Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:32 

Глава XVI. Он и она

ater_lupus
Глава XVI
Он и она


Уткнувшись лицом в сырую, намокшую из-за недавно прошедшего дождя, почву, Лина, собрав последние силы, отчаянно попыталась освободить скованные мертвой хваткой руки. Тем временем оборотень, обездвиживший девушку, не повел и глазом на попытки кочевницы вырваться.
– Все, все. Хватит… – брыкнувшись последний раз, взмолилась девушка, тяжело дыша. – Сдаюсь. Я проиграла.
– Браво, – радостно захлопал Лео. – Какое захватывающее зрелище!
– Я смотрю, кому-то здесь очень весело, – с нечитаемым выражением лица ответил Винсент, отпуская поверженную соперницу на свободу. – Как насчет того, чтобы тоже порезвиться в грязи?
– С тобой, Винни, я готов резвиться где угодно, – лучезарно улыбнулся солец.
– Проклятье, – медленно отползая в сторону, выругалась Лина. – У меня тут пара ребер сломаны, а вы флиртуете, как ни в чем не бывало.
– Брось, ты разбила мне губу, – отмахнулся Винсент. – Так что нечего жаловаться. Лучше заняться корнем всего зла.
– Как мило, – продолжал скалиться Лео. – Я получил повышение до мирового зла?
– Да, осталось только утвердить свое господство, – фыркнул дворянин.
– Ну, тогда мне нужны боеспособные солдаты! – воскликнул южанин. – Могу помочь с ранами.
– И какой же в этом смысл? – ответил Винсент. – Зачем использовать исцеляющую магию на существах с такими высокими регенеративными способностями?
– Ну, магию можно и не использовать, – зевнул старший оборотень. – Я могу просто зализать тебе ранку.
Винсент закатил глаза.
– А что, старый дедовский метод, – продолжил Лео. – Проверенный не одной сотней лет…
– Мне ты тоже ранку залижешь? – усмехнулась Лина. – Как насчет одинакового отношения к членам «семьи»?
– Уверена, что ты этого хочешь? Что-то сомневаюсь. Сама, милая. Все сама, – лучезарно улыбнулся Лео. – И на будущее не стоит…
– Все, перерыв окончен, – отрезал Ретэ. – Хватит прохлаждаться. Вернемся к практике, иначе вовек не управимся.
– Вот так и знал, – буркнул Тенобрис. – Не понимаешь ты шуток, аристократишка.
Первое полнолуние Лины прошло несколько дней назад. Со своей животной ипостасью девушка осваивалась значительно быстрее, чем в свое время Винсент: сказывался прошлый опыт. Тем не менее, в обыденной жизни было далеко не все так гладко. Коснуться хотя бы новой работы. Да, Лина не раз выступала перед толпами народа, когда путешествовала вместе с цирковой труппой, но тогда все было несколько иначе, чем сейчас. Для, начала, Лина была акробаткой, и все, что от нее требовалось, это с улыбкой на лице выполнить несколько трюков, пусть и кажущихся невероятными для простого люда, но не представляющимися для девушки сложной задачей. Теперь же ей нужно было играть, передавать эмоции и чувства. Лео не позволял просто спеть песенку, нет, он требовал, чтобы слова, произносимые со сцены, оживали, создавали свой неповторимый красочный мир, пусть всего лишь на мгновение. Все это было ново для Лины. К тому же, из-за постоянной кочевой жизни репертуар цирка мало подвергался изменению, как и выступления Лины. По понятным причинам подобное положение дел в оседлом театре было неприемлемо. Теперь девушке приходилось довольно быстро перестраиваться. Ко всему прочему, большую часть времени веселый и беззаботный Лео, мог на удивление неистово погружаться в подготовку к выступлению. В театре он стал для Лины маленьким персональным деспотом. Он требовал от нее максимальной отдачи и выговаривал за любую фальшь. А так как Лина была новичком, то фразы Тенобриса на подобие «Так не пойдет, это не тронет зрителей», «Эту часть ты должна спеть более воодушевленно, иначе люди не проникнутся», «Старайся лучше, нельзя подводить публику» она слышала достаточно часто. Справедливости ради, кочевница не могла отрицать, что в целом Лео был весьма неплохим наставником, но работать с ним ей было сложно. Зачастую она просто не успевала за ходом мысли распаленного сольца. С другими членами труппы, за исключением одного паренька, который, кажется, невзлюбил девушку с первого взгляда, у Лины в целом сложились довольно мирные деловые отношения.
Дома отношения с Лео входили в мирное русло. Общение с ним становилось достаточно легким и приятным, хоть Лина так и не могла понять странную натуру южанина. Однако и здесь не обошлось без подводных камней, в лице другого обитателя дома.
Кажется, отношения с Винсентом не заладились с самого начала. Первое время дворянин старался свести общение с девушкой к минимуму, держался отстраненно, словно наблюдая за происходящим с определенной дистанции. Но по объективным причинам долго это продолжаться не могло. И при близком рассмотрении у молодого человека вскрылся достаточно тяжелый характер. Винсент оказался очень… придирчивым. Нет, не так. Безумно придирчивым! Замечания посыпались на девушку со всех сторон. Стиль одежды, манера поведения, речи, иногда проскальзываемый пресловутый акцент, вещи положенные не в тех местах – лишь малая часть. И казалось, что с каждым днем их становилось все больше. Лина задумалась над текущим положением дел. Главная проблема на ее взгляд состояла в пропасти между их положением. Винсент – выходец из одной старой аристократической семьи, и она – степная кочевница без роду и племени. Люди из абсолютно разных миров. Лео же в отличие от нее был типичным маргиналом, тем, кто стоял на границе сословий и мог ошиваться в самых различных кругах. Первое время девушка даже надеялась, что он станет мостом между ней и дворянином, но их совместное время препровождение, похоже, раздражало Винсента еще больше.
Оказавшись в тупике, Лина решила для начала попробовать собрать информацию. Лео весело отмахнулся:
– Не обращай внимания, это он так симпатию проявляет, – бросил солец, оставляя девушку в недоумении.
После этого Лина решила немного расспросить своих новых знакомых из театра. Отзывы в целом получились достаточно однообразные.
– Господин Винсент? Дай-ка подумать… Ну, обычно он спокойный и вежливый…
– …он мало говорит. Предпочитает молчать, так что сложно сказать…
– …он определенно внушает уважение. Неловко об этом говорить, но у меня в голове он ассоциируется с благородным рыцарем из тех сказок, что матушка в детстве читала…
– …он довольно учтив с нами, ни смотря на разницу в статусе…
– …он прекраснейший и благороднейший человек! Самый честный и прекрасный. А о его преданности и верности можно слагать саги. Он спас наш театр, несмотря на ужасный остракизм и недоверие, которым подвергался с нашей стороны. Безусловно, мы не заслужили такого рвения и самоотдачи, но ради своего компаньона и друга он способен преодолеть любые преграды…
– Сказать начистоту, не слушала бы ты этих балбесов, – со вздохом посоветовала ей одна актриса. – На самом деле в этом театре никто кроме Лео ничего путного про Винсента тебе не скажет. Этот парень практически никогда не вмешивается напрямую в дела театра. Да и если разобраться, то он просто считает, что не вправе этого делать, ни смотря на то, что является совладельцем. С такими вопросами тебе лучше обратиться к его сослуживцам, а лучше к Лео, конечно, ну или к его друзьям. В крайнем случае, можешь попытать счастье у сестер из книжной лавки. Все же с ними он общался значительно больше, нежели с кем-либо из нас.
Лина еще недостаточно хорошо освоилась в городе, но знакомую лавку нашла достаточно быстро.
– Винсент? Винсент, он скууучный, – протянула Йенни. – Зануда.
– Ты так говоришь, потому что он отказался взять тебя с собой на весенний бал в прошлом году, – усмехнулась Нора.
– Ему все равно не с кем было пойти! Ни себе, ни людям! – надулась старшая сестра. – А вообще про него можно было бы сказать «правильный мальчик», вот только…
– Что? – спросила Лина.
– Когда дело касается Лео, он слетает с катушек, – продолжила Йенни.
– Это слегка грубо, – заметила Нора.
– Скажешь не так, сестренка? Ты же сама видела, что с ним творилось тогда, – игривый тон девушки стал более серьезным. – А еще, если он по-настоящему взбешен – становится страшно. Я до сих пор помню тут клокочущую ярость, когда он чуть не впился в глотку тому глупому мальчишке, да и…
– Думаю это уже личное, – перебила сестру Нора. – Не стоит обсуждать такие вещи.
– Но я до сих пор не могу понять, как наладить с ним отношения, – вздохнула Лина.
– Да, меня слегка удивляет то, что вы не можете найти общий язык, – задумалась Нора. – Винсент достаточно приятный собеседник и друг по интересам.
– У меня есть две теории, – лучезарно улыбнулась Йенни. – Либо ты бесишь Винсента в целом как личность, либо он просто ревнует.
– Ревнует? – вскинула брови Лина.
– Просто Лео так внезапно ввел тебя в «семью», – заметила Карвус. – С его точки зрения определенно есть, о чем беспокоиться.
– Вот как…
– Это всего лишь домыслы, – вставила Нора, следя за реакцией кочевницы. – Не стоит заострять на них внимания.
Все же слова старшей из сестер Карвус оставили заметный отпечаток в мыслях девушки. Если дело в банальной ревности, то нужно просто не провоцировать ее вспышки у дворянина. Но на что именно реагировал Винсент? Что именно его раздражало? Может то количество времени, которое Лина проводит с Лео?Но они работают и живут вместе, сократить общение просто невозможно. Похоже, соглашаться на данный род деятельности было глупостью. Но куда ей, иностранке, было податься? Если она будет болтаться без дела – это явно только ухудшит отношения.
В один прекрасный вечер Лине удалось насладиться блаженной тишиной. Лео куда-то утащил Винсента, оставив девушку в одиночестве. Не то чтобы она была сильно против. Но, к сожалению, ее уединение довольно скоро было потревожено незваным гостем.
Анри.
Как поняла Лина, Элегетти был приятелем Винсента и являлся какой-то важной шишкой. Он изредка появлялся на пороге их дома, как правило, чтобы обсудить что-либо с Ретэ. Винсент был достаточно почтителен и вежлив с гостем, а вот при встрече Анри и Лео обычно начинался обмен язвительными колкостями и замечаниями. Лина, вскоре убедилась, что Элегетти обладал таким же острым языком, как и ее паренос. В тоже время девушка часто ловила устремленный в ее сторону изучающий взгляд Анри. У мужчины было приятное открытое лицо, и в целом он производил располагающее к себе впечатление. Но за все это время Лина обмолвилось с ним лишь парой слов. И это был первый раз, когда она оказалась с ним наедине.
– День добрый, – увидев Лину, обворожительно улыбнулся Анри.
– Господин Элегетти. Здравствуйте, – поклонившись, ответила на приветствие девушка.
– О, не нужно столько формальностей, – замахал руками мужчина. – И вы можете звать меня просто по имени.
– Ах, но как же… – пропуская гостя внутрь, попыталась возразить Лина.
– Не беспокойтесь, – подбадривающее улыбнулся Элегетти. – Просто по имени.
– Хорошо, Анри, – неуверенно согласилась бывшая кочевница.
– Так-то лучше, Лина, – кивнул Анри. – Кроме того, я открою вам одну общеизвестную тайну: у меня нет дворянского титула.
– Не смейтесь надо мной, – нахмурилась Лина.
– Это не шутка. Если не верите мне, можете спросить у Винсента. К слову о…
– Ах, господина Ретэ сейчас нет дома, – спохватилась Лина.
– Вообще-то я хотел поговорить с сольским прохвостом, но подозреваю, что он также отсутствует, не так ли? – вздохнул Анри.
– Да, они ушли вдвоем пару часов назад. Если хотите, можете подождать их здесь.
– Что ж, – достав из кармана часы и взглянув на циферблат, ответил Элегетти. – Думаю, время у нас пока есть.
– Как насчет чашечки чая? – улыбнулась Лина.

***

Анри оказался приятным собеседником. Он с легкостью находил интересные темы для разговора и избегал неловких пауз. Лина и сама не заметила, как расслабилась и стала более открытой. В какой-то момент ей даже показалось, что она разговаривает со старым другом.
– …а потом эти два шалопая, подбросили веселящую траву в костер. Тот праздник в деревне запомнили надолго.
– Похоже, расти среди четырех братьев было весело, – улыбнулся Анри. – Я даже немного завидую.
– Сейчас я удивляюсь, как мы в детстве не свернули себе шеи, – усмехнулась Лина. – А вы должно быть единственный ребенок в семье?
– Нет, – ответил линеец, отложив чайную чашку. – У меня есть два брата и три сестры. Я третий по старшинству.
– Похоже, у нас есть кое-что общее, – обрадовалась девушка.
– Да. Только наши семейные отношения несколько более напряженные, – произнес Анри с едва заметной грустью.
– О, я часто дралась со своими братьями, так что ничего страшного, – попыталась приободрить его Лина.
– Если б мы могли просто подраться… – вздохнул мужчина.
– А? – тон Элегетти обеспокоил девушку.
– Впрочем, сейчас это неважно, – как ни в чем не бывало улыбнулся Анри, развивая легкую тень, пробежавшую по его лицу. – Лучше скажите, как вы обживаетесь на новом месте?
– Ох, это все… так непривычно, – смутилась девушка. – Я привыкла к более скромным условиям. И этот мир чужд мне, но… Но я не та, кто может жаловаться. Ведь лучшей судьбы для меня не сыскать. Едва ли я заслужила такое благословение.
– Благословение? Кто-то называет это проклятьем, – усмехнулся Анри.
– О, что вы, это не так, – замотала головой кочевница. – Уж я-то знаю, что такое настоящее проклятие.
– Вот как, – сузил глаза мужчина. – Впрочем, только вы можете судить, что для вас проклятие, а что дар небес.
– Эмм…
– Что-то не так?
– Можно вас кое о чем спросить? – неуверенно произнесла Лина.
– О чем именно? – заинтересовался Анри.
– Вы хорошо знаете Винсента? То есть, вы ведь давно общаетесь и…
– Я знаком с Винсентом около четырех лет. И все это время у нас было налажено довольно тесное общение. Так, что возможно, я могу утверждать, что знаю Ретэ достаточно хорошо. Впрочем, мой опыт говорит, что все в этом мире относительно. Так что вы хотите знать?
– Понимаете…
Лина рассказала. Рассказала то, что ее тревожило все это время. То, что не давало ей покоя. Когда она все выложила, на мгновение ей показалось, что на душе стало немного легче.
– Вот значит как, – подытожил Анри.
– Поэтому, раз вы давно общаетесь с Винсентом, может вы бы могли дать мне какой-нибудь совет, – голос Лины дрожал от волнения.
– Думаю, мог бы, – улыбнулся Элегетти. – Но можно спросить: а зачем?
– Что? – в глазах девушки отразилось непонимание.
– Зачем тебе налаживать отношения с Винсентом? Он не твой альфа, он такой же член стаи, как и ты.
– Но…
– Не лучше ли потратить свои силы, чтобы углубить свои отношения с Лео?
– Я не понимаю…
– Не понимаешь? Хорошо, я объясню, – голос Анри пронзал холодом. – Сейчас ты находишься внизу иерархии, даже Винсент тебя превосходит. Но все это можно изменить. Ключевым лицом в вашей маленькой «семье» является Лео. И во многом ваше положение зависит от него. Винсент первый обращенный Лео и тот, несомненно, питает к нему определенную привязанность. Но, в отличие от Винсента, у тебя есть одно существенное преимущество. Ты женщина. И ты можешь родить. Если ты соблазнишь Лео и сыграешь на поводу его инстинктов, все изменится. Ваш общий ребенок займет место наследника, вытеснив Винсента, да и ты, будучи супругой альфы и матерью его детей приобретешь более важное значение, чем какой-то первый обращенный. Простой расчет, не правда ли?
– Как… Как вы можете такое говорить?! – Лина не могла отойти от шока. – Разве вы не друг Винсента?!
– Друг. И я забочусь о нем, по-своему, – ответил Анри. – Если ты сможешь увести Лео, это откроет ему глаза на его идеалистическую любовь. Это разобьет ему сердце, но таково уж на вкус горькое лекарство. Не волнуйся о Винсенте, я смогу его утешить. И таким образом, разве все не обернется к лучшему?
В эту секунду щеку Анри обожгло. Не выдержав, Лина залепила мужчине пощечину.
– Я бы… Я бы никогда так не поступила! – воскликнула девушка. – Это предательство!
– Предательство? По отношению к кому?
– По отношению к Винсенту и «семье» в целом! Я никогда не прибегну к столь низким уловкам, чтобы возвысится над кем-то!
– Ты ничего не должна «семье».
– Нет, должна. Они спасли меня, они заботятся обо мне, пускай по-своему, но заботятся.
– Даже Винсент?
– Даже он!
– Вот и ответ.
– Что? – опешив, Лина окончательно потеряла нить разговора.
– Это ответ на твой вопрос, – глаза Анри потеплели, голос оттаял. – Винсент не ненавидит тебя. Это его своеобразное проявление беспокойства и внимания. С теми, кто ему по-настоящему не по душе он, как правило, сух и чересчур формален. Тот факт, что он отчитывает тебя, тратит на тебя свое время, означает, что ему не плевать на тебя. Он пытается помочь тебе.
– Так значит, это не ревность? – обдумывая новую информацию, спросила девушка.
– Ну, врать не стану, ревность отчасти тут тоже замешена, – усмехнулся мужчина. – Но вымещает ее он в большей степени на Лео. Это их личные развлечения, лучше туда не лезть, дороже выйдет.
– И как я могу вам верить, после всего того, что вы мне наговорили? – фыркнула Лина.
– Никак, – продолжая улыбаться, ответил Анри. – Верить мне или нет – решать тебе. Впрочем, если хочешь, могу свести с одним типчиком из казначейства, который знает Винсента даже лучше, чем я.
– Хочу, – уверено произнесла девушка. – Только надеюсь, вы не станете пользоваться ситуацией для грязных целей.
– Ну, что вы, что вы. Что я могу противопоставить оборотню?
– Коварство и расчетливость.
– Оу, вот как вы теперь меня воспринимаете.
– Вы сами так себя продемонстрировали!
– Лучше было промолчать? Впрочем, для себя я выводы сделал, – усмехнулся Анри, поднимаясь. – Увы, на этом закончим. Времени ждать и дальше у меня нет. Насчет нашей будущей встречи я передам весточку, – лучезарно улыбнулся на прощание Элегетти.

***

Письмо от Анри Лине передал Винсент. Не задавая лишних вопросов, он просто молча вручил девушке конверт. Письмо было довольно лаконичным. Немного угловатым почерком было выведено время, название таверны и улицы, на которой она находится.
Вечером девушка выскользнула из дома. Поиск указанного в послании места занял определенное время. Перед девушкой предстало самое обычное, ничем не примечательное заведение. Периодически из двери вываливались шумные гуляки. Недолго думая, Лина вошла внутрь.
Девушка быстро окинула взглядом таверну в поисках знакомого лица. Заметив ее, из дальнего конца помещения замахал Анри. Его лицо, практически также, как и всегда, выражало дружелюбие. Девушка неторопливо стала пробираться в направлении стола, за которым сидел Элегетти и еще один человек. Подойдя к столику, Лина застыла. За столом напротив Анри сидел Винсент.
– Привет, привет, – вскочил Элегетти и шустро усадил ничего непонимающую девушку рядом с собой. – Как насчет выпивки? Тут отличная выпивка и не слишком дорогая, – подмигнул Винсенту Анри.
– Не думаю что… – неуверенно отозвалась Лина.
– Ой, да брось, – нарочито весело воскликнул Анри. – Нам всем не помешает выпить.
– Эмм… – замялась девушка.
– Я принесу, – вздохнул Винсент, вставая.
Когда Ретэ отошел на достаточное расстояние, Лина не выдержала.
– Что происходит? – зашипела она на оставшегося мужчину. – Разве мы не договаривались о другом?!
– Ну, ну, – попытался успокоить девушку Анри. – Я же сказал, что сведу тебя кое с кем из казначейства. Я свое обещание сдержал.
– Ты привел Винсента!
– Кто может знать лучше всех Винсента, как не сам Винсент? – Элегетти растянулся в улыбке до ушей.
– Да, это просто…
Стук стаканов отвлек девушку. Винсент вернулся и, поставив три больших кружки, наполненных пивом, на стол, уселся на прежнее место. За столиком воцарилась неловкая тишина. Анри с удовольствие потягивал принесенный напиток, повисшее напряжение его совершенно не волновало. Лина хлебнула пару раз, но ей казалось, что комок встрял в горле. Винсент не спешил притрагиваться к кружке, предпочитая внимательно наблюдать за происходящим.
– Эх, какие все молчаливые, – осушив половину кружки, воскликнул Анри.
– Просто это ты слишком разговорчивый, – одновременно фыркнули Винсент и Лина.
– Хах, вот это сейчас было забавно, – засмеялся Анри, а затем, отхлебнув еще содержимое свое кружки, продолжил. – Но из-за того, что вы такие неразговорчивые, и произошел весь этот фарс.
– А ты значит теперь в каждой бочке затычка, – скрестив руки на груди, проворчал Винсент.
– Раз уж меня попросила такая прелестная девушка, как я мог отказать, – ответил Анри, осушая кружку до конца. – Ну, мое дело сделано, – поднимаясь, произнес Элегетти. – Только умоляю, не затягивайте в игру в гляделки, это проблему не решит. Поговорите уже нормально, – бросил на прощание мужчина, удаляясь.
Винсент и Лина проводили его фигуру взглядом.
– Не хочется признавать, но отчасти он прав, – вздохнул Ретэ. – Нам нужно поговорить. Пожалуй, я начну. С самого детства мне всегда было сложно сходиться с людьми. И сложно адаптироваться к изменениям. Это всегда было моей слабой стороной. А ты… Ты свалилась, как снег на голову. Честно говоря, я не знал, как на все это реагировать. Мне сложно принимать в свое близкое окружение новых людей. Но я стараюсь.
– По правде, мне тоже все это не привычно и… – слегка запинаясь, начала Лина.
– Не волнуйся ты так, я не укушу, – улыбнулся Винсент. – И прости, я, пожалуй, в последние дни перегнул палку.
– Но ты же хотел, как лучше, так что не стоит извиняться, – немного расслабилась девушка. – Да и против методов я ничего не имею. Просто я хотела бы знать: ты же меня не ненавидишь?
– Можешь успокоиться, ты даже не входишь в первую десятку тех, кто меня раздражает, – усмехнулся дворянин, но затем стал более серьезен. – Но я тебе еще не доверяю, без обид.
– Я понимаю, – кивнула кочевница. – Однако мне кажется, из всех новых людей, которых я встретила за это короткое время, тебе я могу доверять больше прочих.
– Я так сильно похож на простачка? – делая глоток, спросил Винсент.
– О, нет! Это не то, что я имела в виду! – попыталась оправдаться Лина.
– Да, брось. Думаю, выпивка нам сегодня не помешает.
– Да, пожалуй.
– Ах да. Раз у нас сегодня день откровений: увижу поползновения в сторону Лео – голову откушу, – промурлыкал Винсент.
Лина чуть не подавилась пивом от этих слов.
– Этого же не будет? – улыбнулся Винсент.
– Нет, не будет, – ответила девушка, не моргая. – Он вообще не в моем вкусе.
– Только не говори мне, что я в твоем вкусе.
– Прости, но нет. Я вообще не рассматриваю каждого встречного в качестве потенциального партнера! – фыркнула Лина.
– Ладно, ладно, – примирительно поднял руки Винсент.
– А тебе только парни нравятся? – с любопытством спросила девушка.
– До Лео я был влюблен в девушку. Правда это была скорей юношеская влюбленность, но из-за нее я фактически и встретился с Лео. К слову он вообще единственный представитель моего пола, который вызывает у меня такие чувства. Так как насчет тебя?
– Не собираюсь я соблазнять, никого из вас, успокойся, – буркнула Лина.
– Увы, пока не могу.
– А ты довольно прямолинеен. Надо было сразу к тебе подойти.
– Зато у нас сейчас вся ночь впереди.
– И море выпивки.
– И море выпивки…
Следующим утром Винсента кое-как растолкал Лео. Это было впервые, когда дворянин умудрился проспать. За завтраком солец отпускал язвительные комментарии.
– Ты называл меня женушкой, – усмехнулся Лео. – Это ж как надо было нажраться.
Лина, которую сегодня также пришлось будить Лео, тихо прыснула.
– Ты тоже хороша, – фыркнул солец. – Ты называла меня госпожой Ретэ!
– Ты просто злишься, что тебя не пригласили, – ответил Винсент.
– Я не злюсь!
– Злишься.
– В следующий раз можем пойти все вместе, – попыталась разрядить обстановку Лина.
– Пойдем, – кивнул Винсент. – Вот только боюсь, мы разоримся раньше, чем он успеет опьянить.
Лео демонстративно фыркнул.
Лина улыбнулась. Кажется, она начала привыкать.

URL
   

ater_lupus

главная