ater_lupus
Глава XII
Хищник


Пробуждение Винсента было довольно приятным. Лео нежно ластился к дворянину, периодически покрывая его тело поцелуями.
– Проснулся? – промурлыкал южанин, положив свою голову на его грудь.
– Да. Сколько времени? Я не…
– Никуда пока не опаздываешь, – закончил за Винсента фразу его любовник. – Минут двадцать еще можно поваляться, – потягиваясь, словно довольный жизнью кот, заметил он.
Соскользнувшее одеяло обнажило смуглую кожу.
– Прекрати это, – проворчал Винсент, наблюдая за выгнувшимся Лео.
– Что? – дернул бровью маг.
– Заводить меня, – буркнул Ретэ.
– Ммм… Я настолько неотразим? – коварно улыбнулся солец.
– Возможно. Хочешь комплементов?
– Не отказался бы. Вот только от тебя дождешься. Ты, кажется, только об одном думаешь. Даже сейчас. А еще меня озабоченным называешь!
– А это разве не так?
– Да ты меня постоянно име…
– А ты вечно нарываешься и провоцируешь, – прервал Лео Винсент.
– Да я еще всерьез за это не брался.
– Да ну?
– Вот увидишь.
– Мне уже страшно предположить, что может прийти тебе в голову. Пора вставать.
– Ты слишком много копаешься в бумажках, – недовольно заметил Лео. – Сначала Октавия, теперь Анри. Эта семейка заставляет тебя пахать за троих.
– Тебе напомнить, что эта за «семейка»?
– Подумаешь. Я вот увел невесту у сольского принца.
– За что просидел восемьдесят лет запертым в башне, – усмехнулся Винсент. – Тем более чем быстрее я здесь закончу, тем быстрее мы вернемся домой.
Лео на время замолк.
Эта поездка оказалась весьма неожиданной. В конце последнего зимнего месяца Винсент застал у Октавии ее младшего непризнанного брата. Анри как всегда вальяжно расселся в кресле, деловито обшаривая бумаги и переговариваясь с Октавией. Так Винсент был направлен ревизором в Лакустер – область на западном побережье государства. Причины столь внезапного поручения были тут же разъяснены. Лакустером заправляла семья Предатор – один из древнейших дворянских родов Линеи. С их родовитостью не мог соперничать даже Ретэ, не говоря уже об их состоянии и положении. Однако, как сказал Анри: «…их чрезмерная самостоятельность и… строптивость стали вызывать определенные опасения. Нужно мягко указать на их место, отодвинув на время от власти. Но беспричинно сделать это мы не можем. Необходимо существенное основание для этого действия. И самое простое находится в ведомости многоуважаемой Октавии – казна. Думаю вполне очевидно, что для такого дела нужен проверенный и надежный человек».
Вот так Винсент оказался в западном регионе Линеи. Узнав о предстоящей поездке, Лео не захотел оставаться один в Поларисе и заявил, что поедет вместе с дворянином. Винсент не возражал: когда южанин находился рядом, ему было спокойнее. Анри же этой вести даже обрадовался.
Лакустер представлял собой болотистую, усыпанную большим количеством озер, местность. Что удивительно, несмотря на это, область была густо заселена. Ревизия коснулась лишь трех самых крупных городов Лакустера. Последним в списке значился город Сирени, расположенный на берегу огромного озера Тенебраса.
– Вот теперь точно пора вставать, – вздохнул Винсент.
– Ты устал. Не стоит так напрягаться из-за интриг Анри.
– Не волнуйся, осталось немного. Зато это можно назвать своеобразным расчетом с Элегетти за его помощь в прошлом.
– Знаешь, мне здесь не нравится.
– Почему? – удивился Винсент. – Обыкновенный город.
– Не знаю. Просто – чутье.
– Ну, в таком случае, тем более нужно быстрее закончить здесь все дела.
– Ага, только не переусердствуй.
Провалявшись какое-то время после того, как Винсент ушел, Лео, одевшись попроще, выскользнул на улицу. Маг бродил по узким кварталам города, прислушиваясь к его жизни. Нет, Сирени действительно был самым простым линейским городом, и у Лео не было видимых причин для его неприятия.
Несмотря на то, что уже стоял март, погода была морозной. Оборотень остановился возле берега озера. Под еще достаточно толстым полотном льда скрывались черные пучины вод. И все же Лео не нравилось это место. Это было что-то интуитивное, подсознательное.
Тенобрис долго бродил по городу. К вечеру он заглянул в одну из таверн, где просидел около часа. Перед самым уходом, его заинтересовал один разговор постояльцев, заставивший мага задержаться и невольно прислушаться.
– Слышал о нападении зверя в Ньюте?
– Ага, говорят их растерзали в клочья. Человек на такое не способен.
– Вот только поговаривают, что это и не зверь вовсе. Разве дикие животные решаются забредать так далеко в человеческое селение?
– Если голодны, и не такое бывает.
– Может быть. Только вот полнолуние было.
– Хочешь сказать, у нас завелся оборотень?
– Не исключено. Из неспокойного Сола много всякого люда бежало. А мы не так уж далеки от границы.
– Ох, да ладно. Нас целых две области отделяет, одна из которых Бельюм. А там королевский полк стоит. Только дурак ринется в нашу сторону, когда есть более безопасные пути.
– Все равно, неспроста это было в полнолуние, ой неспроста.
«Интересная мысль, – отметил про себя Лео, выбираясь на улицу. – Предыдущая королевская семья Сола устроила гонения на «необычных соотечественников». Было бы неудивительно, если бы это действительно вызвало волну миграций. Хотя сейчас власть в Соле и сменилась, как бы не пришлось ждать гостей в Поларисе».
Полная луна сияла на звездном небе. Шум, исходящий от праздно шатающейся толпы, начал оставаться позади. Где-то вдали жалобно завыла собака. В этот миг до чутких ушей Лео донеслось тихое утробное рычание. Оборотень прислушался. Это было не похоже на собаку. Казалось, где-то в темных кварталах затаился грозный хищник, вышедший на охоту. Оборотень насторожился. Неведомое животное было где-то рядом, маг чувствовал это, но бежать не собирался. В конце концов, он сам далеко не ручной зверек. И если он хотел бросить ему вызов, Лео с радостью его бы принял.
Неожиданно ночную тишину, воцарившуюся на какое-то время, пронзил истошный крик. Подавшись вперед, Лео оказался на небольшой улочке. В нос ударил отвратительный запах, смешанный с запахом крови. Лео лишь краем глаза уловил метнувшуюся прочь тень и инстинктивно бросился вперед. На земле лежало окровавленное тело женщины. Когда Тенобрис оказался рядом, она, по-видимому, собрав последние силы, вцепилась в его рукав.
– Она…она… – прохрипела жертва. – За мной… приш… она… не человек…
Лео видел глубокие раны от когтей. Кровь была повсюду. Послышался топот ног. Не успев выскочить из улочки, оборотень оказался озарен светом фонарей и факелов.
– Убийца, – раздался чей-то возглас.

***

– Какая приятная встреча.
– Здравствуй, Анри, – усмехнулся Лео, поднимая руки, закованные в кандалы. – Не поможешь?
– А надо? Как по мне, цепи и решетка идеально с тобой сочетаются, – лицо Элегетти озарила гаденькая улыбка.
– Ты же знаешь, что они не могут меня удержать, – поднявшись с каменного пола темницы и подойдя к разделявшей собеседников решетке, ответил Лео. – Ты ведь понимаешь, я здесь по своей воле.
– Нет, Тенобрис. Ты здесь, потому что я вовремя дал тебе совет, – фыркнул Анри.
Лео скривился. Не хотелось признавать, что этот задравший нос дворянин был прав. Окруженной разъяренной толпой, Лео сразу вспомнил беседу с глазу на глаз, случившуюся около месяца назад.
– Лео, позволь дать тебе совет, – произнес Анри, с бокалом вина прислонившийся к стене возле камина и внимательно рассматривающий собеседника, будто видел его впервые.
– Да? И какой же? – усмехнулся оборотень.
– Линея – не Сол. Ты не сможешь вести себя здесь так же, как там.
– Что, прости? – мастерски изобразил удивление маг. – Что ты хочешь этим казать?
– Брось, Тенобрис. Тебе можно было бы поверить, но факты упрямая вещь. Ты уже показал свое истинное лицо в Соле. Признаться, меньшего я от тебя и не ждал, черный волк юга. Или тебе больше нравится то прозвище, что дали тебе люди? А, Багряный принц?
– Раз уж мы знакомы столь длительное время, можешь продолжать величать меня просто Лео, – оскалился маг. – Так что ты все-таки хотел до меня донести?
– Ты знаешь, что я хотел сказать, – сделав глоток вина, ответил Анри. – Ты не можешь использовать в Линее те же методы, что и на своей родине. И причина этого проста – Винсент. У нас в стране пусть и не идеальный, но все же действующий порядок. Если станешь вытворять нечто подобное тому, что позволял себе в Соле – станешь вне закона. Да, ты конечно к этому привык, но как же Винсент? В лучшем случае ты просто бросишь на него тень. Но кого мы обманываем? Это же Винсент! Тот, кто ждал тебя полтора года. Он явно больше не собирается тебя отпускать. Ты потянешь беднягу за собой, лишив его семьи, дома, будущего. Поэтому мой совет прост: прежде, чем решиться на что-то, подумай о том, как это отразиться на влюбленном в тебя по уши дураке. Запомни это, Леонард Тенобрис!
Как бы Лео недолюбливал Элегетти, но не признать в его словах доли истины он не мог. Именно поэтому он уже больше двух суток сидел в затхлой темнице в цепях и кандалах.
– Ты ведь мог сбежать, – усмехнулся Анри.
– Они видели мое лицо, и их было много. Сделай я это, и мое милое личико стало бы украшать плакаты розыска. В конце концов, я решил: убежать, если понадобится, я еще успею, а вот исправить сотворенное не смогу.
– Здравое суждение. Рад, что ты прислушался к моим словам. Ох, как же нам повезло, что над тобой не стали учинять самосуд, зверюга. В такие моменты понимаешь всю прелесть просвещения.
– Как Винсент?
– Сейчас тебя должен волновать не он, – ответил Анри, но встретив взгляд Лео, смилостивился. – С ним все в порядке. Он сразу сообщил о случившемся мне. Хотел тут же броситься к тебе, но я запретил. Вам не стоит здесь пересекаться. Но побеспокойся о себе.
– Я не убивал ее, если ты об этом, – тяжело вздохнул оборотень.
– Я знаю. Что? Это простая логика! Девушку убило нечто клыкасто-когтистое. Если бы ты обратился, то тебя бы застали во всей природной красе, а уж точно не аккуратно одетым и причесанным.
– Как жаль, что не все думают так же, как и ты, – ядовито заметил маг.
– Да, уж поганенько получилось. Это ж надо было – застать на месте преступления именно оборотня! Ох, печаль.
– Мне, кажется, или ты тогда накаркал?
– Ну-ну. Какой же ты все-таки неблагодарный, Тенобрис. Если бы не было Винсента, я бы точно не стал тебя вытаскивать.
– Если бы не было Винсента, у вас бы сейчас была гора трупов, а не моя чудесная персона за решеткой.
– Знаешь, а твое положение все же выправилось. Не интересно, что тебя спасает?
– И что же?
– Моя доброта, конечно. Ну и то, что было еще два убийства. Жертв также разорвали, как и ту женщину. Вернее, даже похуже, в тот раз ты помешал убийце.
– Не может быть. Было ведь не полнолуние!
– Да, несхематично, но, да простят меня убиенные, до чего же вовремя, не находишь? Раз ты все это время находился за решеткой, с тебя вынуждены будут снять обвинения.
– Да… подожди! Хочешь сказать… Нет… Он же не…
– Ты хотел сказать: «Он же не мог этого сделать»? Отчего же замолк? О, наверно ты все же прекрасно понимаешь, что он – мог, еще как мог. Тем более, когда у него есть такие очевидные мотивы. Теперь понимаешь, почему я был столь яро против того, чтобы он тебя навещал. Вытащить одного оборотня – затруднительно. Не хватало, чтобы еще все узнали, что у тебя есть стая.
– Винсент… – Лео медленно сполз по стене и закрыл лицо ладонями.
– Ты прослушал всю мою речь. Это не он, – вздохнул Анри. – Абсолютно точно. У него алиби на время одного из убийств. Он ругался со мной.
Кажется, Анри послышался облегченный вздох.
– А ты все же милый, хоть и зубастик. Не волнуйся. Я велел Винсенту закончить работу и пообещал, что смогу тебя вытащить. Так что не переживай за него. Сейчас он корпит над ведомостями.
– Анри, – поднял голову Лео. – Знаешь, при всем своем уме, ты все же иногда бываешь таким болваном. Какие ведомости? Я сижу здесь больше двое суток. А работы Винсенту оставалось на один размеренный неторопливый день. Как думаешь, как быстро он справился, когда обстоятельства так резко поменялись?
Осознание настигло Элегетти.
– Проклятый трудоголик, – выругался аристократ.
– Когда, говоришь, меня выпустят?
– Сейчас же! – вскрикнул Анри. – Нужно найти твоего приятеля, пока у меня еще больше проблем не появилось. Вот же неугомонные оборотни!

***

Винсент тяжело вздохнул. Как же ему сейчас не хватало его возлюбленного: он бы без труда смог бы разговорить людей, ведь Лео с такой легкостью удавалась завоевывать их расположение, когда ему это было надо.
В конечном итоге Винсент не смог слепо довериться Анри, когда на кону лежала судьба любимого. Он не мог с ним встретиться, узнать все ли с ним в порядке. Неизвестность всегда устрашала Винсента. Иногда в голове пробегала успокаивающая мысль: Лео не простой оборотень, он сильный маг и, если все станет совсем плохо, ему хватит сил для того чтобы выбраться, сбежать. А Винсент сможет его найти, ведь они связанны невидимыми нитями. И где-нибудь, уже в другом месте, они снова обретут дом.
Винсент с отчаянным рвением накинулся на работу. Пока что еще был шанс сохранить свою относительно спокойную жизнь в Линее и дворянин не собирался его терять. В безвыходной ситуации Ретэ мог пойти на сделку. Он выкупил бы свободу южанина ценой выгораживания местных властей. Да, после этого он наверняка лишился бы должности и положения, Октавия никогда бы ему не простила этой выходки, но, в конце концов, эта не такая уж и большая потеря.
Но пока что надежда на более благополучный исход еще была жива. Будь прокляты эти предрассудки к оборотням. Даже после двух убийств, Лео не торопились выпустить на свободу. Каких еще доказательств им не хватает? Нет, Анри должен был помочь, ему это, несомненно, под силу, но что если он лишь сделал вид, что согласился. Ведь, в конце концов, он никогда не любил Лео.
Странная жажда действий обуяла Винсента. Поэтому он уже не первый час носился по городу как одержимый. Итак, первая жертва – не удалась узнать ровным счетом ничего, за что бы можно было зацепиться. Вторая – кое-что есть. Дядя погибшего заявил, что тот перед смертью странно себя вел и постоянно бормотал про то, что зверь на свободе. Значит, парень что-то видел, за что и пострадал. О третьем тоже ничего существенного, так, работал в странствующей труппе циркачей. Расспросы его знакомых ничего не дали. Да, еще какой-то резкий непонятный запах постоянно отвлекал и не давал сосредоточиться. Это сильно раздражало, и Винсент был не сказано рад, когда оказался на улице. Но тут же на душе стало так тоскливо, что захотелось завыть. Второго шанса, что-то разузнать не было – труппа уезжала на закате.
А где-то в темной закрытой комнате в это время состоялся один немаловажный разговор.
– Ты вся дрожишь, – произнес мужчина. – Что такое?
– Этот мужчина… – послышался в ответ дрожащий девичий голос.
– Ты о том, что разнюхивал об убийствах? Не волнуйся о нем, ему ничего неизвестно. Он не опасен.
– Ты не прав. Он оборотень.
– Что? Ты уверена?
– Конечно уверена, Рей! Это чувство, эта дрожь… Такое ни с чем нельзя перепутать. И он совершенно точно почувствовал меня! Ты понимаешь, что это значит?
– Почему он не напал?
– Ох, Рей. Он ведь не только зверь, но и человек. Он дождется удобного момента, чтобы нанести удар. Он не отпустит нас. Их инстинкт, их негласный закон велит уничтожать, таких как я! Они найдут нас и…
– Тогда я нападу первым.
– Рей, это же оборотень!
– Он же не альфа?
– Вроде бы нет. Я не уверена.
– Чудесно. Сейчас не полнолуние, значит, они подчиняются правилам при обращении. А мне нет дела до фаз Луны. Поезжай с труппой, а я разберусь с ним и догоню тебя.
Винсент не успел уйти далеко, как его окликнули. Дворянин с удивлением уставился на мужчину, с которым сухо обменялся несколькими фразами несколькими минутами ранее. Он был высок и худощав. Бледен, острые черты лица. Каштановые волосы были коротко острижены, а черные глаза лихорадочно горели. Весь его вид был какой-то болезненный. Казалось, мужчина страдал малокровием.
– Я хотел бы с вами поговорить, но не здесь, – произнес он. – Это очень важно. Вы должны это знать. Но давайте пройдем в более тихое место.
Винсент понимающе кивнул и последовал за мужчиной. Они прошли пару кварталов и начали спускаться к озеру. За это время мужчина не проронил ни слова и даже не обернулся, чтобы проверить следует ли за ним его спутник. Теперь они шли вдоль пустынного берега Тенебраса. Сейчас под снежным покровом озеро напоминала большую белоснежную равнину.
– Мне, кажется, здесь достаточно пустынно, – нарушил тишину Винсент. – Что вы хотели мне сказать?
– Я знаю, кто убивает людей, – мужчина, все еще стоящий спиной к дворянину, закопошился.
– И кто же убийца? – спросил дворянин, когда в нос резко ударил запах крови.
Слабые красные всполохи, заставили Винсента отступить и инстинктивно потянуться к рукоятке меча. В воздух взметнулась темное облако, принимая очертания звериной формы. Внушительных размеров лев выступил рядом с хозяином. Обнажив огромные клыки, хищник ринулся на свою жертву. Реакция Ретэ была мгновенной. Отскочив в сторону, пропуская зверя, Винсент обнажил клинок. Краем глаза он заметил, что незнакомец, приведший его сюда, стоял уже к нему лицом. По его стиснутому запястью медленно стекала бурая кровь.
– Оружие бесполезно против духа, – усмехнулся мужчина, глядя на обнаженный меч. – Магию победит лишь магия.
– Я так не думаю, – сухо ответил Винсент. – Значит это ты убийца. Кто ты такой? Оборотень? Проклятый зверь? Зачем убивать?
– Как вижу, ты не альфа и даже не гамма, иначе бы знал ответы на свои вопросы. Молодой неопытный обращенный. Как повезло наткнуться на самое слабое звено в стае, – ухмылка мужчины становилась все шире. – Почему я убиваю? Такова моя природа. Они все, за исключением бедного паренька, заслуживали смерти.
– Кем ты себя возомнил?
В этот момент, притихший на время, лев вновь кинулся на дворянина.
– Ну, что-то мы разболтались. Хватит тянуть время, – бросил мужчина.
Винсенту вновь удалось уйти от острых когтей и на этот раз пронзить бок зверя. Не единой капли крови не просочилось из раны. Но зверь замедлился. Недолго думая, дворянин нанес еще несколько ударов. Засиял красный свет и раны исчезли с тела животного.
– Хоть меч и непростой, но все равно бесполезный, – произнес хозяин духа. – Сколько бы ударов ты не наносил, я все равно их залечу.
– Рано или поздно ты выдохнешься, – кинул в ответ Винсент, не отвлекаясь от атакующего духа.
– Ты выдохнешься раньше, – пожал плечами мужчина.
В этот самый момент серебристое лезвие едва не пронзило его. В последний момент Винсента откинула красная вспышка.
– А ты не очень-то и сильный маг, – бросил Винсент, быстро вскакивая на ноги. – Меня и посильнее кидали. Ты быстро устанешь.
В этот раз дворянину пришлось уворачиваться от новой вспышки и атаки льва. Ноги скользили: только сейчас Винсент обнаружил, что поле битвы перенеслось на замершее озеро. Это обстоятельство не радовало дворянина. Он вновь попытался приблизиться к магу, но был отброшен назад двойной атакой. Но такая нагрузка давала о себе знать, маг стал тяжелее дышать. Затягивать было нельзя, иначе оборотень автоматически выигрывал. Поэтому за последующим заклинание раздался треск льда.
В это время Анри едва поспевал за несущимся впереди него оборотнем.
– Эй, ты уверен, что мы идем в правильном направлении? – выкрикнул Элегетти.
– Абсолютно, – ответил Лео.
– Зачем Винсенту спускаться к озеру?
– Откуда я знаю! – взъелся солец. – Помниться в последнее время ты с ним общался почаще меня!
– Знаешь, я, конечно, говорил, что надо бы побыстрее найти Ретэ, – не выдержал Анри. – Но мы летим, словно ты только что сбежал из тюрьмы и за нами гонится вся королевская гвардия. Нет, ну серьезно, зачем так спешить? Боишься след потерять?
– Очень смешно, ты же знаешь, я ищу его не по запаху, – фыркнул Лео. – Я волнуюсь. С ним что-то не так, я это чувствую.
– Что не так? Он с горя решил утопиться?
Лео резко затормозил и гневно взглянул на Элегетти.
– Если такой умный, сам его ищи. Ты для меня сейчас – балласт, – прорычал солец.
– Что-то ты не очень вежлив с человеком, который вытащил твою шкурку на волю. Ты у меня в долгу, запомни это хорошенько, потому что однажды я этим воспользуюсь.
– У меня еще нет проблем с памятью, старичок.
– Весьма оригинально, учитывая тот факт, что я старше Винсента всего лишь на два года.
– Я же говорю – рухлядь. О-о…
– Что-то мне не нравиться твой последний возглас.
– Вот теперь дела плохи. Винсент на грани. Я вперед, а ты догоняй. Иди вдоль берега – не ошибешься.
– Эй, – Анри не успел и слова вставить, как Лео уже умчался вперед. – Проклятые оборотни, чтоб я еще раз с ними связался.
Темная вода сомкнулась над головой. Винсент быстро шел ко дну. Сверху предательски смыкается лед, срастаясь, подчиняясь чужой магией. Тяжесть воды и обжигающий холод. Все движения кажутся такими медленными. Катастрофически не хватает воздуха.
Лео издали заметил фигуру на озере. Но при приближении маг увидел совершенно незнакомого ему человека. Заметив его, мужчина резко повернулся и отступил на несколько шагов.
– Кто ты такой? Что ты сделал с Винсентом?! – раскатисто прорычал Лео.
Инстинкт четко подсказывал, что дворянин где-то рядом с этим местом. Но вокруг было лишь заледеневшее озеро. Но если Винсента нет на его поверхности, значит он…
– О чем вы? – с удивленным видом уставился на оборотня незнакомец. – Я не понимаю, о ком вы говорите. Мне не знакомо это имя. Я всего лишь люблю погулять возле озера.
– Ты врешь! – бешенный всполохи магии вихрем вскружились вокруг сольца. – Я слышу дрожь в твоем голосе, бешеное биение твоего сердца. Как ты посмел напасть на члена моей семьи!
– Ты альфа? – мужчина в ужасе отшатнулся. – Даже если это так, прекрати это. Или ты хочешь, чтобы нас всех поглотила вода?
Тут же выпущенное заклятие пробило сковывающий воду лед, преграждая дорогу для отступления. Гулкий скрежет. Лед начали покрывать огромные трещины, постоянно разраставшиеся.
– В таком случае тебе остается надеяться лишь на свое умение плавать, – оскалился Лео, играючи отбивая вылетевшее в него заклинание.
Рей отчаянно выхватил спрятанный в кармане камушек, стискивая в ладони, до тех пор, пока из свежей раны не начинает течь кровь. Дух его единственная надежда справиться с обезумевшим альфой.
– О, так ты заклинатель? – ухмыляется оборотень. – Или ты всего лишь нашел пойманного духа? Они чудесное оружие, хоть и энергоемкое. Ну, покажи, что ты можешь.
Тень уже начинает принимать звериное очертание, когда из-за дрогнувшего под ногами льда, заветный камешек выскальзывает из рук.
– Как неловко, – усмехается Лео, наблюдая, как его противник пытается уйти с опасного участка и в то же время поймать ускользающее оружие.
В этот самый момент из воды высунулась черная волчья морда. Острые когти цепляются за льдину, заставляя ее еще сильнее трескаться. С трудом животное выбирается на твердую поверхность и тут же, оскалившись, кидается на старого противника.
Лео не вмешивается. Он наблюдает за тем, как волк настигает жертву, как острые клыки смыкаются на шее, как недвижимое тело уходит под воду.
Маг очнулся от забытья лишь, когда влажный нос уткнулся в его ладонь. Винсент терпеливо сидел у его ног. На берегу показался Анри, жестами привлекая к себе внимание.
– Пойдем отсюда, – вздохнул Лео.
Они осторожно, стараясь не свалиться в воду, вернулись на берег, где их ждал Элегетти.
– Ну и кто мне объяснит, что здесь произошло? – вздохнул Анри.
– Не я, – тут же ответил Лео. – Я сам всего не знаю. Подожди, Винсент, – Лео произнес заклинание. – Можешь теперь обратиться, – повелительно закончил он.
Вспышка света и на земле теперь сидел человек, которого солец тут же принялся заботливо укутывать собственным плащом.
– Как? – прохрипел Винсент.
– Я могу создавать искажения, из-за которых создается видимость перекрестка. Правда, с помощью этого заклинания можно обратить лишь своего собрата, а не обратиться самому. Идеально в применении для главы рода, не очень удобно для остальных.
– Почему я обратился там, в озере? – тут же спросил Ретэ.
– Ты был на грани, между жизнью и смертью. И иногда так получается. Но лучше на это не рассчитывать.
– А оборотни могут утонуть? Так просто? – не выдержал Анри.
– Мы не будем это проверять, – фыркнул Лео.
– Что ж не хотелось бы прерывать столь милую беседу, но если продолжим, Винсент рискует превратиться в ледяную статую. Вы кстати болеете? – как ни в чем не бывало, продолжил Элегетти.
– Воспаление легких нам не грозит, – фыркнул маг.
– Но я не могу разгуливать по городу в таком виде, – вставил Винсент.
– Я создам иллюзию, – нашелся Лео. – И будем надеется на то, что нам не попадутся колдуны по дороге.
– Прекрасно, чего же мы ждем, – воодушевился Анри. – Чем быстрее отсюда уберемся, тем быстрее я получу, наконец, объяснения происходящего.
– Не так быстро, – возразил Винсент. – Нужно достать Мики со дна озера, – произнес он и быстрым шагом направился к образовавшимся прорубям.
– Кого? – вскинул брови Анри. – Вы здесь кого-то утопили? Хотя, нет, в этом я не сомневаюсь. Но зачем доставать его труп, я и так этого остолопа ели на волю вытащил.
– Не преувеличивай свои заслуги, – фыркнул Лео. – И Мики – это имя меча.
– Винсент дал имя мечу? – удивился Анри. – Я думал в вашем тандеме только один сумасшедший.
– Ты думаешь, я ненормальный? – возмутился Тенобрис.
– Ну, учитывая твою подозрительность и агрессивность…
– Естественно Винсент не давал мечу имя, – прервал его Лео, наблюдая за тем, как дворянин ныряет в воду. – Просто это необычное и редкое оружие, а имя было присвоено одним из создателей. А озеро очень глубокое? – обеспокоенно спросил Лео.
– Шутишь? Это же Тенеброса. Его еще называют маленьким морем. Естественно оно глубокое, – лекторским тоном произнес Анри.
– Тогда нам стоит присесть.
Солнце уже давно скрылось за горизонтом, когда Винсент, сидя на диванчике в занимаемой им с Лео комнате, наконец, закончил рассказ.
– Знаешь, Тенобрис, ты плохо на него влияешь, – вынес вердикт Анри. – Похоже, в архив добавится еще одно дело, когда убийца официально не был пойман.
– Тем более что его действительно не поймали, – зевнув, заметил Лео.
– Что ты хочешь сказать? – встрепенулся Анри.
– Заклинатель, напавший на Винсента был человеком, необычным, но все же человеком.
– И что? – фыркнул Элегетти.
– А то, что женщину в полнолуние убил не человек. И я прекрасно знаю, что это за тварь, – продолжил солец. – Это был проклятый. Не человек, не зверь. Именно из-за этих существ у оборотней плохая репутация, ведь их часто путают между собой. Проклятый представляет собой человека, на которого когда-то сильным магом было наложено проклятие, именуемое Имодератта. Стоит признать что эти твари, действительно в определенной мере похожи на оборотней: превращение в зверя, регенерация, уязвимость к серебру. Но главное наше отличие: оборотень всегда контролирует свои обращения, и осознает свои действия в облике зверя, в отличие от проклятого. Каждое полнолуние Имодератта заставляет их обращаться и проливать кровь. В обычные дни они тоже не безопасны: сильное волнение также может вызвать превращение. Нет, ничего удивительного, что в такой ситуации проклятые стали естественными врагами оборотней. Встретившись, мы всегда узнаем друг друга. Инстинкт оборотня сразу учует его рядом и заставит избавиться от угрозы. Поэтому проклятые боятся нас сильнее охотников.
– Но зачем заклинателю выгораживать проклятого? – спросил Винсент.
– Кто знает, – пожал плечами Лео. – Маги падки на магических тварей. Любопытство далеко их заводит. Более того, из предсмертных слов убитой выходит, что нападавшая женщина.
– Значит, у нас на свободе бродит убийца-перевертыш женского пола, а тот человек ее защищал, – задумчиво произнес Винсент. – Скорей всего двух последних убил действительно он, потому что проклятой делать это было очень рискованно. Но зачем было повторять ее почерк? Он мог совершить убийство другим способом, у него ведь была возможность, он же маг, в конце концов. И тогда все бы посчитали, что зверь уже пойман.
– Прискорбно заметить, но Винсент, здесь прав, – вздохнул Анри. – Они тебя выгородили, Лео. Интересно зачем? Если им настолько снесло крышу от пролитой крови, что они не хотели отдавать славу, то девчонку нужно поймать как можно скорей. Мало ли куда ее все это заведет.
– Цирк, – заметил Винсент. – Тот мужчина был из цирка. И там мне постоянно что-то отвлекало, странное чувство. Думаю, она там. Это идеальное место для них. Они могли спокойно кочевать из города в город. И так как ни в одном городе они надолго не задерживались, наплыва убийств не было. Соответственно и охоту никто устраивать не будет. Кто знает, как долго они так жили.
– Хорошо, я поговорю с нужными людьми. А вы двое не привлекайте к себе лишнего внимания, – бросил на прощание Анри. – Ну, до скорых встреч, клыкастая гвардия.
Стоило Элегетти исчезнуть из поля зрения, как Лео нагло устроился на коленях у Винсента.
– Не представляешь, как я соскучился, – жарко выдохнул маг. – Да и еще заставил меня сегодня за тебя поволноваться, аристократишка.
– Знаешь, мне кажется, на мне висит рок, – усмехнулся Ретэ.
– Да, и какой же?
– Итак, дайка подумать. Около трех лет назад, на меня напал один Тенобрис, и чуть не утопил в озере. Спустя год на меня кинулся его родственничек с весьма похожей целью. Потом тот случай в парке. Сейчас же мне довелось едва не утонуть в озере, которое имеет тот же корень в названии, что и фамилия вышеназванных персон. Похоже, рано или поздно, меня сгубить нечто начинающееся на «тенобр».
– Как пессимистично, – засмеялся Лео. – Но пусть будет так. Пусть твоя жизнь будет только в моих руках.
– А как же Тенебраса?
– Больше ни на километр тебя к нему не подпущу. Мне не нужны конкуренты.