные предатели всего вида? По мне, не очень разумно, – произнес Карл. – И ради всего этого перерезать городской отряд стражи? Не слишком ли это?
– Цель оправдывает средства, – пожал плечами Лео. – Как вы меня выследили?
– Вы не единственный оборотень в округе, – ответил Марк. – Пришлось изрядно повозиться, но мы смогли вас догнать.
– Зачем? – спросил маг.
– У нас есть к вам предложение, – ответил повстанец.
– Да? И какое же? – ухмыльнулся представитель Тенобрисов.
– Мы видели, на что вы способны, – не выдержал третий парень, в глазах его играло неподдельное восхищение. – Это просто невероятно! В одиночку расправиться со стражей…
– Ближе к делу, – прервал его Лео, хотя не стал скрывать довольного выражения лица. Такое неожиданно уважительное обращение крайне ему льстило.
– Такие, как вы, могли бы оказать неоценимую помощь повстанцам, – продолжил Марк.
– Зачем мне это? – раздался наигранно-безразличный ответ.
– У нас общие враги, – тихо сказал Карл.
– Со своими проблемами я могу разобраться и самостоятельно, – огрызнулся Лео. – С чего мне помогать кучке мятежников?
– Послушайте, пойдемте с нами. Мы проведем вас в центральный штаб повстанческой армии. Там вы воочию сможете убедиться в серьезности наших намерений, – произнес Карл. – В конце концов, у вас явно есть серьезный зуб на государственную власть Сола. Объединив с нами силы, вы сможете навредить им намного больше, чем в одиночку.
– Хорошо, – промурлыкал Лео. – А что если после увиденного я все равно откажусь?
– Пойдете своей дорогой.
– Вы так легко отпустите того, кто так много узнает о мятежниках?
– Конечно, нет. Но разве кто-нибудь сможет удержать такого как вы против вашей воли?
– Играешь на моем самолюбии, – усмехнулся черноволосый оборотень. – Хорошо, так уж и быть, я пойду с вами. Но я еще не принял окончательного решения и ничего не обещаю.
– Безусловно.

***

– Ну и сколько мне еще ждать? – возмущенно воскликнул Лео, скрестив руки на груди и нетерпеливо топая ногой.
– Карлу нужно время, чтобы донести сообщение до руководства, – спокойно ответил Марк.
– Его уже нет достаточно долго, – фыркнул маг. – Или у вас руководство на другом конце страны обитает?
– Вы не справедливы, – возразил оборотень. – Мы рядовые солдаты, не самых высоких рангов. И, между прочим, именно вы настояли на личной встрече с нашим лидером, хотя проще было переговорить с наборщиком рекрутов.
– Ты не забыл, кто я? Мелкие сошки вроде тебя спустят на меня собак, поэтому меня должны признать организаторы сопротивления. Это просто необходимость, – пожал плечами Тенобрис. – И твой товарищ со мной полностью согласился. К тому же, у меня все же и гордость есть. Я не собираюсь ничего доказывать всякой мелочи. И склонять ни перед кем голову я не буду!
– Как сделала это твоя родня, – огрызнулся Марк.
Тут же угрожающе блеснуло лезвие меча черноволосого оборотня.
– Следи-ка за языком, медвежонок, – ядовито прошипел Лео. – Ты же уже видел, что меня не стоит лишний раз раздражать. Меня ни что не сдерживает, а твоя жизнь для меня ничего не значит.
– Прошу прощения, – холодно произнес повстанец. – Но едва ли ты сможешь изменить сложившееся мнение о своей семье.
– Я не собираюсь этого делать. Но и слушать это не намерен. Вам ведь так легко обо всем судить по паре отбившихся от семьи овец. Ошибка одного, и я ее исправлю. Так или иначе, извольте воздержаться при мне от подобных разговоров. Это мое личное дело, и обсуждать его с кем-то я не собираюсь.
Воцарилось молчание. Тусклое зимнее солнце освещало через маленькое окно небольшую жилую комнату с четырьмя кроватями.
Лео вместе с троицей из Небула смогли за несколько дней добраться до лагеря повстанцев. Им приходилось быть очень осторожными: на Лео теперь официальная власть объявила охоту. Из-за этого последний перекрасил волосы в каштановый цвет и попытался выглядеть как можно более неприметно. Получалось у него не очень. Пока Карл ушел выбивать «принцу», так троица в своем кругу называла зеленоглазого мага, за его высокомерие, Лео занялся возвратом своей голове первозданного природного вида. Заняло это не так уж и много времени – волосы были короткие, и теперь, терзаемый бездельем, раздраженный зеленоглазый оборотень отыгрывался на своем новом знакомом. В минуты слабости Марк очень жалел о своем решении догнать неизвестного Тенобриса. Действительно ли этот тип принесет пользу их делу?
– Как же долго, – Лео плюхнулся на кровать и уставился на слегка потрескавшийся от времени потолок. – Ох уж эти формальности. Ненавижу их. Они добрались даже до стана бунтовщиков, восставших против короля. Бюрократы везде. Как они раздражают. Разве что, за единственным исключением…
– Исключением? – спросил Марк.
– Неважно, – донесся ответ. – Лучше расскажи мне о вашей госпоже.
– Виктория, Тора, Фэрри. Высокая рыжеволосая девушка с громким, немного низким, голосом. Решительная, с прекрасным чутьем, легко располагает к себе людей. Насколько я слышал, она и ее семья с западной границы Сола. Когда объявили охоту на оборотней, они решили не оставаться в стороне, а дать отпор.
– Значит, она оборотень.
– Да, ты разве об этом не слышал? Это общеизвестный факт.
– Нет, не слышал. Предыдущий год я провел в Линее. Продолжай.
– Из-за войны у Ферри появилось много обращенных. Сейчас это, наверное, самый большой клан оборотней в истории. Уж я-то знаю.
– Она твоя альфа?
– Да.
– Ясно. А как же рыжие волосы?
– По ее мнению, каштановые волосы – это слишком серо и скучно.
– А почему ты сам не пошел к своей паренос? – улыбнувшись, спросил Лео.
– Я же сказал: таких как я – число несметное. Пускай уж лучше Карл – он хоть разговаривает лучше.
– Ясно. А вы с твоим необращенным приятелем – сила есть ума не надо.
– Эй! Мы не тупые!
– Да, да… – отрешенно произнес Лео.
Марк, было, открыл рот, чтобы ответить этому самовлюбленному «принцу», но тут на пороге объявился Карл.
– Я договорился, – с довольным видом сказал он.
– О, правда? – обернулся Марк. – Молодец.
– Ну, еще рано радоваться… – замялся парень.
– Что ж, если вы уже обменялись комплементами, – фыркнул Лео, соскочив с постели. – Может теперь, наконец, пойдем?
– Ох, конечно! Как пожелает ваше высочество! – огрызнулся Марк.
Тихо переругиваясь, эти двое вышли за Карлом. Потом им еще пришлось ждать какое-то время в коридоре, пока их примут. К настроению Лео это ничего хорошего не прибавило. Последней каплей для него стало то, что вместо Виктории Ферри, его принял какой-то прилизанный тип. У него было слегка округлое лицо, обрамленное слегка взлохмаченными каштановыми волосами. Он был немного выше Лео, средней комплекции, одет неброско. С виду был похож на мелкого государственного чиновника.
– Здравствуйте, господин Лоренцо, – поприветствовал его Марк.
Мужчина кивнул и внимательно осмотрел Лео.
– Это, значит, тот человек, о котором мне докладывал Карл, – произнес он. – Вы действительно высший маг? Если это так, то вы можете быть нам очень полезны.
Лео вспыхнул.
– Это не вам решать! – воскликнул он. – Карл, тебе ясно сказали, что разговаривать я буду лишь с равными! Я хочу видеть главу Ферри, а не ее подручного.
– Позвольте заметить, у Виктории и без того достаточно много дел. Она, как-никак, пытается изменить эту страну к лучшему. Она вовсе не обязана выслушивать всяких проходимцев. С вас станется, что вы разговариваете с ее помощником и правой рукой!
– С мальчиком на побегушках, – отозвался Лео. – Не интересно. Я пошел.
– Подождите, Лео, – бросился ему наперерез Карл. – Не будьте таким строгим. Лоренцо Ферри немаловажный человек. Он тот, кто проделывает огромную организаторскую работу во благо всех нас. Виктории было бы очень сложно без него.
– Ладно, – вздохнул Лео и уселся на стул.
– А наглости вам не занимать, – заметил Лоренцо.
– Какой есть, – раздался ответ.
– Почему вы решили присоединиться к восстанию? – спросил Ферри.
– А я еще не решил. Меня притащили сюда эти двое и еще один их приятель, который потерялся по дороге. Они убедили меня, что здесь я смогу нанести больший урон моим врагам.
– Личные мотивы, значит?
– Да.
– Что ж, к нам разные люди приходят, в том числе и такие, как вы.
– Ферри… Вы взяли имя своего альфы? – неожиданно произнес Лео.
– Да, но вы отвлеклись. Зачем вы хотели встретиться с Викторией?
– Это помогло бы избежать лишних недоразумений и предвзятого отношения.
– Какого?
– А вы не догадываетесь? – но поймав недоумевающий взгляд Лоренцо, Лео бросил Карлу. – Ты что, ничего не сказал?
– Это могло бы помешать. Я подумал, что лучше сказать об этом позже… – оправдывался юноша.
– Карл! – воскликнул Марк.
– В чем дело? – нахмурился Ферри.
– Понимаете… – начал Карл.
– Тут такое дело… – вмешался Марк.
– Мое имя Леонард Тенобрис, – произнес маг.
Воцарилась тишина.
– Тенобрис? Предатели? Марк, о чем ты думал, приводя в наш штаб цепного пса королевской армии?! – возмутился Лоренцо.
– Но он уничтожил отряд стражи! Мы это видели собственными глазами! – возразил Карл. – Он отличается от остальных…
– Балаган какой-то, – Лео зевнул. – Похоже, нам все же не по пути. Пойду я.
– Ты думаешь, тебе позволят уйти? – усмехнулся помощник Виктории.
– А вы как будто сможете что-то сделать? – язвительно произнес Лео. – Еще один самоуверенный медвежонок.
– Ты не выберешься отсюда живым! – уверенно ответил Лоренцо.
– Поспорим? – Лео грозно оскалился.
У Лоренцо и Марка пробежал неприятный холодок по телу. Лео выпустил свою сущность, абсолютно ее не скрывая. От этого невидимого давления даже оборотни из чужой стаи начали ерзать. Всем своим видом Тенобрис старался подавить, доказать свое превосходство этим зазнавшимся обращенным. Возле руки зажглось слабое зеленое свечение готовящегося заклинания. Казалось, буря вот-вот разразиться, но тут появилась она. Альфа Ферри. Девушка неспешно вошла в комнату, встав возле Лоренцо. Карие глаза девушки с интересом встретились взглядом с Лео. От появившегося встречного давления, уже от Виктории, Лоренцо и Марк сжались. Никто не знает, сколько продолжалась эта игра, проба сил двух молодых глав. Виктория слегка отвела взгляд, и, наконец, заговорила:
– Я впервые встречаю чужого пареноса.
– Что ж, не могу похвастаться тем же, – улыбнулся Лео.
– Как жаль! А я надеялась, что я первая! Ну что ж, это весьма неожиданная встреча, глава Тенобрисов.
– Госпожа, – произнес Лоренцо. – Мы сейчас же задержим и изолируем этого предателя.
– Нет. Лори, разве ты не видишь? Он не бездушная марионетка, как те щенки, с которыми мы сталкивались раньше. Он – истинный представитель своего рода. А раз так, у него намного больше счетов к королевской семье, чем у нас с тобой. Думаю, нам стоит поговорить с глазу на глаз.
– Но госпожа… – хотел возразить Лоренцо.
– Это приказ, – отрезала Виктория.
Лоренцо нехотя подчинился и вышел вместе с Карлом и Марком. Разговор был долгий. Бедный верный помощник бунтарки Ферри весь извелся, пока дожидался свою госпожу.
– Значит, ты все же согласен присоединиться к нам, – произнесла Виктория под конец беседы.
– Да, – ответил Лео. – Но мое главное условие – я сам разберусь со своей кровью.
– Обещать не могу, но у тебя для этого будет вся свобода действий. Надеюсь, мы сможем друг другу помочь.

22:13 

Юг и Север. Глава IV

Глава IV
Ярость Тенобриса


Лео сидел за отдаленным столиком в невзрачном трактире с кружкой здешнего питья. Сегодня он смог добраться до Небула, и решил дать лошади немного отдыха. С Рикхардом, без особого сожаления, он распрощался еще на руинах замка, у них были разные дороги. Хотя у Лео осталось напоминание о древнем маге. За поясом оборотня появились ножны, из которых выглядывал эфес меча. Подарок Рикхарда. Лео весьма удивился, когда первый раз увидел его.
– Старый меч? – усмехнулся оборотень, когда Регги вытащила клинок из выкопанный им ямы. – Да он уже заржавел давно. И ты хочешь этим от меня откупиться? Больше похоже на насмешку. Может у тебя там, что получше найдется?
– Дурак ты, Лео, – девушка наградила его уничтожающим взглядом. – Думаешь я прячу дешевые ненужные вещи? Так знай, в моих тайниках хранятся только очень ценные и редкие предметы, притом самой разной направленности. И чем отпускать какие-то презрительные комментарии лучше осмотри его как следует.
– Да, но перед этим знай, многовековая малявка, что я не знаток по этой части, – фыркнул Лео. – Я даже фехтую посредственно. Вот в ближний бой – другое дело. А так… Мне проще магию применить.
– Меня это не интересует, – раздалось в ответ. – Если что, передашь своим будущим потомкам, ох, надеюсь, у тебя еще будут нормальные родственники.
– Заткнись, Рикхард, – огрызнулся Лео и, вытащив меч из ножен, принялся его изучать.
Клинок сверкнул на слабом декабрьском солнце, словно не этот меч провалялся в земле несколько десятков, а то и сотен лет.
– Ну и как? – спросила Регина.
– Да, он не заржавел, – произнес Лео, за что словил колкий взгляд девушки. – Ладно, ладно… Он довольно легок, значит более маневренен. Но это также значит, что он более хрупкий, если только на него не наложены чары. А учитывая то, что он так хорошо сохранился и не притупился, меч определенно зачарованный.
– Брось, – Регги закатила глаза. – Какой бы мне был смысл давать тебе то, что ты сам способен сотворить. К тому же зачарованные мечи – вещь не очень-то надежная. Их качество завесит от способностей мага, творившего заклятье. И далеко не все из них способны убить даже оборотня, не говоря уже об остальном. Ты без труда можешь сделать зачарованный меч, притом очень даже неплохой, который хотя бы против твоей братии поможет. Я даже уверена, что ты заклинание подходящее знаешь.
– А ведь точно. Никогда раньше про это не задумывался. А ведь давно надо было сделать один такой для Ви… – оборотень резко прервался.
Девушка вскинула брови.
– Вижу тебе очень даже неплохо жилось в Линее, – усмехнулась она. – Похоже, у тебя там кто-то остался. И это кто-то тебе очень дорог. Ты себе девушку часом не нашел?
– Отстань, – фыркнул Лео.
– Она похожа на Алек?
– Отстань!
– И как ее имя? Ви…Ви…Виктория? Виолетта? Ви…Ви…Ви… А может это имя ее брата?
– Отвали! – уже угрожающе рыкнул Лео. – Ну, ходячий фолиант, может уже скажешь, что это за чудо-меч такой? Если он не зачарован, то что?
– Ооо… Это по-настоящему редкая вещица. Наложить чары на меч может любой сильный и не очень маг, но это совершенно особенная вещь. На этом мече лежит печать драконов.
– Хочешь сказать, это оружие закалено в пламени дракона? Тогда это поистине редкая вещь.
– Оружие, закаленное драконами, имеет необычайные свойства. И главное из них то, что оно способно уничтожить любое известное существо, включая даже самих драконов.
– Да, вот чего я не понимал, так зачем драконы иногда создают оружие против самих себя.
– Ну, есть предания, что драконы иногда сближаются с людьми, хотя это у них не принято. Возможно, такое оружие создается в подобных случаях, – пожала плечами девушка.
– Что ж давай проверим твои слова, – произнес Лео. – Насколько мне известно, на мече должна остаться драконья метка. Достаточно поместить его в огонь, и она проявится.
– Этот меч не огнем закален. Драконы ведь тоже разные бывают. Существуют не только огнедышащие, но и…
– Водные, – закончил за нее Лео. – Они даже в легендах редко упоминаются.
– Теперь понимаешь, какая перед тобой редкость. Эти драконы закаливают оружие с помощью собственной крови. И подлинность меча также несложно проверить. Если печать наложена пламенем, увидеть ее можно в огне, если кровью, то нужно ее пролить. Только не стоит тебе резать руку этим клинком, – быстро вставила Регина, заметив копошения оборотня. – Рана не затянется так просто.
– Я найду что-нибудь другое.
Багровые струйки крови медленно стекали по лезвию, постепенно начали проступать буквы.
– Мики, – прочитал Лео.
– Это имя дракона, что наложил печать.
Лео вздохнул и, отпив немного из кружки, поморщился. Да уж, это было несколько дней назад. Теперь он вряд ли снова встретит лукавого древнего колдуна в теле златовласой девочки. Да, так даже лучше, Рикхард – опасный человек и чем дальше он от него будет, тем лучше. Лео совершенно не хотелось играть в его игры. У него и без того проблем хватает.
Кстати о них. Оба его несчастных потомка находятся на юго-западе, но в разных местах. Один из них, по-видимому, находится в столице Сола – Фламе, другой чуть южнее и часто перемещается. Так или иначе, проблемы в поисках для Лео не существует – альфы чувствуют место нахождения членов своей стаи. Лео знал направление и чем ближе он подходил, чем четче становились ощущения. Оборотня волновало не это. Если реально оценивать ситуацию, ему скорее всего придется убить обоих. Убить своих же… Неважно, что он их не знает и даже не видел. Все его инстинкты всегда были направлены на защиту семьи, а теперь… Переступить через себя. Он хорошо запомнил свои чувства, когда убил Берта. Словно часть себя вырезал… Нет, он знает, что будет в итоге. Умрут не двое, а трое. И от когда-то выдающийся семьи останется лишь один обращенный, а урожденные Тенобрисы сгинут навсегда.
«Винсент… Прости, не думаю, что я вернусь» – вынес мысленный вердикт Лео.
Да, они исчезнут, и что? Виновные во всем этом есть, но найти нити по прошествии стольких лет очень сложно. И главные зачинщики уже давно мертвы. Но остаются еще те, кто без зазрения совести пользуются их плодами. Ну, да, это же у них в порядке вещей! Оборотень для них не человек! Как же это все противно и мерзко…
Лео сделал большой глоток. Хотелось забыться, не вспоминать обо всем этом длительном кошмаре, но маг не мог себе этого позволить.
На минуту попытавшись отвлечься, оборотень стал поглядывать на соседнюю компанию молодых людей. С виду обычные парни, но среди них был оборотень. Лео легко мог отличать их от других, и в отличие от рядовых оборотней, ему для этого не требовалось обращаться в свою звериную сущность.
Тем не менее, Лео мог лишь определить то, что перед ним был не альфа. Маг вспомнил свое знакомство с семейством Карвусов. А почему бы снова не поиграть в забавную игру и не попытаться догадаться, к какому типу оборотней относиться этот коренастый шатен? Мускулистый крепкий юноша. Его движения, походку не назовешь грациозными. По всей видимости, ему не достает ловкости и быстроты. Зато силища в нем скрыта недюжинная, сразу видно. Этакий мощный увалень, которому не стоит попадаться под горячую руку. Маг улыбнулся посетившей его догадке.
Через некоторое время Лео решил вернуться в гостиницу, в которой остановился на ночь. Когда он уже направлялся к выходу, на него случайно налетел тот самый оборотень. Не удержавшись, Лео фыркнул:
– Эй, будь поаккуратнее, медвежонок, – бросил маг и, не оборачиваясь, вышел из трактира.
Он не видел, как побледнело лицо натолкнувшегося на него парня.
Лео неторопливо шел по улочкам Небула. За восемьдесят лет город не сильно изменился. Вдруг инстинкт Тенобриса забил тревогу. Он четко ощутил на себе чье-то пристальное внимание. Лео продолжил идти, но стал внимательно прислушиваться и приглядываться к окружающей обстановке. Сомнений не оставалось – за ним следили по меньшей мере трое. Кому он мог понадобиться? Здесь, в Небуле, о нем не должны ничего знать. Что ж следует попетлять и попытаться скинуть хвост. Ему не нужен пока лишний шум.
Но его плану было не суждено сбыться. В тихом переулке его преследователи перестали скрывать себя и обступили мага. Это были те самые парни из трактира с оборотнем во главе.
– Вам что-то нужно? – с приторной улыбкой спросил их Лео. – Какие-то проблемы?
– Да, ты – проблема, – пробасил «медвежонок». – Ты кто такой?
– Думаю, это не ваше дело, – холодно ответил зеленоглазый маг.
– Еще как наше, – произнес один из парней, сопровождавших оборотня. – Ты знаешь о сущности Марка. Откуда, не скажешь?
Так вот в чем дело! Лео усмехнулся и уже хотел ответить что-нибудь язвительное, когда второй юноша из тройки, детина, похожий на «медвежонка» комплекцией, хотя являвшийся всего лишь человеком, грубо произнес:
– Да что здесь спрашивать, Карл. Это одна из дворцовых ищеек. Ты только посмотри на него: черные коротко стриженые волосы, зеленые глаза, невысокий рост и смазливое личико. Все, как в описании. Это один из проклятых Тенобрисов. Армейская шавка и подстилка.
– Что ты только что сказал?! – прорычал Лео, его глаза загорелись недобрым огнем. – Да как ты смеешь…
– Ты уверен? – вмешался парень, который был обозначен Карлом. – У нас были сведения, что предатель сейчас находиться в южном гарнизоне. Возможно, это просто совпадение.
– Да, но мы не можем упускать шанс поймать одного из Тенобрисов, – ответил Марк. – Пускай в лагере разбираются, кто он.
– Видишь, будь паинькой и не сопротивляйся, – глумливо ответил третий парень. – А то хуже будет.
– А ты в этом уверен? – огрызнулся Лео. – Возомнил, что сможешь со мной совладать? Какой самоуверенный медвежонок. Вы не представляете, с кем связались, мелюзга несчастная. Не стойте у меня на пути, когда я в таком скверном расположении духа.
– Громко тявкаешь, собачонка, – прорычал в ответ «медвежонок».
В этот самый момент до них донесся топот приближающихся к месту ног. Парни встрепенулись и хотели скользнуть в ближайший проулок, но путь им преградили люди в форме сольской городской стражи. Минута, и их окружили с десяток человек.
– Вот они, – гадко улыбнулся один из них, судя по нашивкам на плечах, лейтенант. – Это те самые повстанцы, что устроили недавно погром на продовольственном складе. Бунтари и воры. Жаль их только четверо. Взять этих изменников.
– Просто так ты нас не возьмешь, – оскалился Марк.
– Живыми не обязательно, – добавил командир. – Твари, предавшие короля и присоединившиеся к проклятым чудовищам-оборотням, заслуживают смерти.
Марк было двинулся вперед, но был отдернут Лео, вышедшим вперед.
– Почему? – произнес маг. – По-вашему, оборотни – монстры. Почему же?
– Что это? Жалкий повстанец решил поразмышлять перед тем, как попасть на плаху? – фыркнул лейтенант.
– Вы не ответили на мой вопрос, – прорычал Лео. – Вы убиваете нас, истребляете наши семьи, устраиваете охоту на выживших, превращаете наших детей в бесчувственных марионеток! Вы лишаете нас всего и после этого думаете, что мы будем тихо отсиживаться?! Да, для вас мы не люди. Вы называете нас чудовищами. Что ж… Чудесно! Так тому и быть! Я стану тем монстром, которого вы так желали увидеть. Мне нечего терять, вы и так забрали почти все. Я – паренос и мое имя Леонард Тенобрис и я заставлю вас его запомнить. Я впишу его в историю кровавыми чернилами. Вы станете дрожать лишь от одного его упоминания!
Яркая зеленая вспышка залила все пространство.

21:40 

Юг и Север. Глава III

Глава III
Так вышло


– Не ожидал с тобой снова столкнуться, Рикхард, – Лео внимательно смотрел на стоявшую перед ними девушку.
– Какое дикое предположение, Лео, – произнесла Регги, слегка наклонив голову. – А ты в этом уверен?
– А ты будешь отрицать?
– Допустим, не буду. Ты не выглядишь слишком потрясенным. А еще, откуда это внезапное озарение?
– Я почти восемьдесят лет просидел взаперти в башне, – начал Лео.
– Семьдесят девять лет, если быть точным, – поправила блондинка.
– Ох, ну извините, подумаешь год потерялся. Это на фоне-то десятилетий! – не выдержал оборотень. – Так вот, за это время я полностью перерыл башню сверху донизу. И однажды я нашел небольшой тайник, а в нем старый потертый дневник и рабочие записи. Когда-то эти вещи принадлежали придворному магу, который долгие годы искал способы обретения вечной жизни, но только не тела, как это делали многие, а личности. Внести изменения в сам цикл перерождения душ, полностью сохранять информацию о предыдущих жизнях. Дерзко, ничего не скажешь. Имя мага нигде не указывался, был лишь инициал «Р». У меня было довольно много свободного времени, чтобы предаваться размышлениям, сопоставлять факты. Возможно, наглому магу удалась его задумка. Да, но фактически найти этого мага сейчас нереально, даже если тот вследствие сентиментальности сохранил за собой старое имя. И тут я вспомнил про одного знакомого мне знахаря. Довольно странный тип, он был простым наблюдателем, но по какой-то причине решился вмешаться в мою судьбу. А мы даже друзьями никогда не были. Что это? Простая жалость? Но он не был похож на человека, действующего без особых причин. А еще интересно, кто же придумал упрятать меня в этот замок? Большинство окружения лорда было слишком тупо для этого, и даже старый охотник маловероятно знал об этом месте, но даже если бы было иначе, старик бы не стал этого делать, он действовал другими методами, простыми и прямолинейными. Все указывает на одного знахаря. Плюс ко всему, именно он запечатывал башню, это мне известно точно. Но для этого мало быть простым магом. Откуда такие знания? Я уверен, что и о свойствах башни ты был осведомлен. Значит, ты знаком с содержанием дневника. Почему же он не хотел смерти одного загнанного в угол оборотня? А не потому ли, что этот оборотень был последним на тот момент, в чьих жилах текла кровь Ванессы Тенобрис? Якорь, позволяющий ему уже не один век бродить по миру.
– Слишком много домыслов и предположений, – пожала плечами Регги. – Притянуто за уши. Ну да ладно. Ты, значит, нашел мой дневник. Давно хотела его уничтожить, но у меня так и не поднялась рука сделать это. Никогда раньше не думала, что во мне проявиться такая сентиментальность.
– Почему личность? – спросил Лео. – Почему ты не пытался сохранить тело, это было бы удобнее?
– Ну, не сказать, что я совсем не интересовался этим направлением, но что-то лучшее, чем это башня мне найти не удалось, – задумчиво произнесла девушка. – Человеческое тело слишком слабое для этого. Хотя сейчас у меня появляются идеи насчет более выносливых оборотней, возможно с ними можно было бы чего-нибудь добиться. Но мое положение это уже не изменит. А вот личность сохранить намного проще. К тому же, каким бы образом я не умирал, я снова возвращаюсь.
– Все же я не ожидал тебя встретить, Рикхард, особенно в таком-то виде, – усмехнулся оборотень.
– Что? – девушка нахмурилась. – Заклинанием невозможно предусмотреть всего. И да, я в свое время не уточнил пол своих будущих воплощений. Но я уже давно к этому привык и это даже вносит своего рода разнообразие. Так что периодически я Рикхард, периодически – Регина.
– Знаешь, как это называется? Это просто настоящее свинство! – вскипел Лео.
– А? – Регги уставилась на него с полным непониманием.
– Иногда мне все же хотелось встретиться с тобой, чтобы сказать спасибо и съездить по твоей хитрой роже!
– Как неблагодарно, – капризно ответила Регина-Рикхард. – Я спас тебе жизнь.
– Лишь постольку, что это надо было тебе. И такая жизнь была далеко не лучше смерти.
– Я не хотел запирать тебя здесь навечно. Просто так вышло…
– О, одно большое ухо.
– Я же тебе уже говорила, я застрял в доме лорда. Я не мог просто ни с того ни с сего сняться с места. Это было бы подозрительно. А потом такая возня началась… В результате я не успел, у меня просто закончился срок жизни.
– В смысле? Тебе же было только около сорока.
– Как вижу, не все мои записи сохранились. Так получилось, что мне дан более короткий срок, чем обычным людям.
– Как так? То заклятие, что я видел, не требовала подобного, оно не сжигало жизнь.
– Это ранняя версия, позже я внес в него коррективы и применил уже измененный вариант.
– Зачем?
– Чтобы сохранить важную частичку себя. Лео, я – маг, всю жизнь им был. Я просто не могу представить себя без магии, я не смогу так существовать. Но эти способности – свойство тела. А шанс снова стать колдуном очень низок. Как долго мне пришлось бы его ждать? Возможно, веками прозябать без своей главной силы. Это моя слабость. Я знал, что не смогу удержаться, я все равно рано или поздно начну ее использовать, будучи при этом обычным человеком. Ты должен знать, что это возможно, но вот только…
– …за это придется расплачиваться собственной жизнью, – закончил Лео. – Тело начнет быстро стареть, не столько внешне, сколько внутренне.
– Да и чем сильнее магия, тем быстрее наступит конец. Так или иначе, срок годности тела будет сокращаться. Потому я и внес поправки. Я смог найти способ преобразования обычного человека в волшебника, но этот процесс съедает колоссальное количество энергии. Поэтому я обычно живу не больше сорока лет. Так что в то время я доживал свои последние лета.
– Но мы с тобой знаем, что в твоем случае смерть не большая помеха.
– Да, но нужны годы, чтобы вырасти. Я не могу путешествовать, будучи младенцем. Обычно я жду лет до двенадцати-тринадцати.
– И что тебе помешало вытащить меня по истечении этого срока?
– Знаешь что? Я родился не в соседней деревушке! И вообще, та моя жизнь вышла неудачной, я умер, чуть мне стукнуло двадцать.
– И что потом? – скептически произнес оборотень.
– Потом была довольно неплохая, плодотворная жизнь. Я даже смог пожить немного подольше, – воодушевилась Регги, но тут поймала недовольный взгляд прищуренных зеленых глаз. – А, тебя это наверно мало интересует.
– Это точно. В итоге ты просто про меня забыл, да?
– Не совсем так. Давай на чистоту, мы с тобой, мягко говоря, не были хорошими знакомыми. Веру в твою исключительную душевную стойкость ты у меня не вызывал, а вот на что ты можешь быть способен – это мне прекрасно известно. Слишком высока была вероятность того, что по прошествии столько-то лет в полной изоляции от внешнего мира, ты, как бы по мягче…
– Обезумел? Сошел с ума?
– Именно, – тяжело вздохнула блондинка. – Особенно учитывая то, что ты и раньше душевным равновесием не блистал. Так что мне не очень хотелось выпускать в мир обезумевшее чудовище.
– Знаешь, что, Рикхард… – начал Лео.
– Регина, сейчас я Регина, – тут же поправила девушка.
– Да плевать мне на это! – выкрикнул оборотень.
– Но будет странно выглядеть то, что ты называешь милую девушку мужским именем, – задумчиво ответила Регги.
– Заткнись, Рикхард. Нет, как же ты меня раздражаешь!
– Ммм… Тебе станет легче, если я скажу, что мне жаль, что все так вышло?
– Издеваешься?! Рикхард, скотина, можешь не притворяться! Я вот уверен, что муки совести тебя не мучили.
– Ну, ты же живой остался, значит все в порядке.
– Да, премного благодарен. Глаза бы мои не видели, во что превратились мои дети.
– Ну, это уже твои проблемы, сам за собой прибирай, волк озабоченный, – произнесла Регина едва успев блокировать мощное заклятье понесшиеся в ее сторону. – Ох, ты все-таки хочешь подраться? – усмехнулась блондинка. – Уверен? Не стыдно потом будет быть избитым маленькой девочкой? Ты же знаешь, кто я.
– А мне все равно, – послышался ответ.
Изумрудный свет залил древние руины натыкаясь на поднявшееся на встречу золотое сияние.
После того их столкновения жители Помы добавили еще один страшный рассказ о старом замке.
Они были равны по силе, но не по умениям. На стороне Регги был многовековой опыт, а еще то, что Рикхард уже не раз сталкивался с представителями Тенобрисов. Все они, похожи и он, так часто видел в них Ванессу. Да, у ее потомков была сильна память поколений.
– Брось трепыхаться, – раздался повелительный голос девушки. – Сегодня не твой день. Вот было бы сегодня полнолуние – другое дело. Стало бы намного интересней. А так… – она презрительно махнула рукой и столкнулась с упрямым взглядом.
Лео был сильно потрепан. Ничего, он оборотень, раны полностью затянутся через пару часов, а с болью он справится. Больше досаждала разбитая бровь, кровь заливала глаза. Он праздно поддался эмоциям, а с таким противником, какой предстал сейчас перед ним, надо было включать голову. А ведь Винсент ему часто об этом говорил.
И все же Регги забыла учесть небольшой факт, который сыграл на пользу оборотню. В результате, сухой выйти не получились. Проклятый дневник… Как только Лео успокоился все стало несколько сложнее. И его атаки. Нет, он похож не только на Ванессу.
– Хватит, – воскликнула Регина. – Раз уж ты пришел в себя нет смысла продолжать. Я тебе не враг. Вижу ты хорошо изучил мои записи, что ж, а я очень хорошо знакома с особенностями твоей семьи. Если продолжим, кто-то из нас серьезно пострадает, а возможно, что оба. Ни тебе, ни мне это не нужно. К тому же, мы и так знатно тут все раскурочили.
– Ну, я не питаю к этому месту теплых чувств.
– Учитывая, что оно очень многое тебе дало. Ты знаком с древней магией, как никто другой.
– Да, у тебя была однообразная подборка для чтения. Хорошо, я согласен закончить на этом. Я еще не все у тебя выведал, что хотел. Но запомни, меня все равно бесит твое высокомерие.
– А меня твоя заносчивость, – фыркнула Регина. – Не сойдемся, да и не надо. Я тебе не жениться на мне предлагаю, всего лишь случайная встреча, и потом снова разбежимся разными дорогами.
Незаметно они дошли до озера. Девушка начала залечивать свои мелкие ссадины.
– Кстати, зачем ты сюда пришел, Рикхард? – спросил Лео.
– Регина, меня зовут Регина. Неужели так сложно запомнить, или ты назло делаешь? Я хотела уехать подальше от Сола, меня угораздило в этот раз родиться в этой раздираемой смутой стране. Мне очень не по нраву здешняя обстановка. Желания во что-то ввязываться у меня нет. Так что вот решила сбежать в Линею, а оттуда может за море переберусь.
– Ты поехал не самой удобной дорогой.
– Зато более спокойной и глухой. Когда я оказалась вблизи замка, я почувствовала, что печать снята. А раз так, почему бы не прихватить несколько полезных вещичек? Печать и мне доставила немного хлопот. Здесь ведь очень много моих старых тайников.
– Да, я знаю.
– Ничего ты не знаешь. Я дневников уже давно не веду, и место расположения практически всех моих кладовок хранится только в моей голове. Кстати, ты-то зачем сюда вернулся?
– Хочу заполучить себе духа.
– С каких пор ты этим увлекаешься? – девушка подняла брови от удивления.
– С тех пор, как ко мне нагрянули неожиданные родственники, я интересуюсь всем, что может мне пригодится в войне.
– Делай что хочешь, но не трогай здешнюю охранную систему. Это место еще может пригодиться.
– Я бы сделал это только назло тебе, но не хочу ввязываться в новую потасовку. Мне и правда сейчас это не нужно. Вот если ты мне попадешься как-нибудь в другой раз, я свое уже не упущу. И плевать, даже если будет новолуние. А что касается духа, что ж, призову другого. Здесь все равно удобно этим заниматься.
– Да, тут сильные искажения, так что я основательно бы тебе рекомендовала не играть с моей охранной системой. В этом месте может произойти что угодно.
– Рикхард.
– Регги, сколько можно повторять.
– Что стало с Алек?
Девушка потупила взор.
– Не думаю, что тебе стоит это знать, – грустно прошептала она.
– Но я должен это знать, – твердо ответил оборотень.
– Хорошо, не буду спорить. Если ты настаиваешь. Я знаю не очень много. Алек все же выдали замуж, но потом всплыла связь с тобой. Они не смогли это скрыть, никто не знал тогда, что у нее будет ребенок. Старый лорд попал в немилость. Девочку, у тебя родилась дочь, разлучили с матерью сразу после рождения. По чьей-то прихоти ее не убили. Дальше я знаю только то, что мне удалось узнать совсем недавно. Лет тридцать назад в королевской страже, что занималась уничтожением неугодных, начали использовать мальчишку-оборотня. По всей видимости, он стал их первой удачей. Видимо, предыдущими поколениями никто особо не занимался, и они выросли не очень послушными. Можешь гордиться, твою кровь сломали не сразу. Что касается Алек – она исчезла. Буквально. Либо от нее по-тихому избавились, либо ей удалось сбежать. Что было в действительности, я не знаю, она перешла в лапы принца, а я остался прозябать вместе с лордом.
– Ясно, – лицо Лео не выражало никаких эмоций, голос был спокоен и холоден.
– Ты возвращаешься в Сол, хочешь найти оставшихся потомков?
– Да.
– По мне, лучше бы ты это забыл и жил дальше.
– Если бы я случайно не узнал про их существование, то так бы оно и было. Но теперь я не могу игнорировать то, как используют мою кровь. Мы не собаки, не оружие, мы люди. Я не хочу, чтобы на примере моей собственной семьи доказывали обратное.
– Тебе так плохо было в Линее?
– А с чего ты решил, что я был там?
– Появись ты в Солее, давно бы поднялся шумок, либо я совершенно тебя не знаю. Так неужели прошедший год был так плох?
– Он был чудесен, и от этого мне только хуже. Я нашел там свое счастье, но сейчас я не могу по-другому.
– Еще не поздно повернуть назад.
– Исключено.
– Как знаешь. Ладно, пошли немного покапаем.
– Зачем?
– Я решила отдать тебе кое-что. Эта вещь может тебе пригодиться даже больше, чем дух.
– Ты что, пытаешься меня задобрить?
– В какой-то мере. И да, я знаю, что не выйдет. Но он мне все равно не понадобится, а у меня все еще есть интерес, чтобы ты не помер. Он тебе не помешает.

16:52 

Юг и Север. Глава II

Глава II
Рикхард


Лео проехал через старую покошенную арку. Почти три недели, с того момента как оборотень покинул Поларис, он провел в волчьем обличье, пока не пересек границу и не добрался до Термикса. Там он украл одежду и лошадь и направился сюда, к древнему замку возле Помы. В конце концов, он вернулся сюда, в его старую темницу. Полтора года назад он покинул это место, как он надеялся, навсегда, но теперь он снова здесь, на этот раз по собственной воле. Зачем он тут? Все просто, здесь он сможет добыть себе одно полезное оружие, а сейчас ему всякая дополнительная сила может пригодиться. Он ведь снова на территории Сола, нужно быть предельно осторожным. О путешествии в волчьем обличье даже не стоит и помышлять. Это сдаст его с потрохами.
Размышления были прерваны ржанием лошади. Что это значит? Люди в этом месте? Не может быть, дурная слава не могла слететь так быстро. Вскоре маг действительно заметил рыжую кобылку, оседланную и крепко привязанную. Лео спрыгнул со своего коня и начал внимательно озираться. Удар был нанесен с неожиданной стороны. Оборотень едва успел увернуться от летящей в него шишки. Раздался смешок. Лео поднял голову.
На ветке сосны сидела девушка лет четырнадцати-пятнадцати. Обычное непримечательное лицо еще имело много незавершенных черт. Прямые золотистые волосы спадали на плечи. Одежда на ней прекрасно подходила для путешествий: достаточно теплая, и не сковывала движений. Туника с сиреневым оттенком и серый плащик. В оборотня полетела очередная шишка.
– Эй, ты чего дерешься? – возмущенно воскликнул Лео.
– Нечего меня разглядывать таким похабным взглядом, – фыркнула блондинка.
От такого заявления Лео на какой-то момент даже потерял дар речи.
– Каким-каким взглядом? Деточка, тебе бы еще годика два-три подрасти, прежде чем такими словами кидаться. Да и мордашка у тебя не в моем вкусе, я предпочитаю что-то более изящное и породистое, – произнес оборотень с приторной улыбкой, за что снова пришлось уворачиваться от шишки.
– Лукавый волк, ишь как хвостом вертит. А запросы то какие. Прямо дочурку лорда ему подавай. Небось уже не раз по ушам огребал.
– Ты что здесь вообще забыла, малявка? Или не слышала, что тут место неспокойное?
– Это кто тут еще малявка? Сами-то, как посмотрю, ростом не вышли, недоедали в детстве? Я то вот выросту, а вот вы уже не изменитесь.
– Какая назойливая… девочка, – Лео начал не на шутку раздражаться, – Зачем на дерево залезла?
– Осмотреться хочу, а то бродят тут всякие подозрительные личности. Здесь и отбиваться удобно.
– В то время, как твою лошадь легко увести.
– Вы что, ограбите ребенка?
– Ты им становишься, только когда тебе выгодно. А вообще-то маленькой девочке опасно путешествовать вот так, без оружия.
– Думаете? – девочка вертела в руках очередную шишку.
И где она их только находит? Мимолетно коснувшись ее губами, девчонка зашвырнула очередной снаряд. Шишка загорелась в полете и вычертила глубокую линию в земле.
Пока Лео наблюдал за всем этим, блондинка ловко спустилась с дерева.
– Маг значит, – повернулся к ней Лео. – Как тебя зовут?
– Регина, можно просто Регги.
– И что ты здесь делаешь, Регги?
– А ты зачем вернулся, Лео?
– Ты меня знаешь? – напрягся оборотень, быстро озираясь по сторонам, проверяя еще раз, нет ли западни.
– Когда-то мы были знакомы, с тех пор много лет кануло. Ничего удивительного, что ты не можешь меня узнать, близки мы никогда не были, – Регги провела рукой по волосам, заправляя за ухо мешавшуюся прядь. – В свое время у нас было много общих знакомых. Старичок охотник, капризный лорд, его подхалим Питер, ох, и как же я могла забыть, несчастная Алек. Не стану перечислять далее, ты, в отличие от меня, не был знаком со всеми обитателями этого осиного гнезда. Кто бы мог подумать, что я застряну в этом проклятом особняке до конца жизни.
Солнечные лучи попали на сережку, вдетую в ухо девчонки. Блеснуло золото чешуек изогнувшейся змеи. Глаза оборотня расширились от зародившегося в его голове осознания.
– Ты ведь Рикхард, – произнес Лео. – Это ты, ты хозяин этого места.

***

Первая встреча была такой нелепой и глупой. Кто бы тогда подумал, что в будущем все так переплетется. В то далекое время были просто он, мечтательный скитающийся колдун Рикха, лишь начавший завоевывать себе славу и уважение, и она, Несси, сирота, все желание которой заключались в крыше над головой и любящей семье. Потом все смешалось.
Рикха наконец-то добрался до деревенской харчевни и с жадностью уплетал обед. Тащиться собственным ходом через огромную равнину была его глупейшая идея. И почему ему всегда так не везет? Сильнейший волшебник и вечные проблемы с деньгами. Да, он слегка честолюбив, но ведь природа наградила его величайшим талантом и пытливым умом. Он много путешествовал, старясь собрать те жалкие крупицы знаний, разбросанных по миру. Он набрался силы и опыта и теперь готов заняться осуществлением его давнего замысла. Сейчас ему стоит остепениться, найти себе хозяина побогаче. Да, исполняя пустяковые поручения, он сможет жить в сытости и в полной мере отдаться своим исследованиям. Стоит попытать счастья в Магнусе – город, расположенный на горном плато.
Рикха давно уже закончил свою трапезу, потому к нему подошел здоровый парень, по всей видимости сын хозяина харчевни, и попросил уплатить. Рикха спокойно полез за деньгами и только сейчас заметил пропажу заветного мешочка. Мага прошиб холодный пот. Ну надо же было умудриться и потерять кошелек со всеми скудными сбережениями. Да что ж это такое-то?
С глупой улыбкой Рикха попытался объяснить ситуацию парню, лицо которого становилось все мрачнее и мрачнее. Ой, беда…
– Так значит, не хотите платить, – взревел он.
– Почему, хочу, да вот не чем, – произнес Рикха, пятясь от него.
Тогда он получил удар по лицу. Что ж справедливо, не поспоришь. А потом еще удар. Что поделать, он и правда виноват. А потом еще… Ну вот это уже слишком! Неплательщика вытащили на улицу и под бурную поддержку зевак запустили в грязь. Здесь человеколюбие Рикхарда закончилось. Да пошло бы это чувство справедливости куда подальше! Простеньким заклинанием он отбросил своего обидчика, как котенка. Зеваки отступили и зашептались.
– Ты маг? – произнес деревенский детина, вставая на ноги. – Ишь ты, колдун, думаешь раз маг, то все позволено? Управы на тебя не найдем?
– Я просто прошу войти в мое положение…
– Тоже мне, нищеброд способный на пару фокусов.
– Я бы попросил! – взревел Рикха.
Ну хватит, втаптывать себя в грязь он никому не позволит! Незаметно он сделал шаг к своему противнику. В этот же момент ему на перерез метнулась черная тень. Крупная черная собака, больше смахивающая на волка, оскалившись, преградила ему путь.
– Что случилось, Гарри? – раздался звонкий голос.
Из сельчан отделилась совсем молодая, не больше семнадцати лет отроду, девушка. Рикха заворожено на нее уставился. Легкая кошачья походка, подтянутая фигура. Простенькое платье, которое странным образом только красило девушку. Бронзовая кожа, тонкие черты лица, копна густых черных волос и глаза… невероятные, похожие на изумруды, глаза.
– Да вот, Несси, к нам тут маг забрел, – ответил Гарри. – И считает, раз он умеет исполнять несколько трюков, ему можно не платить.
– Ничего подобного, – попытался возразить Рикхард.
– Правда? – девушка с любопытством разглядывала Рикхарда. – Тено, сидеть, – бросила она собаке. – Ну, господин колдун, я – маг этой деревни и защищаю интересы местных жителей. Наш спор теперь решит магическая дуэль.
– Я не дерусь с деревенскими знахарками, – фыркнул Рикха, за что тут же получил сильный невидимый удар, сбивший его с ног.
– А вот это уже оскорбление! – голос девушки понизился, от нее повеяло дикой неукротимой силой.
Тогда за ними заворожено наблюдали все жители деревни. Они еще долго не могли забыть этого события, столкновение способных магов – вещь примечательная. Битва происходила на пустынной равнине, дабы противники могли не сдерживаться. И только схлестнувшись с девушкой, Рикха понял, что имеет дело с талантливым высшим магом. И он, не смотря на весь свой неплохой опыт, проиграл деревенской девчонке, потому что недооценил ее возможности. Он просто не ожидал встретить в проезжей деревушке такую настоящую жемчужину.
– Ты ведь высший, – промурлыкала Несси, помогая ему подняться на ноги. – Впервые встречаю такого же, как я.
– Я тоже не ожидал такого от семнадцатилетней девушки, – ответил Рикха.
– Талант есть талант, он не зависит от возраста. И мне, вообще-то, пятнадцать.
– Что, правда что ль?
– Зачем мне лгать?
– Действительно. Мне через три года четвертый десяток пойдет, а меня избила девчонка почти вдвое младше меня.
Они оба засмеялись.
– Как тебя зовут? – спросила Несси.
– Рикха, вернее Рикхард.
– Несси или Ванесса. И почему же ты, Рикха, высший маг, не заплатил по счету? И не стыдно людей обманывать?
– Да не обманывал я никого, – вздохнул Рикха. – Я просто деньги потерял.
– Правда? Как выглядела пропажа?
– Кожаный, коричневый потрескавшийся мешочек с грязно-желтым шнурком, – почти не задумываясь, ответил Рикха.
– Тено, – позвала собаку Несси.
Животное послушно отозвалось и приблизилось к хозяйке.
– Милая собачка, – бросил Рикха.
– Тенобрис не собака, – возразила Ванесса.
– Неужто волк? – удивленно воскликнул маг.
– Да, – просто ответила девушка, трепля смирное животное за ухом.
– Заклятие? – спросил мужчина.
– Воспитание, – донесся до него ответ. – Мы прекрасно друг друга понимаем и без магии. Он такой же, как я.
– В смысле?
– Он тоже остался совсем один. Его мать убили охотники, я нашла его в лесу и взяла к себе. Тено мой верный товарищ.
– Он опасный зверь.
– Все мы опасные животные. Тено же не умеет лукавить и не нападет на человека без причины.
– Не потому ли ты дала ему такое имя?
– У него черная шерсть, вот и все. Поэтому Тенобрис. Между прочим, вы многому обязаны Тено, – девушка вытащила небольшой мешочек. – Он нашел вашу пропажу. А потом я увидела тебя и Гарри. Я так и подумала, что это твое.
– И зачем тогда драться полезла? – повел бровью Рикха.
– Мне все равно нечем было заняться, так почему бы не развлечься? К тому же, ты меня потом еще и оскорбил! А теперь заплати уже наконец-то Гарри.
Вот такая первая встреча.
Рикхарду удалось устроиться в соседнем городе, где вскоре он подружился с Уильямом. За небольшую помощь в укреплении замка Рикхард смог заполучить в свое распоряжение целую башню. А Лиам стал не просто его хозяином, а добрым другом. Его солнце.
Рикхард никогда не забывал про Несси. Он часто к ней приезжал. Они болтали, делились мечтами и мыслями. Несси. Она была сиротой, не знавшей своих родителей, и с ранних пор выживала при помощи своей магии. А потом она забрела в эту деревню, где к ней ласково отнеслись, и она осталась. Девочку полюбили, она всегда была готова помочь даже по мелочи. Так, в деревне появился свой маленький, но далеко не безобидный маг. Несси, такая свободная, живая. Красивая, как луна.
Он рассказывал ей обо всем, начиная от мелких ссор с Лиамом, заканчивая ходом своих исследований. Он рассказал ей и о своей жизни: сын торговца, который сбежал от семьи, потому что не хотел идти по стопам отца. И он всегда хотел быть не просто сильным магом, а одним из тех великих мудрецов, что поднимали завесу этого мира.
– Ты встречал драконов? – спросила однажды девушка, когда Рикха ударился в воспоминания.
– Да. Именно тогда у меня появилась идея. У этих созданий есть такой огромный запас времени, и как же по сравнению с этим коротка человеческая жизнь. Когда-нибудь мы снова все родимся в этом мире. Но это уже будем другие мы: новое тело, другая эпоха и страна, иное воспитание и образование, абсолютно другая личность. И всегда приходится достигать всех знаний заново, какая трата драгоценного времени! Если бы я мог помнить прошлую жизнь – этого не понадобилось.
– Какие же у меня обычные земные желания, – улыбнулась Несси. – Все чего я хочу – семья. Когда-нибудь у меня будут дети, сильные и умные. Мое будущее будет в них, через кровь поколений.
Откуда-то вынырнул домашний питомец Неси и положил голову ее на колени.
– Тено, – девушка чесала его за ухом. – Мой верный и незаменимый друг. Иногда я даже ему завидую. Смешно, наверное… Знаешь, Рикха, у меня тоже есть одна мысль, но я не уверена, возможно ли это осуществить.
– Мечты и сказки, так многие говорят. Но, Несси, мы другие, мы те, кто способен воплотить их в реальность. У нас есть все, что нужно для этого.
И однажды Ванесса решилась. Она первая применила свою магию в неизведанном русле. После этого Рикхард еще долго винил себя, что не оказался в такую важную для девушки минуту рядом с ней. В деревне Несси все всполошились не на шутку: девушку обнаружили в бессознательном состоянии с сильным жаром. На следующие сутки лучше не стало. И тут кто-то вспомнил про Рикхарда, может, и не очень часто, но он навешал девушку и был магом, который смог бы ей помочь. В город направили посланника. Он без труда разыскал замок, в котором жил Рикхард, но не смог к нему пробиться. Никто не хотел слушать простого деревенского паренька, который отчаянно просил о встрече с придворным магом. Но малый был довольно смышлен. Он попросил одного писца составить для него письмо, ведь сам он был неграмотен, и добился того, чтобы его передали магу. Но, к сожалению, послание затерялось среди груды других писем. К своему ужасу, Рикхард наткнулся на него спустя месяц после произошедшего события. Бросив все, он тут же бросился к Ванессе.
Он застал девушку в полном здравии и даже больше. Когда солнце зашло за горизонт, в тени леса она продемонстрировала достигнутый ею результат. Оборотень. До Ванессы Рикхард никогда не слышал об оборотничестве. Была ли она самым первым оборотнем или нет, остается тайной, но более древнего рода Рикхард так и не встретил. Ванесса многое знала, ведь сама плела нити колдовства, но еще большее ей предстояло узнать о себе в будущем. Ведь по сути, она стала представителем нового вида.
– Думаешь, это будет передаваться потомкам? – спросил он как-то девушку.
– Я в этом практически уверена. Для того и затевалось все. А ты хочешь проверить?
– Передо мной представитель совершенно нового существа, я просто не могу не интересоваться.
– Если ты закончишь свою идею, то узнаешь намного больше меня, ведь у тебя будет безграничное время.
– Может, узнаешь и ты. Если у меня все получится, пойдем со мной. Мы сможем вместе наблюдать за ходом истории.
– Оставаясь одинокими наблюдателями. Прости, Рикха, это не для меня. У нас слишком разные взгляды.
– Хорошо, может, ты еще подумаешь над этим, – тяжело вздохнул Рикхард. – Ладно, раз ты основательница такого необычного рода, тебе нужно соответствующее имя. К тому же, у тебя до сих пор нет собственной фамилии. Хотя все равно придется взять имя мужа.
– Ну, это мы еще посмотрим. И имя уже есть.
– Правда?
– Ванесса Тенобрис.
– Серьезно?
– Тебе не нравится?
– Это… весьма символично.
– Дурак.
– Скажи, тебе не было страшно? Это ведь дикая неизведанная магия, она опасна.
– Странно это слышать от тебя, Рикха. От того, кто сам гонится за большим знанием, чем доступно сейчас. Да, немного страшно, но какой тогда смысл в дарованных нам способностях? Я не преследую великих целей. Магия наследуется так хаотично и предсказуемо, потому я хочу, чтобы у моих детей была хоть какая-то дополнительная защита, которая могла бы посоперничать даже с колдовством, если понадобится. Рано или поздно, Рикха, ты тоже воплотишь свой замысел, но то что задумал ты намного опасней и непредсказуемее.
В это время Рикхард с головой ушел в свои исследования, почти отстранившись от мира. Он был у своей цели, вымерял и отшлифовывал до совершенства. И однажды ему пришло письмо.
– Эй, Рикха, я пришел в твое темное мрачное царство, – картинно произнес Лиам и окинул взглядом мага. – Что-то случилось?
Рикхард молча кивнул на письмо, лежавшее на столе. Уильям взял его и быстро пробежал глазами.
– Значит, наша красавица выходит замуж. Удивительно, что этого не случилось раньше. Знаешь женишка?
– Да, славный робкий парень.
– Не такой уж и робкий. Он-то время зря не тратил, в отличие от некоторых. А возможно просто измором взял. А жаль, такая жена достойна короля: умница, красавица, да и еще и целой армии стоит.
– И почему же ты не сделал ей предложение? Неужели испугался разницы в положении?
– Какого, однако, ты обо мне плохого мнения. Плевал я на это. Твоя подружка очаровательна, но я ее побаиваюсь, умеет она подавлять. Но вот что мне по-настоящему интересно: чего же ждал ты? Вот сколько вы знакомы, лет пять?
– Семь.
– Вот. Я тебе не раз говорил – не стоило ее упускать. Вы могли бы быть такой красивой парой. Равные, родственные души.
– Может быть.
– Ты ведь ее любишь?
– Может быть.
– Еще не поздно, друг.
– Поздно, и не имеет смысла. Разве ты не видишь? Я слишком одержимый человек. Она не заслуживает возиться со мной.
– Как знаешь, Рикха. Но ты сейчас возможно упускаешь счастье всей жизни ради, только не обижайся, сомнительной затеи.
– Может быть.
День свадьбы Несси навсегда вырезался в памяти Рикхарда, несмотря на всю скромность торжества. Незадолго до этого ему даже удалось переговорить с женихом Несси.
– Ты согласился взять ее фамилию? – спросил его Рикхард.
– Да, хотя мне долго пришлось уговаривать своего отца. Но, в конце концов, ворчливый старик сдался.
– Ты ведь знаешь, что это…
– Кличка собаки? Конечно знаю.
– Формально волка.
– Не столь важно. Многие имена образовывались из-за прицепившихся прозвищ, и многие далеко не удачные. А ее имя красивое. Ой, вы же должны знать, что оно означает?
– Переводится как темный.
– Ясно. Ну, у нас черные волосы.
Рикхард улыбнулся.
Чуть позже он смог спокойно, в тишине поговорить с Несси.
– Ты его обратила, – произнес Рикхард.
– Заметил, – улыбнулась Ванесса.
– Конечно. Я не настолько невнимателен к людям. Я бы точно запомнил, если бы у кого-нибудь были такие же яркие глаза, как у тебя. Знаешь у меня даже есть небольшая теория.
– Правда, могу я ее услышать.
– Естественно, о моя могущественная сестра. Думаю, чистота и яркость глаз свидетельствует о хорошем магическом потенциале, или иной связи с магией.
– Прости, Рикха, но не могу не заметить, что ты в этом случае выбиваешься из нашего скромного сообщества.
– Наверное, я особенный. Я, кстати, не был уверен в этой твоей способности.
– Я сама во многом еще не уверена. Теория это одно, на практике может получиться совсем неожиданный результат. Еще долгий путь самокопания.
– У тебя все получится. Ох, чуть не забыл, – Рихард вытащил аккуратный сверток. – Вот держи. Это мой подарок счастливой невесте.
Несси развернула сверток и вытащила его содержимое. На золотой цепочке поблескивал кулон с изумрудным волком и буквой «Т» на обратной стороне.
– Рикха, спасибо…
– На нем сильная магия, сам накладывал. Надеюсь, он будет охранять твою семью.
– Рикха… – девушка была несказанно счастлива. – Это будет нашей фамильной ценностью. Родовое сокровище.
– Я не против. Несси, я хотел бы попросить твоей помощи.
– Моей?
– В своих исследованиях я столкнулся с одной проблемой, которую я не решусь обойти. Чтобы мой план сработал, мне нужен своеобразный якорь, благодаря которому переходы будут стабильными.
– Я тебя поняла, но я не могу жить вечно.
– Магия сработает на твою кровь. Мне всего лишь нужно будет чтобы твоя семья, твои потомки не исчезали.
– Ущерб?
– Никакого. Это не даст им абсолютно ничего. Разве что я буду очень заинтересован, чтобы Тенобрисы не вымерли.
– Хорошо, что от меня требуется?
– Достаточно несколько капель твоей крови, это все что нужно.
– Ты уверен?
– Да.
– Тогда я выполню твою просьбу.
Сколько же веков с тех пор минуло. От его друзей осталось лишь далекие легенды и предания, также, как и от его первой жизни. Рикхард не раз сталкивался с потомками его прекрасной Несси. Все они так похожи на нее и в тоже время такие другие. Это даже стало определенной забавой изредка наблюдать за судьбой этого рода. В них течет ее кровь.
И вот новая жизнь, и судьба снова столкнула его с обладателем этих изумрудных глаз.

21:59 

Юг и Север. Глава I

Часть вторая
Глава I
Кошмары


Сухой обжигающий ветер дует в лицо. Винсент щурится от яркого ослепляющего солнца. Огромное количество безжизненных тел. Мужчины, многие одеты очень похоже, что-то вроде военной одежды. Так много… Выжженная земля покрыта огромными бороздами. Странно… От чего они могли образоваться? Винсент осторожно пробирается вперед. Звук, похожий на всплеск. Винсент оборачивается. Невдалеке виднеется человеческая фигура. Дворянин направляется прямо к ней. Фигура оказывается дальше, чем он думал. Аристократ спотыкается, один раз даже упал. На руках и одежде грязь, смешенная с кровью, чужой кровью. Винсент поднимается на ноги и упрямо продолжает идти через эту мертвую долину. Он совсем близко к своей цели.
Человек сидит на небольшом пригорке, плотно закутавшись в серый, покрытый большим количеством темно-бурых смазанных пятен плащ. Лица почти невидно. Винсент подходит вплотную, человек поднимает голову. Шелест спадающей ткани. Знакомое любимое лицо, почти такое же, каким его запомнил Винсент. Даже две длинные черные пряди по-прежнему обрамляют лицо.
– Лео…
Так хочется прикоснуться, обнять, но глаза мага смотрят сквозь него. Южанин неторопливо встает, отряхивает одежду от пыли. К ним приближается группа людей. Настроены они воинственно.
– Кто они? – спрашивает дворянин, но вопрос его не услышан.
– Пришли, – произносит Лео, продолжая не замечать Ретэ.
Лео улыбается. Люди приближаются все ближе. Долина озаряется мощной вспышкой света, поднимается сильный ветер, всполохи зеленого пламени. На земле остаются огромные борозды. Все смешивается: изумрудное свечение, крики людей, проклятия, летящая земля, брызги крови и смех… безумный смех, принадлежащий Лео. Тело мага трясет от возбуждения, он упивается своей природной силой, своим могуществом и всем происходящим. Огонь и смерть, и кружащийся, словно в танце, маг.
Они снова одни. Лео идет по черному мраморному полу. Негромкий стук его шагов. Вдруг маг останавливается и резко оборачивается. Глаза устремлены на Винсента. Его лицо озаряется радостью. Из ниоткуда к магу взметается тень. Лицо оборотня искажает судорога боли. Глаза Винсента расширяются от ужаса, он бросается к падающему магу. Тень тут же исчезает во мраке. Винсент подхватывает оборотня и аккуратно опускает на пол. Тело сольца пронзено мечом, лезвие которого ярко отливает серебром в неожиданно наступившей темноте, и начинает растворяться во мраке также, как и его неведомый владелец.
– Лео… Нет! Лео! – Винсент кричит, прижимает к себе тело такого дорого ему существа. Из глаз льются слезы, дворянин задыхается.
Глаза Лео фокусируются на Винсенте и наполняются нежностью, на лице застывает искренняя улыбка.
– Винсент, – собрав последние силы, произносит он. – Винсент…
Винсент открывает глаза. Давно привычная обстановка его комнаты в отцовском доме, хотя он был как следует отремонтирован недавно. Винсент накрыл лицо руками. Снова этот кошмар…
Все началось примерно полгода назад. Был самый обыкновенный день. Кажется, тогда он принимал выполненную работу, краем уха невольно слыша разговорчики служащих о нем. Мол сейчас он стал хуже Октавии, и ему почти невозможно угодить. А еще пару лет назад он был другим, таким милым молодым человеком. А сейчас как обожжет взглядом, возле него прямо ежиться начинаешь. Нашел бы себе наконец подружку и перестал бы ко всем цепляться.
Винсент усмехнулся. Что ж, это просто его работа, и он старается выполнять ее добросовестно. Что ему еще остается? Винсенту не то чтобы хотелось слушать эти перешептывания, но его хороший слух, увы, не выключишь. Да, впрочем, ему уже давно все равно, о чем про него болтают люди.
Дворянин потер глаза, голова немного кружилась. Странно, с чего бы это? А потом его тело пронзила такая жгучая боль, что помощник принцессы едва не вскрикнул. В глазах все стало расплываться, ноги подкосились. Смутная неотчетливая тень, серебристый блеск. Но было спокойно, очень спокойно. Казалась, жизнь медленно уходит из тела, капля за каплей, но еще было странное ощущение правильности происходящего, словно так и надо.
Винсент и правда тогда потерял сознание, чем жутко всех напугал. Был настоящий переполох. Все тут же решили, что это от переутомления, и только сам дворянин знал, что дело не в этом. Несмотря на его бурные протесты, Октавия, которой доложили о случившемся в первую очередь, категоричным тоном приказала ему не появляться на службе несколько дней, пока ее любимый помощник не придет в норму. Зря… Ведь здесь он мог отвлечься от гнетущих мыслей, а дома накатывали страх и тоска.
Его начали мучить кошмары. Сначала главным действующим лицом был он сам, он сам разрушал и убивал. Но постепенно сны начали меняться, подстраиваясь под ход мыслей их владельца. Его разум начал отторгать чужие чувства от собственных, проводя четкую грань. Теперь он видел Лео. Легче от это не стало, стало только хуже…
Винсент ходил к Карвусам, единственному знакомому ему семейству оборотней в городе, которые могли ему что-нибудь разъяснить.
– Ты не паренос, – единственное, что сказал ему Тадеуш. Больше ничего говорить он не стал.
Приставания дворянина с множеством вопросов к старшему ворону вывели из себя его дочь. Когда Тадеуш предпочел удалить, она прошипела:
– Неужели вам не ясно, что вы лезете в то, что вам же лучше не знать?
– Сестра, не надо, – попытался ее успокоить Джованни. – Пойдемте, Винсент, моя жена только что испекла вкусное печенье. Посидите, успокоитесь.
– Я хочу знать, – твердо произнес Винсент.
– Ох, раз так, – наследница Карвусов скривила губы. – Лично мое мнение, вы уже все видели и прекрасно знаете, что именно произошло. Поздравляю, у вас новый глава и, судя по всему, не очень дружественно к вам настроенный. Вам же лучше забиться и надеяться тихо прожить свой отведенный срок жизни.
– Почему тогда я это все видел? – сухо спросил Ретэ. – Почему я видел то, что видит наследник, когда ему переходят силы альфы?
– Вполне объяснимо, – усмехнулась женщина. – Ты – приус, первый обращенный им человек. Между такими, как вы, всегда устанавливается особая эмоциональная связь. Такая связь у пареноса больше ни с кем не возникает. Связь похожа на родственную, а в определенных ситуациях она может быть настолько крепкой, что ты приус способен почувствовать гибель своего главы.
– Лора, не надо так, – уже более твердо прервал сестру Джованни. – Это всего лишь домыслы. Поэтому отец и ничего не сказал. Здесь нельзя что-либо уверенно утверждать.
Винсент не стал долго задерживаться у Карвусов. Джованни и его жена Урсула, которая была самым обычным человеком, смотрели на него с сочувствием, Лора ушла разбираться со своим сыном, который что-то разбил, Йенни пыталась его развеселить как могла, а Нора просто отмалчивалась.
Когда Винсент ушел, через какое-то время его догнала Нора.
– Я думаю, тетя не права, – произнесла она. – Связь с приусом не настолько сильна. Значит ты стал его наследником, а раз ты еще не альфа, то Лео все еще жив. Он был близок к смерти, потому тебя преследуют кошмары, но его сердце все еще бьется.
– Вот как. Значит, у меня два возможных варианта, – горько усмехнулся Винсент.
– Поэтому дедушка тебе ничего не сказал. Он не хотел давать ложных надежд или водворить тебя в бездну отчаяния, но раз тетя сказала худший вариант, то я тоже не могу промолчать. В конце концов, Винсент, только ты можешь знать ответ.
– Он жив, – выдохнул дворянин.
– Значит, так оно и есть, – ободряюще улыбнулась Нора. – Он вернется.
– Да, – кивнул Ретэ. – Спасибо, Нора.
Постепенно все начало возвращаться на круги своя. Кошмары мучили Винсента уже не так сильно. Кроме новолуния, дворянин теперь понял, за что так сильно ненавидел этот день сольский оборотень, и почему тот любил выпить в это время. Но так или иначе, ко всему привыкаешь. Все как всегда.
Не так давно Винсент получил принудительный отпуск. Можно было не сомневаться – постарался Анри.
– Послушай, Винсент, – произнес Элегетти, пронзаемый недовольным взглядом Ретэ. – Обычные люди радуются предоставленному отдыху. А тебе просто необходимо развеяться!
– Может быть, это стоит решать мне? – холодно произнес Винсент. – Меня все устраивало, пока ты что-то не наговорил Октавии, в результате чего меня отослали в незапланированный отпуск.
– Тебе просто следует сделать небольшой перерыв, – ответил Анри. – Ты слишком много на себя взваливаешь. И дело даже не в Октавии. Кроме этого, ты умудряешься присматривать за его детищем. Чтобы он тебе не наговорил перед своим бегством, ты не должен взваливать на себя непосильную ношу. Тебе давно следовало избавиться от этой обузы, тем более, что разрешение у тебя есть. Ты вертишься так уже не первый год. Ладно, ты умудряешься за всем этим поспевать. Но Винсент, как насчет личной жизни, семьи? Это не нормально!
Винсент пожал плечами. Он привык уже. Да, в театре его не очень жалуют, он ведь не Лео. Да и когда маг внезапно исчез, пошли всякие разговоры. Хорошо, хоть никто не разбежался. Лео, как выяснилось еще задолго до своего ухода, составил распоряжение, по которому Винсент мог распоряжаться всем принадлежащим магу имуществом, а в случае смерти или, как в итоге получилось, исчезновения мага, спустя пять лет он становился его владельцем. Будто предчувствовал что-то… Прошло время, все затихло. Винсент тянет как может наследие Лео. Пока он кое-как справляется, о продаже не может быть и речи.
– Съездил бы ты к отцу, повидался бы с ним, – продолжил Анри. – Отдохнешь, подумаешь, все взвесишь. В родном доме тебе будет более уютно, чем в пустом особняке. За театр можешь не волноваться, смогут обойтись какое-то время и без тебя.
В итоге, Винсент последовал совету Анри. И вот, он лежит в своей старой комнате, уставившись в потолок. Устал ли он? Может быть, это и так, но бегство в Лиабор вряд ли ему сейчас поможет. И снова старый кошмар. Что ж не удивительно, проклятое новолуние было всего пару дней назад, да и встряска в связи с поездкой скорей всего повлияла.
Лео, Лео… Уже больше двух лет прошло. Интересно, где ты сейчас? Что с тобой?
Сегодняшний день для Винсента явно не заладился. Когда он гулял по парку в праздном безделье, то случайно встретил Кассандру. Не сказать, чтобы Винсент желал этой встречи, но, раз так получилось, ничего не поделаешь. Год назад она вышла замуж, несмотря на возражения своей семьи насчет личности жениха. Небольшой городской чиновник не вязался в их представлении об удачной партии. Кассандра рада была снова видеть старого друга детства, но ее беспокоило, что он сильно изменился. Винсент очередной раз пожимал плечами – он не заметил, может так и есть, все же прошло столько времени. А вот ее братец начал почему-то побаиваться наследника Ретэ, хотя видимых конфликтов у них не было. Так или иначе, Винсент не слишком забивал себе всем этим голову.. Может он, привычный к властной манере Октавии, впитал несколько ее черт, таких как четкость и сухость в ответе, холодность и отстраненность. А вот своим упрямством и упорством он был точно обязан одному очень раздражающему и шумному сольцу.
Да, в этот день, может быть, все и было бы хорошо, если бы Кассандра не попыталась залезть к нему в душу. В этот момент она слишком ему напомнила Анри. Это раздражало. Наверное, единственный человек с кем Винсент чувствовал себя полностью комфортно, был его отец.
Кажется, он вспылил. Просто все накопилось, и Ретэ не выдержал. Почему его никто не слышит? Жизнь идет своим чередом и его все устраивает. Он всегда был такой, просто раньше это почему-то никто не замечал. Наверное, это из-за Лео, он осветил его жизнь, но сейчас солнце зашло.
Надо будет потом извиниться перед Кассандрой, не стоило срываться на бедную девушку.
Поздно вечером Винсент снова бродил по парку. Когда здесь нет людей, ты словно попадаешь в сказку. Мерцающий белоснежный снег покрывал все вокруг. Было темно, но дворянин прекрасно видел ночью. Он с блаженством вдыхал морозный зимний воздух.
Винсент различил трескание снега под чьими-то шагами. Кто-то пытался к нему подкрасться, это дворянину не понравилось.
– Покажись, – холодно приказал Ретэ.
Снова треск шагов. На тропе появился крупный темный зверь. Черная шерсть волка была припорошена снегом. Животное село и внимательно уставилось на аристократа.
– Лео… – заворожено прошептал Винсент и бросился обнимать знакомую зверюгу.

13:00 

Юг и Север. Глава XXIV

Глава XXIV
Пропасть


– Лео… – окликнул мага Винсент.
Дворянин впервые видел своего друга в таком состоянии. Замутневшие глаза, лихорадочный румянец на лице. Такой потерянный…
– Вввиинси, – промычал оборотень. – Виинси пришел.
– После спектакля мне пришлось задержаться. Это заняло дольше времени, чем я предполагал. Но я не знал, что здесь все настолько плохо. Сколько ты выпил?
Лео частенько любил выпить, но, тем не менее, практически не пьянел, хотя Винсенту хватало и меньшего количества. Но сейчас…
– Я не считал. Зачем?
– И правда, – вздохнул Ретэ. – Что случилось? Я видел, как ты побледнел в театре. Почему?
– Случилось… случилось… Случилось то, что я дурак, беспросветный дурак, идиот!
– Ну, это я знаю. Может, информацию поновее?
Лео бросил на Винсента осуждающий взгляд.
– Это из-за мальчишки из Сола? – спросил Ретэ.
Маг только кивнул.
– Он такой же, как мы? – продолжил дворянин.
– Угу.
– Ты же говорил, никого не осталось.
– Это новое поколение.
– Новое поко… Подожди, хочешь сказать Алек была… Она…
– Я же все равно хотел на ней жениться, кто же знал, что все вот так получится. Значит, род продолжился…
– Но разве ты не должен был знать об этом, ты же альфа? Ты же должен был чувствовать остальных.
– Я не искал, даже не думал об этом. Расстояние и изоляция тоже сыграли роль. Это сложно объяснить. Если не ищешь, не зовешь нити связи, то они так и останутся блеклыми и незамеченными. Я только сейчас могу видеть его ниточку, что тянется ко мне. Других, если они есть, я пока не чувствую.
– Ясно, – тихо пробормотал Винсент. – Восемьдесят лет… Он твой внук, правнук?
– Это пятое поколение, значит праправнук.
– И что теперь делать?
– Не знаю… Не представляю. Все это выбило меня из колеи. Хах, четыре поколения выросли, ничего не зная обо мне. Неожиданно объявившийся прапрадед, который пустил все на самотек…
– Это не твоя вина.
– Не важно. И все же я должен… Это моя кровь, родная кровь. Я должен восстановить потерянные связи…
– Сложно сказать, какова будет реакция парнишки. Сможешь ли ты добиться положительного эффекта… У меня очень дурное предчувствие.
– Я должен сделать все, все что в моих силах… А знаешь, не время унывать! Мой род не вымер. Это же хорошо. Нужно только наладить отношения… Все будет хорошо… Замечательно…
– Ладно, ладно. Пойдем спать, пьянчужка, – бросил Винсент, помогая Лео встать на ноги.
– К тебе, – промычал маг.
Винсент не стал спорить. Лео заснул быстро, прижавшись к дворянину. Винсенту же не спалось. В его мыслях носилось эхо произнесенных Лео слов.
«Все будет хорошо… И кого из нас двоих ты старался убедить в этом больше? Почему меня бьет такая дрожь…».
«Замечательно» не было. С каждым днем Лео становился все мрачнее и более замкнутым. На вопросы Винсента он с фальшивой улыбкой отвечал, что «все в порядке». Жуткая лживая улыбка… В глазах поселился лихорадочный блеск. Движения его стали резкими, речь сбивчивой. Так и хотелось как следует врезать по этой физиономии… Как может быть все в порядке?! Винсент же не слепой.
Время стало тянуться невероятно долго. Не прошло и недели, а казалось минули месяцы. Винсент с тревогой наблюдал за резкими переменами, произошедшими с его другом. Ретэ хотел проводить с ним больше времени, надеясь, что это поможет, но старший оборотень часто исчезал в неизвестном направлении, а чувствовать его также, как он ощущал Винсента, Ретэ не мог. Нет, у дворянина были небольшие способности и навыки, но Лео мог с легкостью закрываться от него. Конечно, от альфы оградится невозможно, он всегда знает где находятся члены его стаи, а вот где искать альфу, пойди, догадайся сам. Как же это бесило. Говорил, что доверяет… А что же сейчас…
В один из вечеров Ретэ заглянул к Анри. Они мирно беседовали, по сути, ни о чем. Лукавые глаза Элегетти следили за своим гостем.
– Винсент, у тебя все в порядке? – спросил он в конце концов.
– Да, а что? – ответил Винсент.
– Ты кажешься немного нервным и взвинченным. Не загоняла ли тебя в конец дорогая Октавия? Уж она то может. И это будет на моей совести, я ведь тебя туда привел.
– За что я тебе очень благодарен. Все в порядке, – произнес Винсент незаметно для себя ненавистную фразу.
– Звучит неубедительно. Может, все-таки скажешь?
– Я просто немного беспокоюсь за одного человека.
– Что натворило это сольское чучело?
– Не называйте его так! И я не говорил, что это он. Почему ты решил, что это Лео, на нем свет клином не сошелся! Может я о девушке, в которую влюблен, волнуюсь!
– У тебя что есть девушка?
– Нет, я просто привел пример.
– А я всего лишь сделал выводы. Что стряслось?
– Да, так. Все хорошо, – Винсент слегка дернулся. Сейчас он говорил совсем как Лео.
В это время в комнату вошел слуга и доложил что-то хозяину.
– Да, конечно. Проводите их сюда, – ответил на его сообщение Анри.
– Вы ждете гостей? – спросил Винсент.
– Да. Помните наших сольских посланников? Это они. Виктор просил, чтобы я проследил за ними. Это довольно утомительно, но что только не сделаешь на благо семьи?
Винсент вздохнул.
– Я, пожалуй, пойду, – произнес он.
– Ох, что вы. Оставайтесь, если хотите. С вашей компанией мне будет намного уютнее.
– Хорошо, – охотно согласился с его предложением Винсент.
Только подумать, он сможет встретиться с главной причиной возникших проблем. Этот шанс он не упустит. Может, он наконец-то сможет понять, что гложет Лео. К тому же, Ретэ прекрасно понимал, почему Анри просил его остаться. Посланник из Сола был не самым приятным типом, чванливым и заносчивым. И особой тактичностью не отличался.
– Говорят, в Соле все еще не спокойно, – ехидно заметил Анри, чуть позже.
– Это все из-за этих проклятых тварей, – произнес господин Яктабит.
– Кого? – удивился Винсент.
– Оборотни, – ответил Яктабит. – Бешенные шавки и кучка магов в придачу мутят воду.
– Бедняг можно понять. Что делать, когда на твой вид устраивается охота? – усмехнулся Анри.
– Вы что, защищаете этих существ? – воскликнул солец.
– Как по мне, так они всего лишь несчастные создания, попавшие когда-то под горячую руку. Это не причина выставлять их главными врагами народа. Ведь проблема не в них.
– А в ком же еще?! – злобно произнес Яктабит. – Вы бы по-другому запели, если бы увидели, на что способны эти бестии.
– Бросьте. В Линее тоже живут оборотни, в этом можно даже не сомневаться, – заметил Анри. – Но что-то особых конфликтов пока не возникало.
– До поры, до времени. Когда вы поймете, что нужно освобождаться от этой заразы, будет уже поздно.
– Время покажет, кто был прав, – произнес Анри и увел разговор в другую сторону.
Все это время Винсент наблюдал за мальчиком, сопровождавшим Яктабита. Ни одной эмоции не мелькнуло на его лице. К концу вечера Винсенту все же удалось остаться с ним наедине.
– Тебя ведь Берт зовут? – попытался завязать разговор Ретэ.
– Да, – прозвучал сухой ответ.
Тишина.
– У вас в стране правда преследуют оборотней? – спросил Винсент.
– Да.
– Это ужасно.
– Почему? – в голосе Берта появилось едва заметное удивление.
– Разве правильно преследовать кого-то, лишь потому, что он отличается от других.
– Оборотни – кровожадный монстры. К ним не применима жалость.
– Кто это сказал?!
– Они несут смерть и разрушение.
– Разве люди делают не тоже самое? Но это не значит, что все люди – убийцы, также и с оборотнями. Как ты можешь такое говорить, зная, что это наглая ложь?
– Это не ложь, а истина. Оборотни должны быть уничтожены.
– Но ты же один из них! – вспылил Ретэ.
– Откуда вы это знаете? – спросил Берт.
– Будешь это отрицать?
– Нет, это так. Мы – орудие, призванное стереть этих тварей, мы будем существовать, пока эта цель не будет достигнута.
– Ты идешь против своего рода! – воскликнул Винсент.
– Нас выращивают при королевском дворе именно для этой цели.
Весь ужас положения дошел до Винсента. Домой он вернулся все еще потрясенным. Лео был дома. Он сверлил взглядом огонь в камине. Винсент подошел и сел рядом.
– Знаешь, я сегодня был у Анри, – начал Винсент. – И мне представилась возможность пообщаться с Бертом.
Лео поднял голову.
– Ты хоть с ним говорил? – спросил Винсент.
– Да.
– Тогда ты должен знать, что из него сделали живое оружие против неугодных, неспособное мыслить самостоятельно!
– Да.
– Твои ответы предельно лаконичны. Что ты собираешься делать с ним? Что здесь вообще возможно исправить?
– Я же сказал, что сделаю все возможное, а если понадобиться и невозможное. В нем течет моя кровь, кровь Тенобрисов!
– Может в нем и течет твоя кровь, но он не Тенобрис!
– Да что ты понимаешь! – вспылил Лео.
– Я просто хочу помочь своему другу.
– Тогда не вмешивайся в мои дела.
– Но…
– Никаких но. Разговор окончен.
С этого момента Винсент и Лео практически не разговаривали. Но это было всего лишь начало.
В тот день к Ретэ заглянула Йенни. Она передала новое сочинение от своей сестры, а так как Лео она разыскать не смогла, то решила передать его через Винсента.
– Ты такой предсказуемый, – щебетала девушка, когда Винсент провожал ее до лавки. – Тебя очень легко отыскать. По тебе можно даже часы сверять.
Все бы было хорошо, если бы они тогда не пересеклись с источником главной беды. Винсент не успел и пары слов сказать Берту, когда его спутница заговорила:
– Ого. Я и не знала, что вас трое. Вы никогда об этом не говорили. Почему? Ах, он так похож на Лео. Урожденный? Приятно встреть такого же как мы. Оборотни не так часто встречаются.
– Йенни, пойдем. Я потом тебе все объясню. Извини, Берт, она… – договорить Винсент не успел.
– Оборотни?! Она… она… Одна их них? – выдохнул Берт.
– Ну, да, конечно, – Йенни благодушно схватила юношу за руку.
– Не… не прикасайся ко мне! – взвизгнул Берт, одернувшись и занеся руку для удара.
Глаза Йенни округлились. Ударить Берт не успел – его руку перехватил Винсент.
– Ты что творишь?! – злобно прорычал он.
– Она одна из этих тварей! – воскликнул парень, попытавшись вывернуться.
– И что же? Что же она сделала плохого? Ты поднял руку на ни в чем неповинную девушку!
– Она монстр!
– Почему? Только потому, что кто-то так сказал? Это не делает кого-то чудовищем, слова всего лишь слова. Дело не в них, а в поступках. И я спрашиваю, что же она сделала плохого?
– Их предки отказались от человечности. Это ли не показатель?
– Тогда я самолично сделал тоже самое, – Винсент сжал руку Берта еще сильней. – И у меня был выбор. Я принял решение и от него не отступлюсь.
– Что ты делаешь? – прозвучал голос Лео откуда-то со стороны.
От неожиданности Винсент выпустил виновника скандала, чем он немедленно воспользовался, отскочив на значительное расстояние. Рядом с ним оказался Лео.
– Винсент! – в голосе мага звучала бешенная ярость. – Как ты…
– Лео, это все из-за… – попыталась успокоить мага Йенни, но была перебита другим, не менее раздраженным оборотнем.
– Ты вообще видел, что он хотел сделать?! Он не у себя дома, – сквозь зубы прорычал Винсент.
– Это не твое дело, – сухо ответил Лео.
– Нет, теперь это уже коснулось других. Что делаешь ты, Лео, дело твое, но мальчишка опасен для окружающих. Он не в Соле, а у нас другие законы!
– Знаешь, я тоже опасен для окружающих. Может это просто прикрытие? Ты его с самого начала терпеть не можешь!
– А за что его любить?
– Может прекратите этот балаган? – словно из ниоткуда возник Тадеуш Карвус.
– Дедушка… – пискнула Йенни.
– Следил бы ты за своим отпрыском получше, – обратился он к Лео.
– Будете указывать мне, что делать?! – взъелся маг.
– Да буду.
– А с чего я должен вас слушать? Я не в вашей власти и намного превосхожу вас по силе!
– Хочешь развязать вражду? – усмехнулся Карвус. – Вы здесь чужаки, сложно сказать, в чью пользу закончиться противостояние. Если не хочешь лишних проблем, забирай своего щенка и проваливай с глаз долой.
Янтарные глаза встретились с ядовитым зеленым огнем. В конце концов, Лео сдался и, утащив Берта, скрылся в неизвестном направлении.
– Извините, – Винсент взглянул на Тадеуша.
– Зайдете? – ответил он, их лавка была совсем недалеко.
– Если вы не против, – вздохнул дворянин.
Разговор возобновился только после того, как Винсент оказался в кабинете Тадеуша с чашкой чая в руках.
– Мне его жаль, – произнес старший Карвус.
– Еще раз прошу изви…
– Достаточно. В конце концов, бедного оборотня можно понять.
– Я не совсем его понимаю, – вздохнул Винсент.
– Что неудивительно. Паренос отличаются от других.
– Паренос?
Тадеуш улыбнулся.
– Альфа. Это слово употребляется среди обычных людей, его создали охотники. В семьях же принято употреблять его синоним – паренос.
– Лео его не часто употреблял.
– Ничего страшного. К пареносу ведут связующие нити в семье, он ее центр. Кровные нити самые крепкие. У оборотней всегда ценилась семья. В Лео взыграла кровь, инстинкты затуманили голову. Это все не приведет к добру.
– Что мне делать?
– Кто знает. Едва ли здесь что-то можно сделать.
– Предлагаете мне смотреть, как мой друг медленно сходит с ума?!
– Твои действия могут только ухудшить положение. Ты не представляешь, на сколько может быть опасен Лео. Я не хочу, чтобы в итоге в городе остался один безумный альфа.
– Я его не брошу. Я сделаю все, что в моих силах.
– Ты говоришь совсем как он. У тебя особое положение, но ты не сможешь сейчас до него достучаться. Эта история не кончится хорошо. Если полезешь, этот вихрь сметет и тебя.
– Пусть так.

21:38 

Юг и Север. Глава XXIII

Глава XXIII
Затишье


Большой зрительный зал заполнен людьми. Множество глаз заворожено следят за происходящим на сцене. Последний акт и зал рукоплещет. Зрители бурно приветствуют появившихся на последний поклон актеров. Восторженные возгласы, занавес. Актеры переодеваются в гримерных. Те, кто это уже успел это сделать, сидят за овальным столиком. В комнату влетает тот, кого они так ждали, в сопровождении двух девушек.
– А, хозяин. Ну и как вам представление? – спросил один из актеров.
– Замечательно. Хотя мне так непривычно не участвовать в работе. Но вы просто молодцы. И ты, Дик, неплохо справился со своей задачей.
– С вами я никогда не сравнюсь, – робко ответил Дик. – Я ведь слабенький маг, и у меня нет вашей ловкости и находчивости.
– Главное, ты способен к обучению. Мы имеем дело всего лишь с магией иллюзий, не более. Она не требует больших затрат.
– Но сегодня все было так скромно, – продолжил Дик. – Когда работаете вы, спектакль становиться более красочным.
– Ну, знаешь, наш Лео иногда слишком усердствует и перебарщивает. Надо все же знать меру, – в комнату вошла актриса.
– И даже ему иногда нужно расслабляться, – подхватил другой.
– Теперь он вполне может себе позволить.
– А вместо этого продолжает метаться.
– Ладно-ладно, – рассмеялся Лео. – Я это учту. А теперь предлагаю отметить и выпить за будущий предначертанный нам успех.
Маг вытащил две бутылки и ловко разлил по заботливо кем-то принесенным бокалам.
– Друзья, вы все отлично потрудились, – произнес он. – Надеюсь так будет всегда. И тогда нам не уйти от успеха! А еще отдельное спасибо, я хочу сказать тебе, Нора, – обратился Лео к одной из сопровождавших его девушек. – Спасибо за все пьесы, что ты подготовила для нас. Не знаю, чтобы я без тебя делал.
– Да, сестричка, ты молодец! – воскликнула Йенни, которая также следовала за Лео.
– Не стоит преувеличивать мои заслуги, – ответила Нора. Я всего лишь обрабатывала твои идеи, Лео.
– Теперь ты преувеличиваешь мои, – усмехнулся маг. – Так или и иначе, но твои услуги невосполнимы. Выпьем же за то, чтобы удача продолжала следовать за нами. За будущее величие нашего театра!
– Да, если Лео так сказал, значит все так и будет! – тут же его подхватили. – За наше сольское дарование!
Но задерживаться на маленьком празднике Лео не стал.
– Уже домой? – удивленно воскликнул один из актеров.
– Да, не хочу сегодня надолго задерживаться.
– Конечно, ведь сегодня он не пришел, – пропела проходившая мимо актриса.
– Предавай привет нашему казначею, – весело бросила Йенни.
– Непременно, – ответил маг.
Быстрым шагом Лео шел по бульвару. На улице стояла сырая, промозглая погода. Оборотень вздохнул: все небо было затянуто черными облаками, и луны было совсем не видно. Когда Лео добрался до дома, первым делом, сбросив плащ, он осторожно начал красться к кабинету. Как он и ожидал, там он застал Винсента. Дворянин снова задремал прямо за столом. Перед ним было разложено огромное количество бумаг, книг, свитков. Пару минут маг с умилением наблюдал за мирно спящим аристократом, а затем, тихонько обогнув стол, положил руку на его голову.
– Как все прошло? – сонно произнес Винсент через несколько минут
– Неплохо, – ответил Лео, прекращая играться с прядями его волос и усаживаясь на стол, под неодобрительный взгляд дворянина.
– Сколько же я проспал?! – встрепенулся Винсент.
– Ты меня спрашиваешь? – усмехнулся маг. – Я нашел тебя уже в таком состоянии.
– Как я мог заснуть, у меня же еще столько работы!
– А мне сегодня сказали, что это я слишком усердствую. Чтобы они ответили, увидев тебя?
– Я просто должен оправдать возложенное на меня доверие. Я же помощник госпожи Октавии, я просто не могу…
– Это не дает никому права загонять тебя до такого состояния. Даже тебе самому. Раньше ты это понимал, а теперь не очень. Эх, а ты ведь еще и в моих делах успеваешь помочь. И твоя работа не моя… Она скучна и монотонна.
– Но кто-то должен ее делать. К тому же, я ее люблю. Здесь я чувствую себя на своем месте.
– Я знаю. Но прошу, пока по-хорошему, иди выспись.
– А то что?
– Я сам уложу тебя в постель, хочешь ты этого или нет.
– Ладно-ладно. Может выпьем?
Вскоре они устроились креслах возле камина.
– Кто бы мог подумать, что в итоге все так устроиться, – усмехнулся Винсент. – Я отчетливо помню свой шок, когда ты первый раз рассказал о своей затее.
– Да, да, да. Что же ты тогда сказал… Кажется что-то вроде «…сначала протрезвей, потом говори».
– А что я должен был сказать? Когда к тебе в комнату влетают и начинают нести что-то про духа города, который сказал как разбогатеть. Мне просто пришло первое разумное объяснение.
– А потом ты вопил, что я кого-то ограбил!
– Ты в пять утра затащил ко мне в окно сундук набитый золотом!
– Но ты же видел, что он был весь ржавый и в земля перепачкан. Можно было догадаться, что я его выкопал.
– Я не умею читать твои мысли. А спросонья, после резкого пробуждения, моя голова просто не в состоянии все правильно анализировать.
Оба оборотня упрямо смотрели друг другу в глаза, а затем практически одновременно залились смехом.
– Да уж, было времечко, – произнес Лео. – Больше года уже прошло. А что это тебя на ностальгию потянуло?
– Да так… Я тогда не особенно восторженно отнесся к твоей затее. Извини, я должен был тебя поддержать.
– Ты это и сделал, только по-своему. Да, это была самая настоящая авантюра. И ты все равно мне помогал. Благодаря тебе я существенно сэкономил при перекупке и перестройке театра. И откуда в тебе взялась тогда такая непреклонность и неуступчивость?
– Живя с тобой, по-другому нельзя. Мы все хорошо поработали. Нам так повезло, что Нора взялась написать и обработать сценарии для выступления. И оставшиеся актеры восприняли перемены с таким энтузиазмом. И все это только благодаря тебе. Ты тот, кто смог объединить людей, ты сердце… Ты тот, кто превратил захолустный театр в одно из чудес столицы. Сейчас, спустя всего лишь год, наши дела идут прекрасно. Мы больше не стесняем Анри. У нас есть собственный дом, как ты когда-то мечтал.
– Сейчас я по-настоящему счастлив. Это лучший год за последние восемь десятков лет.
– Не лучший комплимент, учитывая, что до этого ты был заперт в башне.
– Знаешь, иногда у меня в душе словно кошки скребут. Слишком все идеально идет…
– Это из-за Киры? Думаешь она…
– Не знаю. Наверное, просто непривычно.
– Все хорошо. В крайнем случае, у тебя всегда останусь я. От меня ты не избавишься, как и я от тебя. Да уж, звучит как приговор.
– Жалеешь?
– О чем? О том, что у меня есть человек, которому я могу полностью довериться?
– Вот как…
– Хотя ты, конечно, иногда бываешь таким раздолбаем, да и характер у тебя не сахар. А еще ты…
– Вот надо было тебе все испортить.
– С кем поведешься, – пожал плечами Винсент.
– Поздно уже, – буркнул Лео. – Пошли спать.
– Ты иди, а я еще немного посижу.
– Ага! – громко воскликнул Лео. – Я раскусил твой коварный план. Хотел разговорами усыпить мою бдительность и отвязаться от меня. Ты же сейчас опять возьмешься за свои бумажки!
– Но мне осталось совсем немного! Не люблю незаконченных дел.
– Ну, все. Ты напросился! Я слов на ветер не бросаю! Тебя предупреждали!
Лео схватил упирающегося Винсента и потащил наверх. Затащив его в спальню, он повалил его на кровать.
– А ну отпусти, чудище лохматое!
– Нет! До утра никуда не денешься!
– А ты значит, у меня ночевать будешь?
– Ты такой догадливый. Я тебя отпущу, а ты убежишь обратно, вот уж нет. Ничего, мне не впервой.
– Не убегу.
– Убежишь, а то я тебя не знаю.
Какое-то время они лежали молча. Потом Винсент, наконец, произнес:
– Может ты мне хотя бы раздеться дашь?
– Ладно, – буркнул Лео в ответ. – Но даже не пытайся улизнуть. Я все равно всегда знаю, где тебя искать, и к тому же бегаю я быстро.
– Знаю, знаю. Отпустишь?
– Смотри без фокусов, – ответил Лео, выпуская свою жертву.
– Да уж. Вечно ты так. Что-то ты зачастил у меня ночевать, – произнес Ретэ, переодеваясь.
– Места у тебя вполне хватает, – фыркнул Лео и тоже последовав примеру Винсента, начал стягивать рубашку. – Но было забавно, если бы хоть раз ко мне пришел ты.
– Я так сильно не напиваюсь.
– Ну да, ты же у нас хорошенький мальчик.
– Я не хорошенький, – бросил Винсент, укладываясь на кровать и затаскивая за собой мага. Он так сильно привык к этому шумному оборотню, что уже почти не помнил, как раньше жил без него.
– Винсент, я тебя…
– Что? – дворянин уже засыпал.
– Ничего.
– Чучело зеленоглазое, – бросил Винсент, проваливаясь в сон.
– Вредный аристократишка, – донеслось в ответ.

***

– Не ожидал вашего визита, – произнес Лео. – Я думал, вы должны знать, что Винсента нет в это время дома.
– Я знаю. Но мне нужен не Винсент, – ответил Анри.
– Надо же, а кто же?
– А вы как думаете?
– Видимо, вы ошиблись дверью.
– Бросьте, Леонард. У меня к вам есть разговор.
– Ох, и чем же моя скромная персона вас привлекла?
– Вот скромности в вас ни капли.
– Я не пойду на службу. Мы это уже обсуждали.
– А жаль! До сих пор не могу вас до конца понять. Такой человек, как вы, добился бы очень многого в определенных сферах.
– Я не ищу легких путей. И сейчас мои дела идут в гору, так что у меня нет ни малейшего желания снова выслушивать вашу браваду. Я уже получил почти все, чего хотел.
– Хорошо, в любом случае я здесь не за этим.
– В самом деле? Что же вам нужно?
– В Поларис прибыл один немаловажный гость. Кстати, он с вашей родины. Сейчас нам важно показать высокий уровень…
– Чего конкретно вы ждете от меня?
– Завтра он будет присутствовать на вашем спектакле, не оплошайте.
– Когда это мы делали что-либо плохо? Ваш визит был излишним.
– Просто дружеское предупреждение.
– Едва ли нас можно назвать друзьями.
– Да уж. Столько времени прошло, а до сих пор на вы. Неужели ревность так сильно голову кружит?
– Не понимаю о чем вы.
– Ну, конечно. Но чтобы вы не думали и вы, и Винсент мне глубоко симпатичны. Особенно вы.
– Как быстро вы меняете свои предпочтения.
– Наверно, вы навсегда останетесь особенным, потому что вы единственный, кто отверг мое предложение и пошел по собственному пути. Может, все-таки когда-нибудь мы сможем стать друзьями. А сейчас, желаю удачи.
Этим днем Лео пришел слишком поздно, так что с Винсентом он встретился только утром.
– Ты знаешь про сегодняшний вечер? – спросил дворянин.
– Уже в курсе дела?
– Мы с принцессой тоже будем присутствовать.
– Ясно. Ты в порядке?
– Не любитель я светских вечеров. В этом мы с госпожой Октавией очень похожи. Но что поделаешь. Эй, Лео.
– Что?
– Заставь их умереть от восторга.
– Ты во мне сомневаешься?
– Ни капли!
Но, не смотря на это, вечером на Винсента напала нервная дрожь. Еще задолго до начала спектакля Ретэ был представлен солийскому гостю. Господин Яктабит с виду не представлял из себя ничего особенного: серый и незаметный. Вместе с ним был слуга. Этот человек… Глядя на него Винсент вздрогнул. Это был очень молодой парень с коротко стриженными черными волосами. Но это лицо! В нем было столько знакомых черт, сходство просто нельзя было не заметить. Только вот лицо было без эмоций, словно у безжизненной куклы, а изумрудные глаза не искрились жизнью как те, другие, знакомые и теплые.
«Этот парень. Он, он… Нет, ерунда. Не может такого быть. Мне просто показалось».
Но очень неприятный осадок остался в душе дворянина.
Спектакль прошел на ура. Актеры хорошо справились со своей задачей, и, несомненно, для большей зрелищности использовал магию самолично Лео, а не его протеже, Дик. Вот актеры вышли на последний поклон. О, надо же, они привели с собой упирающегося мага. Нет, все же Лео и сам неплохой актер, как он быстро сориентировался. Но тут произошло нечто странное. Проводя взглядом по залу, Лео остановил свой взор на том месте, где находился солец. Неподдельное удивление и растерянность мелькнуло на его лице. Он побелел как полотно. Все произошло, почти мгновенно, но Винсент успел уловить эту резкую перемену, ведь все внимание его было сосредоточено на маге. А затем опустился занавес.

20:41 

Юг и Север. Глава XXII

Глава XXII
Кира


Духи – бессловесные призраки. Лишенные прошлого, не имеющие собственной личности и формы. Всего лишь тени этого мира. В этот мир их призывает маг и, чтобы удержать, прикрепляет к определенной вещи, в которой дух будет дремать, пока не появится по зову своего владельца. Тех, кто использует духов, называют заклинателями. Призванный полностью и беспрекословно подчиняется своему хозяину. Лишь с владельцем они обретают форму и способны сражаться. Но заклинатель должен платить цену, наполнять дух силой.
Но и среди этих теней есть исключения, те, кто помнит все. Таковыми являются хранители. Пойманные души. Они прикреплены к какому-либо месту: будь то лес, озеро, болото, дом или даже город. Там, где, когда-то была пролита их кровь. Вначале такие слабые, напуганные создания. Мечущиеся и одинокие. Пройдет немало лет прежде, чем они капля за каплей впитают силу. И лишь набрав ее, они способны будут повлиять на ход событий, защитить то место, к которому они привязаны. Особые существа, такие не похожие на своих собратьев. Они помнят свое прошлое, имеют собственную личность, видят то, что не доступно людям. Они никому не подчиняются, их нельзя укротить, можно лишь задобрить. На зов они приходят, только если сочтут нужным. Могут помочь, а могут навлечь беду. Чудные и капризные существа…
«Больно… холодно… Кровь… настоящие кровавые реки текут по мостовым. Повсюду кровь… кровь и огонь… Это… это конец? Я, я тоже умру? Но… но я не могу! А как же братик? Братик… я не могу оставить его одного! Я… я должна вернуться домой… должна защитить… Я не хочу умирать! Я хочу жить… Защитить… спасти… Да… Нужно потерпеть, совсем немного… Нужно идти… домой… Горло… больно… Кха… Это сердце… сердце города… Черный дракон… Он должен охранять… Тогда почему все в огне? Почему ты не сразишь этих людей, что сжигают наши дома… Кто-нибудь, пожалуйста… Спасите… Нет… больше не могу… Нужно… Не могу… Братик… прости… Твоя сестренка немного поспит и…».

***

Глубокая темная ночь. Небо плотно затянуто черными облаками, так что не видно не единой звездочки. От дома отделяется тень. Лео бесшумно шел по улочкам столицы Линеи. Прохладный ветер треплет волосы. Оборотень вышел на площадь и остановился пред старым монументом. Он достиг цели своей ночной вылазки. Достав из-за пояса небольшой нож и засучив рукав рубашки, маг быстро и ловко режет свое запястье. Хлынула кровь. Ничего, он не человек, и рана полностью затянется через каких-то полчаса. Лео опустил руку на постамент. Багровый поток начал медленно заполнять плиту, стекая по выгравированным словам. Тихий шепот заклинания. Когда маг закончил, символы на постаменте загорелись. Лео убрал руку. Рана уже начала затягиваться.
– Что вы делаете? – услышал он испуганный голос за своей спиной.
Оборотень резко обернулся. В нескольких метрах от него стояла девочка. На вид ей было лет двенадцать-тринадцать. Не очень высокая для своего возраста, но довольно худая, из-за чего казалась очень хрупкой. Детское, полное невинности лицо. Бледность кожи ярко выделялась на фоне каштановых с рыжим оттенком волос, заплетенных в две толстых косы, доходивших до пояса. Свисавшие на конце белые ленточки, вплетенные в косы, удлиняли и без того не короткие волосы. На девочке был одет белый легкий сарафан. На шее серебром поблескивал маленький медальончик. Испуганные голубые глаза внимательно следили за магом.
– Ко…ко…колдун, – выдохнула она. – Кровь… Черный колдун! Ай! Я позову стражу!
– Успокойся девочка, – Лео был растерян.
– Ай, он на меня порчу нашлет. Не подходите!
– Все хорошо. Я не… А что вообще здесь делает ребенок так поздно ночью?!
– Не ваше дело! – девочка гордо вскинула голову. – Я зову стражу.
– Не надо, – Лео окинул девочку взглядом.
Что-то его в ней смущало, что-то явно было не так. А Лео всегда привык доверять своим инстинктам.
– Боитесь? Правильно! Черный маг, проводящий подозрительный ритуал в сердце города – вверх наглости. Вас накажут. Я пойду за стражей.
– Иди, – Лео, наконец-то, понял, что его тревожило.
– Что? Я ведь пойду, даже не сомневайтесь!
– Иди. Но это будет бесполезно, они едва ли смогут тебя увидеть.
– С ума сошли? Что за бред?!
– Брось этот спектакль. Ты смогла так легко ко мне подкрасться, что я ничего не заметил. Ни единого шороха. Это настораживает. Почему не убежала сразу, а завела разговор? Что вообще ребенок делает на улицах города глубокой ночью? Странно? Более чем. Почему ты назвала эту старую площадь сердцем города, когда так всегда называли императорский дворец? Интересно… У меня прекрасный нюх, ветер дует в мою сторону, но я не чую твоего запаха. Разве бывает человек без запаха? И последнее. Что же это за человек, который не отбрасывает тени?
Девочка, молча, выслушала мага. И тут выражение ее лица изменилось. Ни следа страха, на лице холодная усмешка, пронизывающие ледяные глаза, слишком старые для ребенка. Девочка картинно похлопала руками.
– Браво, быстро схватываешь, – голос стал властным и надменным. – Быстрее многих.
– Хранитель города, – выдохнул Лео.
– Собственной персоной. Но можешь звать меня просто Кирой. Ты меня звал, Лео Тенобрис?
– Ты меня знаешь?
– Я – это город. Я знаю все, что в нем происходит. Кто приезжает, кто уезжает. В конце концов, ты меня призвал. Не скажешь зачем?
– Не смог устоять. Мне было очень интересно, смог ли город поймать чью-то душу. К тому же я никогда раньше не видел хранителей городов. Не хотелось упускать шанс.
– Ты уже видел подобные сооружения? – Кира кивнула в сторону обелиска.
– Да, но лишь его остатки. Пустое напоминание прошлого величия замка.
– Итак, ты убедился в моем существовании, и что дальше? Это все, что ты хотел?
– Может быть. Сколько тебе лет?
– Ох, измерять возраст так человечно. Я не человек и не особо занимаю себя подобным.
– Когда-то была человеком.
– Это было в другой жизни, и так давно. Если уж так настаиваешь, мне где-то столько же, сколько этому монументу. Парой лет больше, парой лет меньше. Кто теперь упомнит.
– Семисотлетний ребенок?
– Если ты, конечно, хочешь называть меня ребенком. Но скажи, Лео, чего же ты хочешь?
– А?
– Чего жаждет твое сердце? Я вижу… Так долго… Совсем, совсем один. Но не сейчас. Слабый лучик света, что освещает темноту в твоей душе. Отчаяние и печаль, столько лет они следовали за тобой по пятам. Но теперь появился новый шанс. Ты ведь не хочешь его упускать?
– К чему ты ведешь?
– Я знаю, чего ты хочешь. Ты ищешь дом. Оборотень, высший маг… Ты вызываешь одно из самых худших человеческих чувств – зависть. Так было всегда. С этим ничего не поделаешь. Все, чего ты хочешь – это место, которые ты мог бы назвать домом. Туда, куда бы ты хотел возвращаться. Поларис может стать таким местом. Здесь ты найдешь искомое, обретешь дом, семью. Ты получишь благословение города. И не только ты, но и твой возлюбленный приятель тоже.
– Зачем тебе это?
– Городу нужна свежая кровь. В твоих жилах течет чудесная кровь. В будущем твой род сможет послужить на благо этого места, этой страны.
– Ты хочешь помочь мне?
– Раз уж ты призвал меня. Сейчас ты мечешься. Я дам толчок в нужную сторону.
– Что ты хочешь взамен?
– Знаешь, я вижу многое: мне доступно не только настоящее. Я вижу прошлое и нити вероятностей будущего. Но у меня слишком много ограничений. Слишком большая цена должна быть принесена, чтобы я смогла открыто действовать. Но почему бы не действовать через других, тех, кто сам пришел ко мне. Я прошу о небольшой услуге в будущем. Позволь воспользоваться тобой. Всего лишь один раз.
– Вот значит как. Такую сделку ты мне предлагаешь.
– Да.
– Звучит заманчиво. Но у меня есть условия. Твоя просьба не должна навредить моей семье. В том числе и таким, как Винсент.
– Легко. Обещаю, что не наврежу ни твоим потомкам, ни твоим обращенным.
– Тогда такой договор я приму, – Лео протянул руку.
– Да будет так, – Кира на удивление крепко вцепилась в протянутую ладонь. – Запомни, Лео Тенобрис, ты не сможешь его нарушить. Если ты обманешь меня, дорога в этот город тебе и твоей «семье» будет навсегда закрыта. Ты потеряешь все, что приобретешь.
– Само собой.
– Но для начала ты дашь мне свою силу, чтобы я использовала ее для твоей пользы.

***

– Эй, Лео, ты какой-то сегодня взволнованный, – бросил Винсент, глядя на своего друга.
– А? Что, правда? – бросил маг.
– Что-то ты в последнее время рассеянный. Случилось, что?
– Пока нет.
– Значит случится?
– Да.
– И что же?
– Сегодня я получу крепкую опору для активных действий.
– Ты определился с планами.
– Почти.
Этой глубокой ночью Лео снова выскользнул из дома. Он делал это на протяжении недели. Но сегодня он получит обещанное. Снова площадь, обелиск, кровь. Звать долго не пришлось – Кира появилась быстро.
– Пора выполнить обещание, – произнес Лео.
– Конечно, я дам тебе знания и все необходимое для успеха. А дальше все зависит от тебя.
– За меня не волнуйся. Я своего не упущу.
– Первые месяцы будет тяжело. Будет много работы, очень много.
– Естественно, без этого никак.
– Наклонись, я не достаю до твоей головы.
– Какая маленькая и неудобная форма. Не можешь ее сменить?
– Могла бы – не просила бы тебя нагнуться.
Лео послушался. Маленькая ручка коснулась его лба. Тут перед ним пронесся поток образов, их было довольно много, казалось, всех не запомнить. Но картинки словно вырезались в памяти.
Когда Кира убрала руку, Лео не сразу пришел в себя.
– Думаю, этого тебе будет достаточно, – произнесла она.
– Да, это потребует неимоверных затрат.
– Я показала тебе, где найти начальный капитал.
– Все равно придется влезть в долги.
– Не спорю.
– Это невероятно, немыслимо, авантюра чистой воды!
– Да.
– Знаешь, что? Я согласен! Это вызов, и я его приму!
– Если это поможет тебе в работе, можешь считать так.
– Ты знаешь, чем все это кончится?
– Всего лишь вижу вероятности. Но это в твоих силах.
– Чудненько.
– А еще, ты не один. У тебя есть намного больше, чем ты думаешь.
– Кира.
– Что?
– Спасибо.
– Спасибо скажешь, когда получишь свой главный приз. Не разочаруй меня, отпрыск Тенобрисов.

21:52 

Юг и Север. Глава XXI

Глава XXI
Ворон


«Как интересно», – Лео внимательно следил за фигурой девушки, ловко порхавшей среди огромных стеллажей.
Невысокого роста, одета в серенькое платье. Лицо обычное, неприметное, но не отталкивающее. Слегка мутноватые янтарные глаза, коротко стриженные черные волосы. Такой представала девушка перед людьми. Но Тенобрис человеком не был и видел нечто большее, нежели могли лицезреть другие.
– Вот книги, которые вы просили, – произнесла девушка. На столе накопилась увесистая стопка книг. – Интересуетесь историей города?
– Да, я приезжий. И когда я прогуливался по столице, мое внимание притянуло одно место. И теперь все не могу выбросить его из головы.
– Вот как. Возможно, я смогу помочь. Какое именно место вас интересует?
– Площадь Корубрис, вернее возведенный на ней монумент. Все, что можно про него разыскать: дату создания, причины и обстоятельства возведения.
Девушка задумалась на минуту, а затем принесла еще несколько книг.
– Это должно вам помочь. Если что, обращаетесь ко мне.
– Благодарю, – Лео проводил взглядом удалявшуюся девушку.
– Что ж, приступим, – вздохнув, взялся за книги маг.
Лео наконец-то решил выбраться в библиотеку, дела у него все равно пока не ладились. Все же оборотень не очень умел копить деньги, слишком легко он их спускал. Избавляться от старых привычек оказалось намного сложнее, чем он думал. Поэтому маг решил отвлечься давно его мучающей историей.
Лео потратил много времени на изучение книг, а потом попросил еще, чем заметно удивил девушку, так как они носили совершенно другой характер. И вот, перед Лео лежали огромные стопки магических книг. Так оборотень просидел в Центральной библиотеке до самого вечера.
– Странные у вас интересы, – усмехнулась вновь объявившаяся девушка.
– Да, наверно, – Лео устало потер глаза. – Как же я не люблю сидячую работу, но ничего не поделаешь. Спасибо вам большое, вы мне очень помогли. Я вам весь день досаждал.
– Ничего страшного, это моя работа. И я всегда рада помочь одержимым исследователям.
– Меня Лео зовут, а вас?
– Нора.
– Приятно познакомиться.
– Взаимно. Вам удалось найти то, что вы искали?
– Не совсем.
– Знаете, у моей семьи есть книжная лавка на Скайнтиальской площади. У нас можно найти довольно редкие книги. Может быть, там вы сможете найти искомое.
– Обязательно к вам загляну, Нора. Значит ваш отец – хозяин лавки?
– Нет, лавка принадлежит моему деду – он глава нашей семьи.
– Вот как. Прости за личный вопрос, но мне всегда казалось, что в семье обычно стараются работать над общим делом.
– Да, это так. Но у меня большая семья, а лавка не так велика, чтобы всем было чем заняться. Я не могу зависеть только от своей семьи, потому и нашла работу.
– Библиотека.
– Я люблю книги. Думаю, семейная черта.
Они еще некоторое время мирно беседовали, а затем распрощались. Лео возвращался домой вполне довольным.
Он не смог раздобыть подробностей обряда, но он сильно на это и не рассчитывал. Это очень древняя магия. К тому же может он и правда найдет нужную книгу в той лавке. Хотя наведается он туда независимо от этого. Ладно, так или иначе, он нашел много информации подтверждающей его мысли.
Монумент был построен в честь хозяев и защитников города – Региа. В те далекие времена Поларис не был столицей, а Региа не были императорской ветвью. Но их черный дракон передавался испокон веков, древний герб этого рода. Региа около семисот лет назад управляли городом и оберегали его от кочевников, частенько нападавших на будущую столицу. И был возведен обелиск. Дракон, что призван был всегда защищать город от его врагов. Не такие уж и пустые слова. Похоже, он и правда находился в свое время в самом сердце города. Значит, все заготовления были сделаны, оставалось только ждать. Остается лишь один вопрос: поймал ли город кого-то? Получил ли он свою жертву?
«Я это выясню. И обязательно наведаюсь в лавочку. Но все это чуть позже…» – Лео взглянул в небо, где в сумерках едва виднелась луна. – «Сейчас нужно закончить начатое».

***

Винсент проснулся от тихого шороха.
– И почему я не удивляюсь, – проворчал он, стягивая одеяло. – Меня преследует зеленоглазый монстр. Тебе здесь что, медом намазано?
– Как грубо. Тебя не учили вежливости, Винни, – скорчил обиженную мордочку Лео.
– Чтоб тебя блохи сгрызли. Хватит уже измываться над моим именем!
– Да, да, да… – было видно, что маг пропустил все мимо ушей. – Я, вообще-то, по делу пришел. Есть разговор.
– Тогда ответь мне на один вопрос: почему в три часа ночи?! Неужели нельзя поговорить в нормальное время?
– Это уже два вопроса. Так не интересно, – буркнул Лео. – Ночь – наше время.
– А мне все равно. Я ночью сплю! Говори, что тебе надо, и катись уже.
– Вредный аристократишка, завтра полнолуние, и ты должен знать, что это означает.
– Процесс завершен.
– Именно. Ты теперь полноценный оборотень и пора об этом вспомнить.
– Хорошо, значит, ты хочешь…
– Просто не планируй ничего на следующий вечер. Скажи, что сильно устал и ляжешь пораньше.
– Хочешь завтра погулять? – Винс вопросительно посмотрел на Лео.
– Ага, – кивнул в ответ оборотень.
– Мы живем на втором этаже.
– Как будто это меня когда-нибудь останавливало, – Лео закатил глаза. – У тебя очень удобное дерево под окном.
– Ладно. Эй, ты что, дрыхнуть тут собрался?
– Ага, глаза слипаются…
– Да что ж такое.
– Скоро привыкнешь.
На удивление, Винсент проснулся утром весьма бодрым. Весь день дворянин чувствовал небывалую легкость. Странная атмосфера пронизывала воздух. Неужели все из-за полнолуния?
– Да, не правда ли, чудесное ощущение? – воскликнул Лео вечером. – Чувство свободы, немного опьяняет.
– Ты чувствуешь то же самое, что и я?
– Почти. Я более чувствителен к фазам луны, чем ты. А теперь пойдем.
Лео ловко спустился с дерева и нетерпеливо дожидался своего подопечного. Винсент спрыгнул с дерева менее удачно, на что Лео только фыркнул и торопливо потащил дворянина за собой. Как только они покинули территорию поместья, Лео значительно прибавил в скорости. Они шли, пока не оказались в каком-то полузаброшенном сквере. Маг затащил Винсента в саму глухую его часть.
– Думаю, сойдет, – произнес он.
– Не лучший вариант, – заметил дворянин. – Но я полагаю, выбирать особо не приходится.
– Между прочим, я очень много времени потратил, чтобы найти подходящее уединенное место. К сожалению, лес находится за городом на таком расстоянии, что нам бы пришлось потратить всю ночь только на то, чтобы до него добраться. А это совершенно не годится.
– А если все же забредут люди?
Лео немного повозился, неяркая вспышка света, и все снова стало, как было.
– Я буду знать, если кто-нибудь появиться, и мы успеем скрыться. А теперь пора заняться тобой. Ты должен научиться обращаться.
– И как же? – Винсент начал стягивать одежду.
– Позови волка внутри себя.
– Легко сказать, – фыркнул дворянин. – Может, попытаешься объяснить нормально?
– Постараюсь, но это сложно описать.
Минут тридцать продолжались бесплодные попытки Лео объяснить, а Винсента понять, что именно делать.
– Хорошо, что сейчас лето, – усмехнулся аристократ. – Мне жаль тех, кто был обращен зимой.
– Да, уж. Так мы ничего не добьемся, – вздохнул Лео. – Придется пойти другим путем.
– Так у тебя был другой вариант, и чего же ты тогда ждал? – возмутился Винсент.
– Мне не хотелось его использовать, но, по-видимому, ни как. К тому же я сам делаю нечто подобное в первый раз.
– Эй, что ты там еще задумал? – воскликнул Ретэ, когда Лео подошел к нему вплотную.
Дворянин встретился с его глазами. Стало неуютно, но Винсент не мог отвести взгляд, как бы этого не хотел. Давящее чувство. Лео смотрит на него сверху. И когда это он опустился на колени перед этим самовлюбленным магом? Кажется, Лео отвел взгляд, но нагнетающее чувство не исчезло. Давит, не отпускает… Лео наклонился и прошептал на ухо своему подопечному:
– Пора просыпаться, Винни.
Странное чувство, словно огонь распространился по венам. Вспышка, прыжок… И вот, Лео прижат к земле, а перед ним красивый черный зверь.
– Замечательно, – Лео довольно улыбнулся. – Извини за это. Думаю, ты теперь понимаешь, почему мне не хотелось это использовать. Право альфы. Это довольно сложно и изнурительно – заставить кого-то подчиниться своей воле. Я сам только что убедился в верности этого утверждения. Не хочу этого делать, не хочу тебя заставлять…
Зверь фыркнул, вспышка, и перед ним снова человек.
– Тебе больше это не понадобиться, – тихо произнес Винсент.
– Ты теперь можешь обращаться. А теперь давай-ка отточим твой новый навык.
Вернулись они под утро. Винсент был жутко измотан. Лео просто самое настоящее чудовище. Он обещал не отставать от него еще несколько дней. Да, от такого и помереть не долго.
Следующим вечером глава Тенобрисов оценил состояние своего друга и нашел его вполне удовлетворительным, в результате чего нарвался на спор. Винсент прекрасно понимал необходимость контроля над новой частью себя, но загонять себя до коматозного состояния не собирался. Во всем нужна мера. В итоге, они все же пришли к компромиссу, чередуя бессонные ночи с ночами блаженного отдыха.
В конце концов, Лео остался доволен: Ретэ был очень старательным учеником. Скорей всего он просто не хотел лишний раз что-либо переделывать. Собственно, Лео было все равно – главное результат.
В книжную лавку Лео все же забрел. Аккуратная лавочка с вывеской, украшенной вороном, сидящим на стопке книг.
– Добрый день, – голос принадлежал девушке.
Она была очень похожа на Нору, только волосы были более длинные и лицо более беззаботное и веселое.
– Здравствуйте, – лучезарно улыбнулся Лео.
– Чем могу помочь?
– Я слышал, у вас можно найти редкие книги.
– Да, у нас можно найти множество редких и уникальных книг. И даже если у нас нет какой-нибудь в наличии, по просьбе клиента мы можем ее раздобыть.
– Профессионалы в своем деле, да.
– Да, к нам не редко обращаются с подобным просьбами. Правда, клиентура в основном однотипная и скучная. А вот такие красавчики, как вы к нам редко заходят.
– Йенни! – раздался возмущенный оклик.
В комнате появился черноволосый мужчина средних лет, невысокого роста.
– Ой, папочка. А у нас тут покупатель, – воскликнула девушка.
– Да, я вижу, – заметил мужчина и обратился к Лео. – Добрый день, чем обязаны?
– Мне нужна книга о духах, – ответил оборотень.
– У нас есть много книг по этой тематике, – улыбнулся мужчина.
– Да, но мне нужна информация про конкретный вид. Духи-хранители и ритуал их прикрепления.
– Вот это уже сложнее. Сейчас посмотрю.
Поиск занял какое-то время.
– Вы так не похожи на свою сестру, – заметил Лео, обращаясь к Йенни.
– Ой, а вы знаете Нору? – воскликнула девушка.
– Именно она порекомендовала эту лавочку, – ответил Лео.
– Да, мы с моей младшей сестрой такие разные.
– Вы старшая?
Глядя на удивленное лицо посетителя, Йенни рассмеялась.
– Так всегда, – сказала она. – Из-за того, что Нора более серьезная все считают ее старшей сестрой, хотя на самом деле все наоборот.
– Извините.
– Мы уже давно привыкли.
– Так, есть несколько книг, – в комнату вошел отец Йенни. – В них описывается эта разновидность духов. В одной даже есть упоминания об обряде прикрепления, но они очень условны. Эх, была бы сейчас здесь моя сестра, Лора. В этом вопросе она разбирается намного лучше меня.
– Наш гость интересуется магическими ритуалами? – на лестнице появился пожилой мужчина. Янтарные глаза встретились с изумрудными огнями. – Какой интересный молодой человек. У меня есть одна редкая книга. Если хотите, можем обсудить все в моем кабинете.
– С удовольствием, – ответил Лео.
– Джованни, займись работой, Йенни принеси нам чай. Пойдемте, господин…
– Тенобрис, – ответил на вопрос посетитель. – Леонард Тенобрис.
– Тадеуш Карвус, – произнес хозяин лавки. – Будем знакомы.
Лео вместе с Тадеушем поднялись по лестнице и зашли в комнату. Здесь, также как и внизу было множество книг, но эти были заметно древней.
– Не каждый день встретишь выходца из нашего племени, – произнес Тадеуш, усаживаясь в кресло за столом и жестом приглашая Лео присесть с другой стороны.
– Это точно, – произнес Лео, усевшись напротив.
В комнату вбежала Йенни с подносом, на котором находились чашки с ароматным чаем и вазой с яблочным вареньем, и, составив все на столе, вынырнула из комнаты. Посмотрев на вазочку, Лео едва заметно поморщился.
– Недавно в наших краях?
– Да, приехал несколько недель назад.
– Проездом?
– Надеюсь, нет.
– Значит, хотите остаться? – спросил мужчина.
– Именно, – утвердительно произнес Лео.
– Не удивительно, я слышал, в Солее не жалуют оборотней.
– Мой акцент меня выдает.
– Да, южанин. Вы ведь паренос. Впервые встречаю такого молодого главу рода. Так печально… У вас такая хорошая кровь.
– Вы слышали о моей семье?
– Совсем немного. Волк, не так ли?
– Знаете и об этом.
– Скорее догадался. У вас, молодой человек, движения настоящего хищника, наземного хищника. Медведь отметается сразу, он не так ловок. Лиса? Мелковата, да и цвет волос не тот. Наиболее вероятно, кто-то из диких кошек или волков. Я бы склонялся больше к первому варианту, если бы вы не были сольцем, на территории этой страны не было кошачьих кланов. Но вы назвали свое имя, и больше нет сомнений и догадок. Тенобрисы – черные волки Сола.
– Ясно. Право, я и правда начинаю понимать, почему ворон считается символом мудрости.
– Вы думаете, мы вороны, почему?
– Вывеска. Возможно, она случайна, но кому как не мне знать о тяге к подобным мелочам, раскрывающим сущность? И книги… Не думаю, что это все просто случайность.
– Вы правы.
– У вас большая семья. Вам есть чем гордиться.
– Не спорю. Уже сосчитали, сколько нас?
– Вы, Джованни и Лора, полагаю ваши дети, Нора и Йенни – внуки. Это те, о ком я точно знаю. Но ведь должно быть, есть еще невестка, которая тоже входит в «семью»…
– Вы почти правы, у меня есть еще один внук. А что касается невестки, то она человек.
– Вы не обратили ее? – Лео удивленно уставился на Тадеуша.
– Если бы я мог… Леонард, вы – более совершенное существо, чем мы. Думаю это самое лучшее, чего можно вообще достигнуть в этом направлении.
– Но почему?
– Наш основатель был слишком самоуверен. Он думал, что за счет отказа от обращения людей можно будет избавиться от ограничений. Но у него не вышло. Либо эта идея была обречена на провал с самого начала, либо сыграло то, что он использовал заемную силу, а это всегда риск. Мы, природные маги среднего звена, не способны были создать такое колдовство собственными силами.
– Значит, он все же шел тем же путем, что и наша основательница. Если честно, то я думал, что это один из случаев слияния душ. Здесь бы абсолютно не было важно наличие или отсутствие магии.
– Он хотел получить больше, но ошибся. Ох, чуть не забыл, вам вроде бы нужна была книга, – Карвус взял с полки древний фолиант.
– Прекрасная книга, – улыбнулся Лео.
– Вы ее читали?
– Да, почти выучил наизусть.
– Выучили, когда только успели?
– Скажем так: у меня было много свободного времени.
– Значит, просто использовали как предлог.
– Хотел поздороваться.
– Ясно. Но вы неспроста ее искали. Надеюсь, вы не наделаете глупостей.
– Вся моя жизнь состоит из них. Но в этот раз постараюсь без них.

17:47 

Юг и Север. Глава XVIII

Глава XVIII
Дорога в будущее


Винсент сладко потянулся. Он был бодр, как никогда. Проклятый оборотень сдержал обещание и рьяно охранял покой своего друга на протяжении этих двух дней. И никаких возражений со стороны Винсента не принималось. Что ж, ну вот сегодня он отсиживаться точно не намерен. Если раньше он еще ощущал легкую слабость, то сегодня он чувствовал себя просто замечательно и отлеживаться еще один день был не намерен.
Хотя нельзя не отметить: у его заточения были и плюсы. Теперь личность Лео не казалась такой загадочной.
– Доброго утречка, – в дверях появилась та самая больше не таинственная персона.
– Здравствуй, Лео. Надеюсь, ты не собираешься держать меня взаперти еще один день?
– Ну, давай посмотрим, – маг хитро улыбнулся, пара прыжков и он у кровати дворянина проводит рукой по его голове, взлохмачивая волосы. – Думаю, в этом больше нет необходимости. Самая сложная часть позади.
– Значит, все? – спросил Винсент.
– Погоди, помнишь, что я тебе говорил про обращения? Формально, процесс окончательно завершиться только после полнолуния. Но это уже мелочи. А вообще хорошо, что все так быстро прошло.
– Ясно. И что у нас далее в программе?
– Думаешь, я составлял планы?
– Обычно у меня бы возникли сомнения, но не сейчас. И?
– Сначала позавтракаем, а потом пора тебя выгулять уже.
– Эй, я тебе не собака!
– Не собака, но прямо как ребенок. Ты только замечаешь произошедшие изменения, и помощь старшего собрата тебе не повредит.
– Старшего собрата? – усмехнулся Винсент. – Из нас двоих только ты ведешь себя по-ребячески.
– Неважно, – оборвал его маг. – В любом случае, я не это имел в виду. Как оборотень, я несомненно превосхожу тебя.
– Не запутайся в своих мыслях.
– Надоел. Закрыли тему. Собирайся уже. Твой отец будет рад тебя видеть в таком отличном состоянии.
Оборотень ушел так же быстро, как и появился. Винсент вздохнул. Что ж, все как всегда.
Лео был прав. Дом Ретэ вышел из оцепенения, навеянного неожиданной болезнью его наследника. Все были рады видеть Винсента в таком бодром настроении духа. Только Маргарет все причитала из-за русых волос молодого Ретэ, которые из-за странной болезни приобрели цвет воронова крыла.
А Лео теперь не был просто гостем. Маргарет просто души в нем чаяла, ее муж смотрел на него с одобрением и уважением, а вот что обо всем этом думал старый Ретэ, оставалась тайной. Он только загадочно улыбался. Так или иначе, хитрый маг перестал быть пришлым чужаком.
После завтрака Лео потащил своего друга гулять по городу. К раздражению мага, Винсент упорно не хотел замечать каких-либо изменений после своей «болезни».
– Вечно тебе все надо разжевывать, – проворчал он. – Попробуй ориентироваться на другие органы чувств, кроме зрения.
Но так оборотень не отделался, и полдня парочка провела в парке, ставя эксперименты над новыми возможностями Винсента.
– Теперь-то ты доволен? – буркнул Лео, сидя в тени дерева, недалеко от наполовину заросшего пруда.
– Да, на сегодня, пожалуй, хватит, – Винсент расположился рядом. – И не нужно было так дергаться. Такие изменения заметны только при непосредственном использовании. Это как с плохим зрением: ты не замечаешь сам процесс ухудшения, а видишь результат, только когда уже ближайшую вывеску прочитать не можешь.
– Не согласен. Здесь изменения идут постепенно. У тебя произошел резкий скачек.
– Но улучшилось у меня обаяние и слух. Если ты не привык полагаться на него, то не удивительно, что не сразу улавливаешь улучшения.
– Ладно, ладно. Возни-то.
– Таковы последствия. Я хочу знать наверняка свои возможности, чтобы не переоценивать и недооценивать себя.
– Хорошо, что ты собираешься делать в будущем? – спросил маг.
– Хороший вопрос. У тебя ведь уже есть идеи?
– О, а ты послушно пойдешь за мной? – язвительно бросил маг.
– Если они не лишены смысла, то не вижу проблемы, почему бы и не согласиться, – усмехнулся дворянин.
– Ты хочешь остаться здесь? – спросил оборотень.
– Это мой дом, но я здесь слишком засиделся. Здесь я не смогу достаточно развиться.
– Мне здесь тоже будет сложновато. В Поларисе мы получим больше возможностей, чем в этом тихом уголке, но трудностей тоже будет не мало.
– Да, будет сложно.
– Но с твоей головой и моей энергией мы сможем добиться того, чего захотим.
– Нужны деньги.
– Поэтому сейчас самое время, они у нас как раз есть. На первое время хватит.
– Чем именно ты хочешь заняться в столице?
– Посмотрим. Нужно сначала ознакомиться с обстановкой. Неплохо бы получить постоянный источник дохода. Я бы открыл лавчонку…
– Слишком дорого.
– Накопим. Работать я тоже могу.
– Знаю я твою работу.
– Честно, тоже могу, – обиделся маг. – Здесь мне не хочется наживать себе проблем. А у тебя, кстати, неплохие шансы устроиться на службу.
– Рискованно все это.
– Ну и что? Почему бы не рискнуть? Винс, я не дам нам пропасть.
– Ладно, я подумаю, что бы мы могли сейчас сделать.
Когда друзья вернулись домой, их радужно встретила Маргарет.
– Ах, чуть не забыла, – обратилась она чуть позже к Винсенту. – Снова приходил тот юноша из столицы.
– Анри, – дворянин удивился настойчивости этого человека.
– Да, господин Элегетти. Он был весьма раздосадован, что не смог застать вас дома. Но, по-видимому, весть о том, что вы снова на ногах, его обрадовала. Похоже, у него к вам какое-то важное дело.
– Да уж, интересно бы знать, – задумчиво произнес молодой Ретэ.
– Я сказала, что вы ушли вместе с вашим другом и что, возможно, он сможет встретиться с вами позже. Услышав это, он нахмурился. Неужели я сказала что-то не то?
– Не волнуйтесь, Маргарет, – успокоил женщину Винсент. – Ничего страшного.
– Какой назойливый тип, – усмехнулся Лео, когда он вместе с Ретэ остался наедине. – Интересно, что ему от тебя нужно?
– Не имею ни малейшего понятия, – вздохнул Винсент.
– Ты с ним общался. У тебя должны быть догадки.
– Он звал меня к себе в гости. Но кто его разберет. Но ты же сам с ним встречался. И что там за история?
– Он просто зашел крайне неудачно, – фыркнул Лео. – Я был очень нервным, нужно было за тобой приглядывать. Я первый раз обратил человека, поэтому очень сильно волновался. По-видимому, я оставил не очень хорошее впечатление. Просто, этот тип так просто не собирался сдаваться. Мне это не нравиться.
– Единственную проблему, мне кажется, создал ты. Опять ты не говоришь подробно. Ну ладно. С Анри у меня были неплохие отношения.
– Все равно не нравиться, – категорично воскликнул оборотень.
Винсент окинул своего друга внимательным взглядом.
– Ты что, ревнуешь? – прыснул он.
– Не болтай ерунды, – вспыхнул Лео.
– А что это ты так заволновался?
– Отстань, аристократишка. Это просто естественное беспокойство за моего друга.
– Ну-ну, – посмеивался Ретэ.
К этой теме в этот день они больше не возвращались.
Следующий день начался с обсуждения дальнейших планов. Винсент рассказал о своем намерении отцу.
– Я возражать не буду, ты и правда, здесь засиделся, – сказал он. – Там, действительно, больше возможностей. Будет нелегко, но не смей так просто сдаваться.
– Я знаю, – произнес молодой дворянин. – Но я буду не один.
– Поэтому мне спокойней. У твоего друга энергии хватит на двоих.
– Это точно, – улыбнулся Винсент.
Потом два друга бродили по городу и спорили о дне отъезда. Собственно, Лео мог запросто умчаться хоть в тот же день, но Винсент подходил ко всему более спокойно и вдумчиво. В этот раз, после долгих препирательств, маг ворчливо уступил своему оппоненту.
– Но растягивать этот процесс на месяцы я тебе не дам, – проворчал оборотень. – Учти это. Я не могу сидеть долго без дела.
– Я и не собираюсь, – ответил Винсент. – Леность быстро овладевает человеком. Я не мог себе этого позволить.
– Знаешь, что? – чуть позже сказал Лео.
– Что?
– Мне кажется, мы о чем-то забыли.
– Да вроде бы нет.
– Может, ты ошибаешься?
– Мои инстинкты не ошибаются.
– Ну, да. Может в таком случае вспомнишь, о чем же мы забыли?
– Не зарывайся, – огрызнулся Лео и чуть не сбили вывернувшего из-за угла человека.
– Винсент! – воскликнул прохожий. – В кои веки удалось тебя поймать.
– Анри, – крякнул Ретэ.
«Вот, о чем мы забыли» – пронеслось у него в голове.
– Прекрасно, что мы встретились, – продолжил столичный житель. – Мне не терпится услышать твою историю. Основное я узнал у милашки Кэсси, но полную картину событий можешь поведать только ты. Я, кстати, живу здесь, неподалеку. Обсудим все за обедом?
Лео демонстративно покашлял, привлекая к себе внимание.
– А, Анри, хочу представить тебе Леонарда Тенобриса. Лео, это Анри Элегетти, я про него тебе уже говорил.
– Да, мы уже сталкивались, – заметил Элегетти, сузив глаза.
– Было дело, – холодно ответил Лео.
– Ладно, пойдем уже, Винсент, – продолжил Анри. – Твой друг, если пожелает, тоже может присоединиться.
– Буду рад, – без особого восторга произнес маг.
Полчаса спустя Винсент перевел дух.
– Интересная история, – произнес Элегетти. – Но ты, дорогой Ретэ, как всегда был слишком краток. В рассказе много пробелов. Ну, да ладно. Что же ты намерен делать дальше? Неужели вернешься в прежнее русло?
– Эмм… – начал было Винсент, но его перебил Лео.
– Пока не решили.
– Винсент, ты не думал попытать счастье в Поларисе? Ты не глуп и у тебя есть способности.
– Я бы хотел… – ответил Винсент, но снова вмешался маг.
– Я и мой друг думали об этом варианте. Вместе мы смогли бы обустроиться на этом месте. Но главная проблема в отсутствии необходимого капитала. Прожить мы еще сможем, но вот с жильем на первое время…
Анри внимательно окинул взглядом оборотня. В его глазах мелькнуло любопытство.
– А что обо всем думаешь ты, Винсент? – спросил Элегетти.
– Боюсь, что Лео прав. Хотя он сам отчаянно уговаривает меня пойти на этот риск, – ответил Ретэ.
– Вот как, – Анри повел бровью. – Если проблема только в жилье, я могу ее решить. У меня большой дом. Пока не встанете на ноги, можете пожить в нем.
– Анри, я едва ли смогу злоупотреблять вашей добротой.
– Если вы не против, может отложим на минуту формальности? – развязно сказал оборотень. – Хватит ломать комедию, и давайте на чистоту. Вы не просто праздный дворянин. У вас есть власть, большое влияние в Поларисе. И сейчас вы ищите людей, не абы кого, а таланты с определенными качествами. Они могут стать хорошей опорой при правильном использовании. Весьма дальновидный план, но вы лишь исполнитель. Сейчас вы накинулись на Винсента, так как также, как и я, видите в нем способности и, если удастся их применить по назначению, ему не будет цены. Вам нужен он, а ему пригодитесь вы. Не вижу как таковой проблемы.
Воцарилась тишина.
– Любопытно, – нарушил молчание Анри. – Так что же ты скажешь, Винсент? Твой друг прав. Моим друзьям на службе нужны ценные исполнительные кадры. Поэтому во время моих путешествий я всегда присматриваюсь к людям.
– Я согласен воспользоваться твоим приютом, но в Поларис я еду со своим другом.
– Хорошо, я не против, если вы оба останетесь у меня, – произнес Анри. – Чего скрывать, сейчас он стал мне также весьма интересен.
– Вот и чудно, – широко улыбнулся Лео. – Не станем понапрасну растрачивать драгоценное время. Впереди еще много дел, которые предстоит привести в порядок.

21:01 

Юг и Север. Глава XVII

Глава XVII
Сердце


Первое, что я сделал – это направился туда, где раньше был мой дом. Это был первый, плохо осознаваемый порыв: вернуться в свое родное убежище. Уже на подходе к опушке леса я увидел огромное количество поваленных деревьев, но я упрямо шел дальше. Я должен был увидеть все своими собственными глазами. Огромная груда обломков и глыб – все, что осталось от того места, где я вырос. Это был эпицентр катастрофы, вызванной древней магией и отчаяньем. Я был уверен, что землетрясение коснулось и окраин города. Но возвращаться сюда было огромным риском. Я услышал приближающиеся шаги, но я был слишком неосторожен, и они заметили меня. И я сбежал… Я бежал со всей возможной для меня скоростью, а вдогонку мне кричали: «сын ведьмы», «проклятый зверь», но это лишь малый пример ругательств, что тогда летело в меня. Благо, преследовать они меня не смогли – это была лишь неорганизованная кучка плохо вооруженной толпы.
Было абсолютно очевидно, что оставаться в родном городе я не мог. И я, теперь уже со всей осторожностью, побрел по дороге, ведущей вглубь страны. Из-за дикого страха я долгое время шел окольными путями и заросшими тропами. Местные помнили кто я, а даже если не знали в лицо, моя внешность привлекала к себе внимание. После всего, что произошло, на чью-либо благосклонность рассчитывать было просто глупо. Тогда я, и правда, был похож на испуганного зверя, на которого объявлена охота. Но чем дальше от родного края я уходил, тем спокойнее мне становилось.
В итоге я добрался до Небула – этот город был значительно больше моего, и в нем можно было легко затеряться в толпе. Моя мать предусмотрительно оставила мне все сбережения в сумке, а также передала наш фамильный медальон. На эту сумму можно было прожить безбедно пару месяцев. Однако рано или поздно они все равно закончиться. Значит, нужна работа. Признаться, стал искать легкого заработка, потому обжился в весьма пестрой компании. У меня была природная ловкость и сила, но большим недостатком значилось отсутствие какого-либо опыта. Но я смог влиться в среду искателей с большой дороги. Хотя, если честно, вначале было не очень-то легко. Была пара неприятных эпизодов. Пожалуй, это было закономерно, особенно для пятнадцатилетнего неопытного паренька с несколько смазливой мордашкой. Не трудно догадаться, куда меня попытались затащить в первую очередь. Зря они… Товар им попался строптивый, а один из них даже поплатился за эту историю жизнью. Сдерживающих барьеров у меня давно уже не было. У меня было лишь одно желание – выжить. И я особо не задумывался над тем, что нужно сделать. Просто делал… Что я тогда только не вытворял… Я брался не за все подряд, но сильно не выбирал. Я не горжусь тем, что тогда делал, но совесть меня тоже не особо мучает. Ты сейчас говоришь, что я безрассудный. Чтобы ты сказал обо мне тогда… Бурное было времечко…
Так или иначе, время текло, я вырос и немного успокоился. Я нашел себе постоянное жилье и место работы в небольшой аптекарской лавчонке. Ее хозяин во мне души не чаял. Для него я был милым, энергичным молодым человеком, усердно подходящим к работе. Но главное, что он трудился за весьма скромную плату. Так было днем… Вечером я становился совершенно другим. Теперь к ночной работе я относился придирчиво, теперь я мог себе это позволить, у меня уже была определенная репутация. В противоположной части города от моего дневного жилья в одной таверне я находил себе работенку. Теперь я был осторожен и тщательно заметал следы. День и ночь, и, казалось, две совершенно разные личности, что на самом деле составляли одного человека. Такая жизнь меня вполне устраивала. Меня ни что не удерживало в городе, и если бы возникли проблемы, я просто перекочевал бы в другой город. А еще, в нескольких местах у меня были небольшие тайники со всем необходимым на крайний случай. Вот так я и жил, пока не встретил ее…
Это была весьма оригинальная встреча. Как всегда, в один из вечеров я объявился в выше упомянутой мною таверне. Все было как обычно, разве что к нам забрел какой-то неопытный юнец. Я не обращал на него внимания и собравшуюся возле него компанию. Разведут его, а мне плевать, я таким занимался, лишь когда с делами было все совсем тоскливо. Через некоторое время они устроили состязание по фехтованию. О, даже что-то новое… Но интереса не было, этой ночью у меня была встреча. Так что, я просто сидел и коротал время за кружечкой – другой. И как только эти лисы затащили меня в свою игру? А, кажется, они надоумили того мальца бросить мне вызов. Ну, слово за слово, почему бы и не развлечься перед дорожкой? И вот, передо мной предстал этот паренек: густые длинные каштановые волосы, собранные в аккуратный хвост, изящные, даже немного женственные черты лица. Комплекцией он был похож на меня. Ну что, поиграем? К моему удивлению, парень оказался лучше, чем я думал. Признаться, я не мастер фехтования, для драк на расстоянии у меня всегда в запасе была моя магия. А в ближнем бою я весьма неплох. Но этот паршивец… Он был хорош, выбил клинок из моих рук. Думал, что на этом все закончиться… А вот не угадал. Я всегда ношу с собой небольшой кинжал, с которым чувствую себя намного уверенней, чем с мечом. И вот я увидел его растерянное лицо, когда я быстро и ловко приставил острие к горлу. Азарт, ну и, пожалуй, выпитое, заставил кровь бурлить. Я дал ему еще один шанс, показать на что он способен. На этот раз он не был столь беспечен, но все равно мне не ровня. Когда я прижал его еще раз, от меня не ускользнула одна интересная деталь. Я усмехнулся и отпустил его, вернувшись в излюбленный угол. До меня доносились отголоски поздравлений. Все же он не плохо показал себя. Я расспросил хозяина об этом типе. С некоторых пор этот парень иногда появляется здесь, редко, но все же… В основном, он объявлялся днем, потому-то я его раньше и не видел. Парень не стал долго задерживаться и поспешил уйти. А я последовал за ним. Убедившись, что никого рядом нет, я окликнул его. Он обернулся и настороженно посмотрел на меня.
«Как зовут?» – спросил я.
«Алек. А вы, кажется, Лео?» – ответил он.
«Да. Алек, я так полагаю сокращение от Александры? Красивое имя. И что же такая симпатичная девушка делает в таком месте совсем одинешенька?» – усмехнулся я.
«О чем вы?» – вспыхнула Алек.
«Глупо отнекиваться. Меня тебе не провести, Александра».
«Просто Алек» – произнесла она. – «Александра – слишком длинно, так же как и Леонард, не так ли? Если это, конечно, ваше настоящее имя».
«Может, и настоящее. Так что же ты здесь делаешь, Алек?»
«Иногда мне становиться скучно» – усмехнувшись, ответила она. – «И так уж получилось, что вышивание меня не привлекает».
«Вот как. А не страшно вот так бродить по ночному городу?»
«Я могу за себя постоять».
«Я сильнее тебя».
«Это угроза? Хотели бы что-то сделать – сделали бы уже. Тебя просто гложет любопытство».
«И то верно. Как жаль, что у меня сегодня нет времени. Надеюсь еще встретимся» – бросил я на прощание.
И мы встретились еще раз… А потом еще… Впервые мне кто-то был настолько интересен. Алек… Она была такой необычной. Однажды я случайно заметил, что у нее передо мной долг, как перед победителем в нашем небольшом состязании при первой встрече. Такой обычай действительно иногда ходил в быту. Собственно, я вспомнил его просто так. Она спросила, чего же я хочу. Денег? Я отрицательно махнул головой и сделал задумчивое лицо. Она усмехнулась. А потом сделала то, чего я никак не ожидал: притянула меня к себе и поцеловала. А потом, довольно посмотрев на мое изумленное лицо, засмеялась и воскликнула:
«Теперь в расчете!»
Постепенно мы начали лучше узнавать друг друга. Меня интересовало, где она смогла научиться фехтованию. Оказалось, давным-давно она тайком бегала к одному старому знакомому вояке. Она долго докучала ему, пока бедолага, наконец, не согласился обучать девочку. После этого он ни разу не пожалел о своем решении…
Мы часто встречались и бродили по городу. А когда расставались, я не пытался следить за ней. Это девушка внушала огромное восхищение и уважение, и я не собирался лезть в ее тайны, благо у меня и своих хватало. Однако так сложилось, что я все же узнал о том, кем являлась моя подруга. Случилось так, что я взялся за работу, суть которой была в необходимости выкрасть некое письмо компрометирующего характера у одного лорда. Я незаметно пробрался в кабинет этого аристократа и нашел необходимое. Но тут до меня донеслись шаги, направляющиеся к кабинету, а внизу как раз проходила охрана. Дабы не быть пойманным, я по карнизу перебрался в соседнюю комнату. В комнате было темно. Я уже хотел вздохнуть с облегчением, но тут мне пришлось увернуться от лезвия. Кого же я увидел при свете луны? Моя Алек… На мне был шарф, что закрывал лицо, но первым легким ударом она задела его и он сдвинулся. Теперь ее жгучие черные глаза с удивлением взирали на меня. А я… Я впервые за долгое время растерялся. И сделал то, чего практически никогда не использовал в открытую – применил магию. Простое усыпляющее заклятье.
Это событие оставило сильное впечатление. Но я не мог выбросить ее из головы и однажды, неосознанно, ноги сами меня приносили к старому причалу – месту, где мы часто беседовали и дурачились. Она уже была там – все также одна.
«Какие неожиданные стороны в тебе открылись» – произнесла она.
«Брось, ты всегда знала, чем я занимаюсь» – отмахнулся я.
«Ты знаешь, что я не об этом. Ты ведь маг?»
«Да» – произнес я. – «А если быть точнее оборотень. А ты значит…»
«Да, я дочь лорда» – произнесла она.
Мы молчали.
«И что дальше?» – спросил я.
«Я ничего не говорила о тебе отцу. Да они и не знают, что я что-то знаю. Но, надеюсь, ты больше не полезешь к нам в дом. Я не буду выгораживать тебя в следующий раз».
«Почему сделала это сейчас?»
«Потому что ты, как-никак, стал для меня близким человеком».
«Спасибо. Надеюсь, ты не исчезнешь?»
«Больно много о себе возомнил! Да чтобы я от кого-то бегала! Мечтай!»
«Видимо мне от тебя уже не отвязаться».
И все вернулось в прежнюю колею. Странная мы все-таки была пара. Мы часто спорили, и никто не хотел уступать. Я и не заметил, как все мои мысли стали только о ней. Наверное, впервые я так сильно в кого-то влюбился. И в один прекрасный день я раскрыл свои чувства. Я не был отвергнут, и для нас настали поистине счастливые дни. А еще я все же частенько стал пробираться в ее дом.
В один день я узнал, что лорд хочет выдать свою дочь замуж за одного из младших отпрысков королевского рода. Алек была возмущена: ее мнения никто не спрашивал. Она чувствовала себя словно вещью на торгах. И тогда я предложил ей сбежать, сбежать куда-нибудь далеко, чтобы там спокойно пожениться и жить вдвоем. Она согласилась. Тогда она сказала, что ни за что не останется в доме, где она всего лишь украшение интерьера. Но наши планы расстроились. Кто-то узнал и рассказал обо всем лорду. И в назначенный день меня поймали. Они знали, что я оборотень и били наверняка. А потом, по прихоти этого аристократа, меня заперли в той башне.
Я часто думал: кто же мог это сделать? О нас с Алек знал один человек – Рикхард. Он как-то встретил нас в городе. Он был лекарем у лорда. Но я почему-то не думаю, что это был он. Он просто был совсем другим человеком: всегда предпочитал наблюдение активным действиям. Скорей это был кто-то из прислуги или из подпевал лорда, которые так же случайно могли что-то узнать, а потом все точнее разведать.
Кстати говоря, этот Рикхард остался для меня довольно большой загадкой: он знал то, чего не мог знать обычный человек. Я не сомневаюсь, что это именно он запечатал башню. Но откуда у него были эти знания? А еще у меня такое чувство, что он знал о свойствах башни и о том, что я не умру в ней. Ну да что гадать…
В общем, вот так я оказался в этой башне. Я еще в первый свой день понял, что она полностью блокировала всякое проявление магии. И никто не мог пройти через барьер. В башне было очень много книг, и они стали моим единственным развлечением на долгие годы. Кроме этого я еще научился управлять духом, привязанным к замку. Он пробуждался после наложения печати и именно он, действуя заложенным в нем указаниям, не давал мне умереть с голоду. В итоге я смог управлять им, что во многом облегчило мое существование.
И так все шло своим чередом, пока печать не была разрушена, и я не встретил тебя.

20:04 

Юг и Север. Глава XVI

Глава XVI
Кровь


Я родился в Котенвейли – крупный город на юго-востоке Сола. Проходящий мимо него южный торговый путь обеспечил городу быстрые рост и развитие, а мягкий климат способствовал богатым урожаям. Моя семья жила в небольшом поместье недалеко от города. Рядом с городом, как раз вблизи нашего дома, находился небольшой пояс гор. Он прекрасно защищал наше поместье с запада. Родовой усадьбой мы назвать наш дом не могли – жили мы там только три поколения. Но мы надеялись остаться здесь – это место было нам родным. У нас был весьма неплохой доход – мы владели хлопковыми полями и были его главными поставщиками в городе. Это богатство нас и сгубило. Кто бы знал…
Местные жители знали, кто мы. Из-за этого нас побаивались, но не преследовали. Крестьяне рассуждали просто: раз мы никого не трогаем, то и им нет до нас никакого дела. Собственно, поэтому долгое время мы сосуществовали вполне мирно. Я могу досаждать тебе излишними подробностями, но я боюсь что-нибудь упустить. Я хочу, чтобы ты смог взглянуть на всю картину нашей жизни целиком.
Что ж, теперь, собственно, перейдем к моей семье. Для оборотней наша семья была небольшой. Просто мы всегда тщательно отслеживали за тем, кого впускаем в нашу семью. Главой семьи и альфой тогда была моя мать – Фрида. Прекрасная, гордая, решительная женщина. Правда, иногда она была немного вспыльчивой. Самое главное для нее в жизни была семья. Мой отец, Хайме, был из дворянской семьи с соседней провинции. Магом он не был. Влюбившись в мою мать, он отказался от титула и принял имя нашего рода. Таковы были устои моей семьи, создаваемые с целью во чтобы то ни стало сохранить родовую фамилию, ведь альфами становились независимо от пола. Так что это был вполне разумный обычай.
А знаешь, я ведь не был наследником. У меня была старшая сестра, Зои. Она должна была стать следующей главой семьи. Поэтому ее воспитанию и образованию уделялось очень много внимания. А вот я, стоит признаться, был очень избалованным ребенком. Мне давали значительно больше поблажек, чем моей сестре. Из-за этого мы иногда ссорились с сестрой. Но чаще мы вздорили из-за всяких глупостей. Бывало дрались. Но, несмотря ни что, я любил свою старшею веселую и сильную сестренку, кстати, она была старше всего лишь на три года, а она любила своего младшего братика.
Еще с нами жил младший брат моей матери – Лайл. Вот уж бесшабашный парень. Весельчак и выпивоха. Моя мать часто злилась из-за его выходок. Если быть честным, воспоминания о нем у меня остались расплывчатыми.
Вот в такой обстановке я рос. Мама была строгой и уделяла много времени нашему с сестрой образованию. С папой мы часто бродили по соседним горам. Ну, а дядя брал нас с собой в город. Из-за этого, он, правда, иногда получал нагоняй от мамы, потому что не всегда водил нас в места, предназначенные для детей.
Какое же это счастливое было время, полное обычной мирной жизни и любви. Сейчас мне все чаще кажется, что это все было далеким сладким сном.
Первый удар был нанесен, когда мне было девять лет. Одним зимнем вечером кто-то убил моего дядю. В тот день Лайл ошивался в городе, ночевать он не вернулся. Но никто сильно не беспокоился, с ним это частенько случалось. Незадолго до рассвета моя мать почувствовала боль своего брата. Наш дом всполошился. Нас разбудили и велели никуда не высовываться из дома, пока родители не вернутся домой. После этого мать с отцом пошли искать нашего дядю. Но было уже поздно. И, кажется, моя мать это уже понимала, когда выходила из дома. Мои родители отчаянно пытались добиться правосудия, но виновных так и не нашли, а вернее и не хотели искать. Мол паренек был легкомысленный и вот погиб в какой-нибудь пьяной драке или был прирезан каким-нибудь ревнивым рогатым муженьком. Но ходили совсем иные слухи. Два года до этого в городе поселился один столичный аристократ. Видимо, он чем-то не угодил королю, если ему пожаловали земли так далеко. Собственно, он стал заниматься выращиванием хлопка, но ему было мало того, что у него было. А наша семья стояла у него на пути. Собаки, у которых даже титула не было! Небольшое противостояние конкурентов скоро превратилось в войну. Но благосклонность чиновников была не на нашей стороне, и все из-за предрассудков и зависти! А после убийства Лайла отношения накалились до предела.
Но, несмотря на все это, мы смогли прожить в относительном спокойствии еще несколько лет. Буря разразилась спустя шесть лет, уничтожив все, что мне было дорого.
Я очень хорошо помню тот день, он отчетливо вырезался в моей памяти. Мы с Зои выполняли небольшое поручение в городе. Мы быстро справились с работой и просто гуляли, веселились, поддевали друг друга. Зои… К этому времени она стала очень красивой, привлекательной девушкой. За ней вилась толпа поклонников, но сердце ее было свободным. Многие пытались покорить ее. Чьи-то попытки вызывали умиление, чьи-то были забавны… Но, к сожалению, были и другие. Так уж получилось, что Зои привлекла внимание сына того самого аристократа. Вот уж точно, яблоко от яблони не далеко упало. Этот человек к тому моменту разбил сердце и судьбу уже не одной девушки. Он был недурен собой, да еще и положение… Несчастные легко сдавались. Но моя сестра не была такой глупой дурочкой. Она не принимала ухаживаний этого человека и открыто его презирала.
В тот день так получилось, что я ненадолго оставил сестру. Зачем… зачем я это сделал! Все могло быть по-другому… Когда я шел к нашему оговоренному месту встречи мимо меня прошел этот человек. А за ним отчетливый шлейф запаха… запаха крови… родной крови… ее крови. Предчувствуя беду, я бросился вперед. То, что я увидел… Я никогда этого не забуду. Сестра… моя сестра… милая Зои… Она лежала на земле такая красивая и неподвижная… На ее лице застыло удивление. Как выяснилось, удар был со спины. Кровь… кровь была повсюду. Я упал и дотронулся до еще теплого тела. Я наделся, что еще не все потеряно, но эта была глупая надежда. Дыхания не было и сердце уже не билось. Зои… Наша короткая жизнь проплыла перед моими глазами. Та, с которой я играл и дрался, та, с которой делился радостью и горестями, та, которой рассказывал о своих детских переживаниях и влюбленностях… Все это поглотил мрак…
В тот вечер, когда мы оплакивали наше солнце, пришли они… Они забрали моего отца и обвинили в убийстве этого ублюдка. Конечно! Здесь правосудие постаралось на славу! А вот тому бы человеку, естественно, все бы сошло с рук, не будь он убит. Что значит слово щенка против слова дворянина? А как нас, так всегда пожалуйста. Кто мы? Всего лишь бешенные псы, одним больше, одним меньше… Им было все равно, все равно, что эта тварь заслужила смерти! Хах, а знаешь что? Они ошибались. Мой отец не убивал его… Они наказали невиновного, свалив все на самое очевидное… Но они были близки к истине… Тот, кто подписал окончательный приговор моей семье был я сам…
Моя бездыханная сестра лежала на холодной земле. Из моих глаз лились слезы. Не знаю сколько прошло времени, прежде чем я взял серебряный кинжал, от которого умерла моя сестра. Я встал и пошел. О… Я знал куда иду, и то, что собираюсь сделать. Тот, кто посмел пролить нашу кровь, расплатиться за нее своей… Око за око, зуб за зуб. Виновный умрет. Серебро прожигало руку, но все мои чувства были притуплены. Мне было все равно, что со мной станет потом… В тот день я впервые в жизни пролил чужую кровь. И знаешь… Рука у меня не дрогнула. Я упивался его смертью…
Я не думал о последствиях. Из-за моего безрассудства и несдержанности я, в конце концов, потерял все. Если бы я не стал тогда спешить… Может, мы смогли бы расквитаться с обидчиками и сбежать… Этот человек был бы наказан, а мы бы могли спастись… Бессмысленно гадать, прошлого уже не вернуть.
Так нас осталось двое. Моя мать не смогла оправиться от потрясения. Семья была для нее самым важным жизни… В один момент потерять мужа и дочь… Как альфа, она чувствовала их боль в их последний момент жизни… Она не выдержала. Ее глаза всегда пылали жизнью и энергией, а теперь они стали холодными и пустыми. А я… Я не мог ее поддержать…Я даже глаз поднять на нее не мог. Ведь это я, я собственными руками решил судьбу своего отца и обрек на ад свою мать. Осознавать это было невыносимо больно… Во мне пылала ненависть: я ненавидел аристократа, его гнусного сына, несправедливых чиновников и больше всего – себя. Наш, когда-то наполненный счастьем, дом превратился в дом тоски и призраков ушедших лет. И все чаще мне казалось, что я их слышу.
«Лео, давай я научу тебя как завоевывать сердца девушек. Тебе требуется для этого не так уж много усилий. А с дядиной помощью никто перед тобой не устоит! Только маме не говори, а то она опять будет ругаться, а у нее рука тяжелая…»
«Эй, братик, не отлынивай. Эх, ты такой талантливый, но в тоже время такой нетерпеливый. Давай я покажу как надо…»
«Зои! Лео! Сейчас же прекратите ссору! Вы вообще слышите своего отца? Зои отпусти своего брата, ты его сейчас задушишь! А ты перестань тянуть сестру за волосы, ты все выдерешь! Вы наказаны, о прогулках в ближайшие дни и не мечтайте. И не надо на меня смотреть вот такими умоляющими глазами, я не изменю своего решения…»
Да, дом, наполненный призраками… Только двое из них еще дышали. Но в один день лицо моей матери изменилось. Оно стало таким как раньше, утратило свое безразличие. В этот день она, волнуясь, попросила собрать ей одной травки, которая росла высоко в горах. Я был рад произошедшим улучшениям и, конечно, согласился выполнить пустячную просьбу. Она собрала мне сумку и сказала не торопиться, подольше насладиться дикой природой, глотнуть свежего оздоровительного воздуха. Перед тем как я ушел, она крепко обняла меня и, поцеловав, тихо прошептала:
«Запомни, милый, ты ни в чем ни виноват. Ты всего лишь пытался защитить нас. Я люблю тебя, Лео. А теперь иди».
У меня было плохое предчувствие, но я послушался. Мама… она словно прощалась… Да, лесная свежесть подействовала на меня хорошо. Уныние начало отступать. Когда я вскарабкался по склону горы, я почувствовал сильный подземный толчок. Это было похоже на отголосок землетрясения. Тут у меня подкосились ноги, но вовсе не из-за этого.
Знаешь, как наследуется сила альфы? Это своеобразное перерождение оборотня. Но знаешь, что этому непременно сопутствует? Верно, смерть. И наследник словно переживает ее вместе со своим предшественником. Сердце бешено стучало, в боку разливалась боль. Ощущение, словно жизнь капля за каплей вытекает из тела. И вот возникли образы. Я стою перед нашим опустевшим домом, предо мной люди. Их лица искажены в злобной усмешке. Это охота… А я – зверь, загнанный в угол зверь, раненный и отчаявшийся… Во главе них – он… алчущий и ни во что не ставящий чужие жизни… Ты поплатишься, ответишь за все, как твой сын! Заплатишь за всю кровь, что твоя проклятая семья пролила. За дорого Лайла, за мою дочь, за любимого Хайме. Это будет последнее, что я сделаю. Пускай… Падая в пропасть, я заберу с собой вас. Вы никого больше не заставите страдать… Все оставшиеся силы и жизнь обратятся против них…Земля и огонь обрушатся на виновных. Лео… Лео… Прости меня… Я такая эгоистка… Я бросаю тебя совсем одного… Прости меня… И… Живи… Найди свою дорогу…
Я очнулся рано утром. Я превратился в альфу, но альфу без стаи. Последний из древнего рода… Нет! Нет… Просто одинокий и растерянный подросток…

ater_lupus

главная